3

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 

Правовые ситуации, складывающиеся в тех или иных сферах жизнедеятельности российского общества (в данном случае – в сфере труда), можно разделить на несколько основных типов.

Тип 1. Действующие формально-правовые нормы достаточно полны, непротиворечивы и эффективны; неформальные социокультурные нормы с ними согласуются и их поддерживают. В таком случае соблюдение формальных законов и норм (обозначим эту ситуацию 1.1.) однозначно трактуется как законное, правовое и конструктивное, а их нарушение (1.2.) – как противозаконное, неправовое и деструктивное поведение.  Примерами подобного рода неправовых практик в сфере труда сегодня являются: массовые нарушения работодателями условий трудовых договоров; заключение трудовых договоров, не фиксирующих важные условия найма; искусственная задержка работодателями выплат зарплаты в целях финансовой «прокрутки» и присвоения процентов; отказ от оплаты больничных листков и предоставления работникам других узаконенных льгот под угрозой увольнения;  нарушение правовых норм, регулирующих условия увольнения работников и др.

 Тип 2. Формально-правовые нормы полны, непротиворечивы и, в принципе, справедливы, но в массовом сознании укоренены иные социальные нормы, не признающие диктуемых новыми законами ограничений. В такой ситуации строгое исполнение законов, опередивших массовое сознание и реальные практики (2.1), рассматривается большинством граждан как нелегитимное, неправовое,  а их нарушение, неисполнение (2.2) – как справедливое, правовое. Примерами культурно допускаемых нарушений правовых, в принципе, законов, противоречащих неформальным нормам  в сфере труда,  могут служить: нелегальные практики врачей, педагогов, юристов с использованием имущества организаций и фирм; фиктивное оформление на работу лиц, которые фактически работать не собираются, и за которых будут работать другие; разворовывание работниками сырья, материалов, орудий труда, продукции предприятий; большая часть практик работы по устному найму в официальном секторе и др.

Тип 3. Формально-правовые нормы носили и продолжают носить заведомо неправовой характер или устарели и не отвечают новым социальным реалиям, в то время как социокультурные нормы, утвердившиеся в сознании общества, носят модернизационный характер. В этом случае выполнение неправовых или устаревших юридических норм (3.1) выступает как законная, но неправовая и деструктивная практика, а нарушение этих норм (3.2) – как противозаконное, но конструктивное, социально оправданное и потому правовое действие. Типичный пример культурно осуждаемых, но вполне законных трудовых практик (3.1.) - оплата труда продукцией предприятия. Весьма распространенными случаями культурно допускаемых (легитимных) нарушений заведомо устаревших (неэффективных) законов являются взаимовыгодное для нанимателей (физических лиц) и работников выполнение аккордных (строительство, ремонт) и даже регулярных (уборка квартир) работ без оформления, на основе устной договоренности; совмещение статуса безработных с неоформляемой работой, которая скрывается от служб занятости и др.

Тип 4. Формально-правовые нормы неполны, недоработаны, некачественны, противоречивы. Соответственно противоречиво и правовое сознание общества. Представления разных групп и слоев о правовых и неправовых социальных действиях различны. В ситуации полной правовой неопределенности соблюдение одних (формальных и/или социокультурных) норм означает нарушение других (4). Оценка социальных действий как законных или незаконных, правовых или неправовых в такой ситуации в принципе невозможна. Например, утаивание рядом предпринимателей и работников части доходов от налоговых служб, их солидаризация в этом отношении отчасти объясняется несовершенством и несогласованностью налогового законодательства, системы медицинского страхования, пенсионного обеспечения и др.

Тип 5. Из-за отставания (или объективной ограниченности и беспомощности) законодательных органов формально-правовые нормы, призванные регулировать новые (или сохранившиеся в новых условиях) виды социальной деятельности, отсутствуют, в силу чего основным регулятором социальных практик становятся социокультурные нормы, укорененные в общественном опыте. Действия, осуществляемые в соответствии с этими нормами (5.1), воспринимаются обществом как правовые, а нарушающие их (5.2) – как неправовые, нелегитимные, вопрос же о формальной законности этих действий остается открытым. Примерами не регулируемых законом, но культурно осуждаемых практик в сфере труда могут служить:  нарушение работодателями условий найма работников, нанятых на основе устной договоренности; нарушение ранее согласованных условий замещения рабочих мест, прием на работу и должностное продвижение работников по знакомству, за взятки или в обмен на другие услуги, вопреки квалификационным качествам; грубое обращение, притеснение работодателями работников; заведомо несправедливое распределение работы; продвижение «любимцев» и торможение не симпатичных людей, требование от молодых женщин сожительства и т.д. Сюда же следует отнести некачественный труд наемных работников, их безответственное отношение к работе, использование рабочего времени для решения личных дел; выполнение левых работ с использованием оборудования и материалов предприятий и фирм и др.

Из девяти описанных ситуаций однозначно определяются как правовые лишь две – 1.1 и 5.1, а как неправовая – только 1.2. Остальные ситуации носят противоречивый характер и, строго говоря, не могут быть идентифицированы в терминах «правовое – неправовое». Действительно, исходя из чисто юридической концепции, отождествляющей право с законом, неправовыми следует считать практики 2.2, 3.2 и 4, а исходя из либеральной концепции – практики 2.1, 3.1 и 5.2. Столь выраженная неоднозначность границ собственно правовой части нормативного пространства представляет самостоятельную социальную проблему.