МАЙСКИЙ И ВЕЙЦМАН

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 

И вот к Ивану Михайловичу Майскому третьего февраля сорок первого года пришел

необычный гость — Хаим Вейцман. Вообще говоря, он был ученым-химиком с мировым

именем. Но к советскому послу он обратился в ином качестве.

В двадцатом году Вейцмана избрали главой Всемирной сионистской организации.

Вейцман появился на свет в небольшом городке на границе Белоруссии, Литвы и Польши

как подданный Российской империи. Он не забыл русский язык. Советским дипломатам он с

удовольствием рассказывал, как во время Генуэзской конференции весной двадцать второго

года его приняли за Ленина.

«На днях, — писал Майский в Москву, — у меня был неожиданный гость: известный

лидер сионизма доктор Вейцман. Высокий, немолодой, элегантно одетый джентльмен с

бледно-желтым отливом кожи и большой лысиной… Прекрасно говорит по-русски, хотя

выехал из России сорок пять лет назад.

Пришел Вейцман по такому делу: Палестине сейчас некуда вывозить свои апельсины, не

возьмет ли их СССР в обмен на меха? Меха можно было бы хорошо сбывать через еврейские

фирмы в Америке.

Я ответил Вейману, что с ходу ничего не могу сказать определенного, но обещал навести

справки. В порядке предварительном, однако, заметил, что палестинским евреям не следует

обольщаться особыми надеждами: фрукты мы, как общее правило, из-за границы не ввозим.

Так оно и оказалось. Москва отнеслась к предложению Вейцмана отрицательно, о чем я его

сегодня уведомил письмом.

Однако в связи с разговором об апельсинах Вейцман коснулся вообще палестинских дел.

Больше того: он повел речь о положении и перспективах мирового еврейства. Настроен

Вейцман крайне пессимистически.

Всего, по его расчетам, сейчас имеется на свете евреев около семнадцати миллионов. Из

них десять-одиннадцать миллионов находятся в сравнительно сносных условиях: по крайней

мере им не угрожает физическое истребление. Это евреи, проживающие в США, Британской

империи и СССР…

— О чем я не могу думать без ужаса, — так это судьба тех шести-семи миллионов евреев,

которые живут в Центральной и Юго-Восточной Европе: в Германии, Австрии, Чехословакии,

на Балканах и особенно в Польше. Что с ними будет? Куда они пойдут?

Вейцман глубоко вздохнул и прибавил:

— Если войну выиграет Германия, все они просто погибнут. Впрочем, я не верю в победу

Германии. Но если войну даже выиграет Англия, что тогда?

И тут Вейцман стал излагать свои опасения.

Англичане не любят евреев, особенно их не любят английские колониальные

администраторы. Это особенно заметно в Палестине, где живут и евреи, и арабы. Британские

«высокие комиссары» безусловно предпочитают арабов евреям.

Английский колониальный администратор обычно проходит школу в таких британских

владениях, как Нигерия, Судан, Родезия. Все просто, несложно, спокойно. Никаких серьезных

проблем, и никаких претензий со стороны управляемых. Это нравится английскому

администратору, и он к этому привыкает. А в Палестине?

Здесь, — оживляясь, продолжал Вейцман, — на такой программе далеко не уедешь. Здесь

есть большие и сложные проблемы. Правда, палестинские арабы являются привычными для

администратора подопытными кроликами, но зато евреи его приводят в отчаяние. Они всем

недовольны, они ставят вопросы, они требуют ответов, подчас нелегких ответов.

Администратор начинает сердиться…

Это окончательно настраивает администратора против евреев, и он начинает хвалить

арабов. То ли дело с ними! Ничего не хотят и ничем не беспокоят…»

Майский отправил в Москву подробный и эмоциональный (не характерный для

дипломата) отчет о беседе.

Неудивительно, что у советского посла остались наилучшие воспоминания о визите

Вейцмана. Президент Всемирной сионистской организации производил сильнейшее

впечатление на своих собеседников. В определенной степени еврейское государство появилось

на свет благодаря прирожденному умению Вейцмана убеждать.

Принято считать, что Израиль был создан западными державами после Второй мировой

войны. В какой-то степени это можно считать компенсацией за убийства нацистами шести

миллионов евреев. Кроме того, многие западные политики, набожные христиане,

руководствовались романтически-религиозными представлениями — описанное в библии

возвращение евреев в Палестину должно совершиться. Нельзя сбрасывать со счетов и

внутриполитические соображения — избирателей-евреев в Соединенных Штатах было

достаточно много, чтобы повлиять на исход президентских выборов.

Во время войны об уничтожении евреев практически не писали. А рассказы о концлагерях

воспринимались как слишком большое преувеличение: такого не может быть.

Когда в тридцатые годы бежавшие из нацистской Германии люди пытались объяснить

происходящее там американским бизнесменам, те не понимали, чего от них хотят:

— В Германии все неплохо. Улицы чистые, на улицах спокойно. Закон и порядок.

Никаких забастовок, никаких профсоюзов, от которых одни неприятности. Никаких агитаторов.

В сорок третьем году, в разгар войны, беженец из Германии попал к члену Верховного

суда Соединенных Штатов Феликсу Франкфуртеру. Он хотел рассказать видному американцу о

концлагерях, об уничтожении евреев. Выслушав его, Франкфуртер, сам еврей, скептически

покачал головой:

— Я вижу, что вы считаете все это правдой. Но я просто не могу в это поверить.

Конечно, западный мир ужаснулся в сорок пятом, когда стали известны масштабы

гитлеровских преступлений. Многие европейцы и американцы искренне симпатизировали и

сочувствовали евреям, которые после разгрома нацистской Германии не знали, куда им

деваться.

Европейские евреи, немецкие, польские, румынские, не могли и не хотели возвращаться

туда, откуда их изгнали, и жить среди тех, кто убивал их родных и близких, кто отправлял их в

концлагеря и грабил их дома, кто радовался их несчастью…

Но создание еврейского государства зависело не от настроений либеральной

общественности. Судьбу Палестины и палестинских евреев решали американские и британские

политики, абсолютное большинство которых возражало против появления Израиля. Еврейское

государство не появилось бы, если бы не Сталин…