ФИЛБИ-СТАРШИЙ, ФИЛБИ-МЛАДШИЙ И ВАХХАБИТЫ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 

Многие занимавшиеся Палестиной английские политики, дипломаты, военные и

разведчики были агрессивными противниками сионизма. Среди них заметное место занимал

сэр Джон Филби-старший, отец знаменитого советского разведчика.

Джон Филби сыграл важную, хотя и мало кому известную роль в истории Ближнего

Востока. Он был одним из создателей Саудовской Аравии.

Филби родился на Цейлоне (ныне Шри-Ланка), работал в британской колониальной

администрации в Индии. Карьера у него не заладилась, и он с удовольствием принял

предложение перебраться в Багдад. Он прибыл туда в разгар Первой мировой войны, в

девятьсот пятнадцатом году.

В Багдаде Филби открыл для себя мир шпионажа. В паутине интриг он чувствовал себя,

как рыба в воде. Он хорошо владел арабским языком и часто переодевался в одежды бедуина.

Как кто-то пошутил, его европейское происхождение выдавало только одно — его ноги были

недостаточно грязными. Джон Филби, выдавая себя за араба, даже побывал в Баку на Первом

съезде народов Востока в сентябре двадцатого года, где было две тысячи делегатов из тридцати

стран.

Филби-старший был неординарной личностью.

Недруги рассказывали о его нетрадиционной сексуальной ориентации. Вернее,

утверждали они, в постели мужчины интересовали его не меньше, чем женщины. Историки

разведки пишут, что, если американские спецслужбы боялись гомосексуалистов как огня, не

доверяли им, потому что их могут шантажировать, то британская разведка, напротив, охотно

принимала таких людей. Это придавало британской разведке дух закрытого мужского клуба —

только для своих.

Англичане и французы поделили арабский мир на сферы влияния. Филби это не

понравилось. Он был сторонником предоставления арабам полной независимости. Еще

большее недовольство у него вызвала декларация Бальфура: он считал, что Англии не стоит

ссориться с арабами ради малочисленных палестинских евреев.

У англичан в Аравии был надежный союзник — хранитель святых мест в Мекке и

Медине, куда стекаются паломники со всего мусульманского мира, шериф Хусейн ибн-Али. Он

принадлежал к династии хашимитов. Хашимиты — потомки Хашима, происходившего из рода,

к которому принадлежал пророк Мухаммад.

В Первую мировую войну Хусейн с помощью британской разведки поднял мятеж против

турецкого владычества. В знак благодарности англичане разрешили ему в шестнадцатом году

превратить провинцию Хиджаз, где когда-то зародился ислам, в самостоятельное королевство.

Пока шериф Хусейн сражался с турками в союзе с англичанами, против него выступил

глава секты ваххабитов Ибн-Сауд Абд аль-Азизи, эмир Неджда.

Выполняя приказ, поступивший из Лондона, осенью семнадцатого года Филби отправился

к Ибн-Сауду, чтобы призвать его к порядку. Но Филби не выполнил приказ. Он вступил в союз

с Ибн-Саудом, и эта дружба имела серьезные политические последствия. Со временем Филби

помог Ибн-Сауду стать королем Саудовской Аравии.

В двадцать первом году Филби был назначен резидентом британской разведки в Аммане,

столице только что созданного эмирата Трансиордания. Эмиром был Абдаллах, сын шерифа

Хусейна. Он сам создал себе небольшое государство, население которого составляло всего

двести тридцать тысяч человек.

Филби помог лидеру ваххабитов Ибн-Сауду в борьбе против шерифа Хусейна,

придерживавшегося куда более умеренных политических и религиозных взглядов. Ибн-Сауд,

опираясь на бедуинские отряды, победил в этой борьбе. В двадцать пятом году его войска

захватили Мекку и Медину. В двадцать седьмом Ибн-Сауд провозгласил себя королем

государства «Хиджаз, Неджд и присоединенные области». С тридцать второго года — это

королевство Саудовская Аравия, где ваххабитский варинт ислама стал официальной религией.

