КНИГА ЗОМБАРТА О СОЦИАЛИЗМЕ

К оглавлению
1 2 3 4 

О социализме существует необозримая литература; одно перечисление важнейших литературных источников соци­ализма занимает в известном библиографическом сборни­ке Штаммгамера два толстых тома — и однако этот сбор­ник включает в себя только небольшую часть социалисти­ческой литературы. При таком положении дела книги обоб­щающего характера по теории и истории социализма при­обретают особое значение.

В числе таких книг одно из первых мест занимает книга Зомбарта «Социализм и социальное движение». Нельзя сказать, чтобы она открывала новые горизонты в области понимания учений социализма или исторического объяс­нения социалистического движения нашего времени. До­стоинства ее иные. В блестящей художественной форме, на которую Зомбарт такой мастер, она дает сжатую, отчет­ливую и прозрачно-ясную характеристику социализма как общественного движения. Всякий, кто интересуется соци­ализмом, — а кто может им не интересоваться, когда весь мир полон этим именем, — всякий, повторяю, должен познакомиться с этой небольшой, но чрезвычайно содер­жательной книгой. В особенности полезна, прямо неоце­нима она как пособие для самообразования; именно с нее я советовал бы каждому начинать свое знакомство с соци­ализмом.

Но, при своих крупных достоинствах, книга Зомбарта имеет и свои недостатки, на которые я считаю нужным обратить особое внимание читателя, чтобы хотя несколько ослабить их влияние на умы. Дело в том, что, несмотря на свое критическое отношение к марксизму, Зомбарт вполне усвоил у марксизма именно то, что является, в некоторых отношениях, наиболее слабой стороной этого замечательного учения: скептическое, отрицательное отношение к творческой роли сознательной воли и мысли человека в деле создания новых общественных форм. Зомбарт, как и Маркс, склонен рассматривать исторический процесс толь­ко как процесс стихийный, слепой, развивающийся по своим внутренним законам, независимо от наших жела­ний и представлений о нем. Отсюда вытекает отрицание важности положительных построений социализма, отри­цание того, что обычно называют утопическим элементом социализма.

По прочтении книги Зомбарта читатель не узнает, что же такое социализм как положительное учение, как пред­ставление об определенном общественном идеале?

Наш автор нисколько не интересуется, какова конеч­ная цель социализма, какова положительная ценность раз­личных попыток дать построение будущего социалисти­ческого общества, в какой мере осуществим идеал анар­хизма, насколько возможно распределение продуктов в социалистическом обществе на основе обеспечения каж­дому рабочему полной выручки его труда; насколько воз­можно, при господстве социализма, приведение ценнос­тей продуктов в соответствие с их относительными трудо­выми стоимостями и т.д. и т.д.— всех этих проблем для Зомбарта прямо-таки не существует. Для него это не про­блемы, а пустые и внутренне бессодержательные умство­вания относительно того порядка вещей, которого пока нет, и подробностей которого мы пока предвидеть не мо­жем.

Но так ли это? Действительно ли мы ничего не можем предвидеть относительно строя будущего? Утописты были Другого мнения; а кто же создал социалистический идеал, как не они? И если бы не этот идеал, общий и современному социализму, то что давало бы могучему пролетарско­му движению нашего времени право на наименование себя социалистическим? Правда, марксисты, в теории, не интересуются планами будущего строя. Но только в теории; на самом же деле у каждого из них есть то или инее представление об этом будущем строе. Вспомните, какая буря негодования со стороны ортодоксальнейших марксистов, и, прежде всего, со стороны того, кого называют «великим инквизитором марксизма», — Карла Каутского, обрушилась на голову Бернштейна за его дерзновенные слова: «конечная цель движения, как ее обыкновенно понимают, для меня ничто, а само движение — все». Но что же значи­ли эти слова, как не отрицание важности положительного идеала социализма, т. е. то именно, что с такой настойчи­востью провозглашают марксисты? Если, действительно, планами будущего могут заниматься лишь утописты, то зачем марксистам метать гром и молнию на человека, ос­мелившегося сделать неизбежный логический вывод из их собственных теоретических построений?

На самом деле марксисты такие же мечтатели, такие же идеалисты, они также страстно ищут прекрасного, светло­го царства будущего, как и их предшественники — утопис­ты. Своей фразой, хотя она была в полном согласии с марксистской теорией, Бернштейн показал, что он не со­циалист; марксисты же своим негодованием, с которым они отнеслись к этой фразе, показали, что они истинные социалисты; показали, что им дорог идеал социализма, а следовательно — что и они имеют об этом идеале опреде­ленное представление, ибо нельзя любить то, о чем ничего не знаешь.

По отношению к так называемому утопическому соци­ализму (который, на мой взгляд, в некоторых отношениях может с большим основанием претендовать на именова­ние научным, чем так называемый научный, иначе говоря марксистский социализм), Зомбарт стоит вполне на мар­ксистской точке зрения. И потому читатель, по прочтении его книги, остается в недоумении, к чему, собственно, стре­мится социализм и в какой мере его цели осуществимы. И это я считаю основным недостатком данной книги.