2

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 

Неправовые практики: определение понятия

В самом общем виде неправовые практики можно определить как совокупность устойчивых и массовых социальных действий (взаимодействий), связанных с нарушением акторами разных уровней норм права. Однако смысл, вкладываемый разными учеными в понятие нормы права, не однозначен. Согласно чисто юридическому подходу, право отождествляется с законом и конкретизирующими его формально-правовыми нормами. При этом под правовыми нормами понимаются все общеобязательные правила, устанавливаемые государством и охраняемые его силой. Тем самым законотворческой и управленческой деятельности властей априорно придается правовой характер, а гражданам вменяется обязанность безропотно выполнять нормативно-властные предписания, в том числе не основанные даже на видимости права, нарушающие действующие законы, Конституцию и др.

                В отличие от этого, либеральная концепция правопонимания разграничивает понятия права и закона, делит законы на правовые и неправовые, признает нелегитимность неправовых законов; учитывает возможность разного восприятия и оценки одних и тех же законов разными социальными группами в качестве правовых или неправовых [3-7]. Эта концепция предлагает рассматривать право как социальное явление, независимое от воли и произвола законодателя, обладающее  своей собственной природой и базирующееся на собственном принципе. Речь идет о принципе формального равенства, предполагающем свободу индивидов как субъектов права и рассматривающем право – как всеобщий масштаб и равную меру свободы индивидов. «Закон, соответствующий содержанию и смыслу  принципа правового равенства и свободы – это и есть правовой закон (выделено нами – авт.); иначе мы имеем дело с правонарушающим законом, антиправовой «нормативностью» политико-приказных актов» [4, С. 291; 5, С. 33-34]. Исполнение же под принуждением государства закона неправового (например, противоречащего Конституции или нарушающего права и свободы человека и гражданина) определяется как узаконенный произвол [7].

                Проблема реализации права рассматривается здесь не как покорное осуществление гражданами нормативно-властных предписаний, а как перевод «права, которое существует в гражданском обществе независимо от закона, от государства, во властные нормативные структуры». Это предполагает обучение личности, социальной группы, нации, гражданского общества пользованию своими правами, исключение условий неправового, неконтролируемого обществом ограничения прав и свобод, нанесения законодательством ущерба праву [3].

                В современном российском обществе, где элементы и структуры гражданского общества очень слабы, реализация либеральной концепции правопонимания – далекий идеал. Однако у разных групп граждан все равно существуют определенные представления о том, какие социальные действия являются правовыми, а какие – неправовыми. Причем для трансформирующихся обществ в этом отношении характерны особенно глубокие различия между слоями и группами. Массовые представления о правовых (неправовых) законах, нормах, действиях, поступках определяют степень легитимности принимаемых властями законов, постановлений, распоряжений. С точки зрения данной концепции, «…легитимность закона означает положительное отношение к нему членов общества, поддержку его как гражданами, так и юридическими лицами. И наоборот, отрицательное отношение людей к закону, его неприятие означает, что закон не легитимен» [6].

                Критерий легитимности, базирующийся на господствующих правовых представлениях массовых групп, относительно независим от фактического состояния  и качества действующих формально-правовых норм, так как право – не тождественно закону. В периоды радикальных преобразований, когда еще не сложились одобряемые широкими массами образцы (нормы) социальных действий, расхождение между этими феноменами особенно велико. К тому же, в связи с огромной потребностью в новом законодательстве в такие периоды часто издаются законы, недостаточно проработанные, внутренне противоречивые, не согласованные с законами более высокого уровня либо заведомо неисполнимые в данных условиях. Законы же, в которых общество испытывает большую потребность, могут не приниматься годами.

                Из сказанного следует необходимость различать неправовые и противозаконные социальные практики. Под противозаконными практиками мы понимаем совокупность устойчивых и массовых социальных действий (взаимодействий), связанных с нарушением установленным государством законов и подзаконных правовых норм. Как правило, противозаконные практики являются также неправовыми. Но в тех случаях, когда формальные нормы сами носят неправовой, нелегитимный характер, социальные практики, связанные с их нарушением, будучи формально противозаконными, могут восприниматься обществом как обоснованные, справедливые, правовые. С другой стороны, возможны неправовые действия, не связанные с нарушением закона (например, организация властью формально узаконенных, а по существу явно мошеннических залоговых аукционов, или безудержный выпуск необеспеченных ГКО, ставший главной причиной кризиса 1998 г.). Наконец, важные области общественной жизни, нуждающиеся в законодательном регулировании, в силу разных причин нередко оказываются фактически не охваченными законом и регулируются лишь социокультурными нормами, которым часто противостоит прямое насилие. В таких случаях нарушение культурных норм безусловно следует рассматривать как неправовые практики.

                Таким образом, изучение неправовых социальных практик предполагает сравнение реальных практик не только с действующими законами, но и с представлениями граждан о праве и справедливости.

Под трудовыми практиками будем понимать совокупность устойчивых и массовых социальных взаимодействий  (легальных и нелегальных) между работниками и работодателями по поводу найма, выполнения правовых норм и взаимных обязательств в период занятости, а также освобождения рабочих мест (увольнения). Неправовые трудовые практики понимаются нами как совокупность устойчивых и массовых социальных взаимодействий, связанных с нарушением легитимных (т.е. признаваемых большинством общества) законов и других формально-юридических норм, а также укорененных социокультурных традиций, регулирующих отношения труда и занятости граждан.

Типология правовых ситуаций в зависимости от соотношения формальных и неформальных норм

Возникновение неправовых практик может быть следствием ситуаций, различающиеся, во-первых, качеством формально-юридических и социально-культурных норм, во-вторых, степенью их соответствия  друг другу, в-третьих, отношением большинства граждан к юридическим нормам. Как известно, Россия никогда не отличалась высоким качеством законов, строгим контролем их исполнения, высокой законопослушностью граждан. В результате десятилетней трансформации базовых институтов общества, прежде всего – власти и собственности, правовое пространство России оказалось еще более размытым, чем прежде. Действующие формально-юридические нормы (законы, указы, постановления и пр.): во-первых, не охватывают значительной части правовых отношений, оставляя множество «белых пятен»; во-вторых, часто противоречат друг другу; в-третьих, нередко закрепляют отжившие отношения и необоснованно выводят из правового пространства новые прогрессивные начинания; в-четвертых, слишком резко расходятся с нормами, укорененными в национальной культуре, и потому часто рассматриваются гражданами как несправедливые и нелегитимные. К тому же, обстоятельства «смутного времени» благоприятствуют широкому распространению преступности, то есть грубых нарушений вполне правовых, легитимных и достаточно эффективных законов.