Ваххабизм — это религиозно-политическое течение в суннитском исламе. Оно возникло в

Аравии в середине восемнадцатого века на основе учения Мухаммада абд аль-Ваххаба. Он

говорил о том, что мусульмане отошли от принципов, установленных аллахом, польстившись

на ненужные новшества. Необходимо очистить ислам, вернуться к его изначальным

установлениям.

Ваххабиты, очень набожные люди, ощущают себя гонимым меньшинством. Уже ранних

ваххабитов отличали крайний фанатизм в вопросах веры и экстремизм в борьбе со своими

политическими противниками. Ваххабиты призвали к священной войне против мусульман,

отступивших от принципов раннего ислама. Христиан и иудеев они считают поклонниками

«ложных верований»; тот, кто не принимает ислам, является врагом аллаха и всех правоверных.

В наши дни ваххабизм проник на Северный Кавказ — когда российским мусульманам

разрешили совершать хадж и они стали ездить в Саудовскую Аравию. Потом саудиты сами

стали приезжать на Северный Кавказ. Они привозили с собой деньги на строительство мечетей

и вооружили один из боевых отрядов, который участвовал в чеченской войне. Ваххабизм

превратился в знамя радикалов на российском Северном Кавказе…

Филби-старший стал советником короля Ибн-Сауда по финансовым вопросам. В сорок

пять лет он перешел в ислам, принял имя Абдалла, сделал себе обрезание и, по специальному

распоряжению Ибн-Сауда, получил право иметь четырех жен. Очевидцы утверждают, что

нравы при дворе короля вполне соответствовали вкусам Филби, получившего возможность

вместе со своими новыми друзьями развлекаться в приятной компании наложниц.

На Ближнем Востоке Филби установил партнерские отношения с Алленом Даллесом,

будущим директором ЦРУ.

Даллесы были одной из самых влиятельных семей в Америке. Дядя их по материнской

линии, Роберт Лансинг, был государственным секретарем Соединенных Штатов и создал в

госдепе первое разведывательное подразделение. Джон Фостер Даллес тоже стал

государственным секретарем. Аллен Даллес многие годы руководил разведкой.

В тридцатые годы Аллен Даллес и Джон Филби сошлись во мнениях относительно

ситуации в Палестине.

Филби и его коллеги-разведчики противились переселению евреев в Палестину. Как и

другой британский арабист Томас Эдвард Лоренс, известный больше как Лоренс Аравийский,

он был сторонником создания самостоятельного арабского государства. Иначе говоря,

британская разведка разошлась во взглядах с министерством иностранных дел. Филби считал

Герберта Сэмюэля, верховного комиссара в Палестине, своим врагом. Британские агенты

сыграли свою роль в антиеврейских выступлениях арабского населения.

Братья Даллесы не симпатизировали евреям. Когда их сестра влюбилась в еврея, они

сделали все, чтобы разрушить их отношения. Они настолько преуспели, что ее любимый

человек покончил с собой, а она превратилась в страстную поклонницу Гитлера…

Когда Филби руководил резидентурой британской разведки в Трансиордании, молодой

Аллен Даллес начинал свою разведывательную карьеру в Константинополе. Утверждают, что

именно Филби открыл перед ним запутанный мир арабской политики и что под его влиянием

Даллес пришел к выводу, что от создания еврейского государства Соединенным Штатам

никакого проку не будет. Это только помешает американским нефтяным компаниям вести дела

с арабскими странами.

Доводы братьев Даллесов были услышаны в Вашингтоне, поэтому американская

дипломатия до последнего возражала против появления Израиля на политической карте мира.

В двадцатые годы американская нефтяная компания «Галф ойл» начала разработки

месторождений в Бахрейне, потом перешла на более богатые нефтяные поля Кувейта. А в

Бахрейне обосновалась компания «Стандарт ойл оф Калифорния».

Джон Филби привел «Стандарт ойл оф Калифорния» в Саудовскую Аравию, объяснив

королю Ибн-Сауду, что американские нефтяники наполнят королевскую казну. Для

эксплуатации гигантских нефтяных полей Саудовской Аравии образовали

«Арабо-американскую нефтяную компанию» («Арамко»).

Филби не забыл и о себе, американские нефтяники щедро вознаградили посредника,

открывшего им путь к саудовским подземным кладовым. С тридцать третьего года Филби

получал ежемесячную зарплату в тысячу долларов от американской нефтяной компании, а

когда через пять лет пошла нефть, ему вручили первый крупный бонус в двадцать пять тысяч

долларов (по тем временам — очень большие деньги).

Джон Филби оказался в центре интриги вокруг поставок саудовской нефти Гитлеру.

Ибн-Сауд обещал нацистским эмиссарам поставлять нефть через Испанию, когда там победит

Франко и сбросит коммунистов в море.

Но об этом узнали в Москве — через сына Филби.

Ким Филби, уже завербованный советской разведкой, приехал в Испанию, в

расположение войск Франко, в качестве военного корреспондента «Таймс». Франкисты

приняли сына Джона Филби с уважением. От отца он и узнал о нефтяных переговорах. Но

Сталин вовсе не хотел, чтобы Гитлер получал ближневосточную нефть. Поэтому было сделано

все, чтобы предать факт переговоров саудитов и нацистов гласности и тем самым сорвать

сделку.

Как только Джон Филби оказался в родной Англии, его арестовали по обвинению в

контактах с врагом. Впрочем, старые связи в спецслужбах помогли ему через четыре месяца

выйти на свободу.

Не подозревая, что тюрьмой он обязан сыну, Джон Филби помог Киму поступить в

британскую разведку.

Окончательное решение зависело от заместителя начальника МИ-6, британской разведки,

Валентайна Вивьена, который, как и Филби-старший, прежде работал в Индии. Он пригласил

отца и сына Филби пообедать. Когда Ким вышел в туалет, Вивьен по-дружески осведомился у

его отца:

— В Кембридже он действительно был с коммунистами?

— Школьные шалости, — отмахнулся Филби-старший. — Все в прошлом. Он стал другим

человеком.

Валентайн Вивьен взял Кима Филби в разведку.

После смерти Ибн-Сауда королем Саудовской Аравии стал принц Сауд, который

предпочитал наслаждаться жизнью больше, чем заниматься политикой. Джон Филби страшно

на него обиделся. Кончилось это тем, что через полтора года после смерти его друга — короля,

в апреле пятьдесят пятого, Филби изгнали из страны.

Его сын однажды посетил отца.

«Ни тогда, ни позже, — вспоминал Ким Филби, — у меня не возникало ни малейшего

желания последовать его примеру. Бескрайние просторы, чистое ночное небо и прочие

прелести хороши лишь в небольших дозах. Провести жизнь в стране с величественной, но

совсем не обаятельной природой и среди людей, лишенных и обаяния, и величественности, я

считал неприемлемым. Невежество и надменность — плохая комбинация, а у жителей

Саудовской Аравии и того, и другого предостаточно».

Филби-отец обосновался в Бейруте. В августе пятьдесят шестого Ким Филби тоже

появился в столице Ливана в роли корреспондента. Он потерял свой пост в разведке после

бегства его друзей и соратников Гая Берджеса и Дональда Маклина в Советский Союз в

пятьдесят первом году.

Возможно, впервые отец и сын были вместе. Филби-старший занял сторону Насера и

писал в его поддержку статьи. Ким докладывал о ситуации на Ближнем Востоке в Москву.

Филби-старший помирился с саудитами и вернулся в Эр-Рияд, но приезжал в Бейрут

повидать сына. Здесь он и скончался в сентябре шестидесятого года.