ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. СИОНИСТЫ СТАНОВЯТСЯ ДРУЗЬЯМИ МОСКВЫ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 

Каким образом Иван Михайлович Майский все еще оставался послом в Англии, было

загадкой. И прежде всего для резидента наркомата госбезопасности, который имел

возможность познакомиться с анкетой посла. Резидент, в чьи обязанности входило

присматривать за дипломатами, должно быть, не раз задавался вопросом: почему товарищ

Сталин терпит этого Майского на столь ответственном посту?

В профессиональных качествах посла сомнений не возникало — прекрасно знает Англию,

говорит на нескольких иностранных языках, широко образован, знаком со всеми, кто

определяет британскую политику… Но анкета! Его политическое прошлое!

Мало того что Иван Майский был некогда меньшевиком, хотя и этого достаточно, чтобы

пойти по пятьдесят восьмой статье прямехонько на Колыму. Но и это не главное: в

Гражданскую войну он просто был на стороне врагов советской власти.

Настоящая фамилия Майского — Ляховецкий. В девятьсот втором году его исключили из

Санкт-Петербургского университета за участие в социал-демократических кружках и выслали в

Сибирь. Он присоединился к меньшевикам, участвовал в первой русской революции. В

девятьсот шестом году его вновь арестовали и вновь выслали в Сибирь. В девятьсот восьмом он

уехал за границу.

Время на чужбине Иван Михайлович провел с пользой. В двенадцатом году окончил

экономический факультет Мюнхенского университета. Потом перебрался в Лондон. Здесь он

познакомился с Максимом Максимовичем Литвиновым, будущим наркомом иностранных дел.

В Лондоне Литвинов ведал финансовыми делами партии. Он стал ее кассиром, причем

очень скупым. Потом он занялся куда более увлекательным, зато и более опасным делом —

транспортировкой оружия в Россию. Хорошее отношение Литвинова спасло Майскому жизнь.

После революции Иван Михайлович остался с меньшевиками, был избран в состав ЦК.

Он принял участие в последней попытке сохранить на территории России демократическое

устройство.

Некоторое количество членов разогнанного большевиками Учредительного собрания

собрались в Самаре. Вначале их было всего пять человек, в основном депутаты от Самарской

губернии, но они прилагали все усилия, чтобы собрать в городе всех депутатов Учредительного

собрания и возобновить работу единственного законно избранного органа власти. Им удалось

доставить в Самару около ста депутатов.

Они исходили из того, что правление большевиков приведет либо к восстановлению

монархии, либо к немецкой оккупации всей России, и решили установить настоящее

демократическое, республиканское правление.

Они образовали Комитет членов Учредительного собрания, который вошел в историю как

Самарский Комуч.

В августе восемнадцатого года в Самару приехал Майский.

— Витрины магазинов были полны всевозможными товарами, являя резкий контраст с

товарной пустотой, зиявшей в то время в московских магазинах. Вся картина города носила

хорошо знакомый, привычный, «старый» характер, еще не нарушенный горячим дыханием

социалистической революции. И это невольно ласкало наш глаз, глаз противников советского

режима.

Высшего пункта наше настроение достигло, когда мы пришли на рынок. Эти горы белого

хлеба, свободно продававшегося в ларях и на телегах, это изобилие мяса, битой птицы, овощей,

масла, сала и всяких иных продовольственных прелестей нас совершенно ошеломило. После

Москвы самарский рынок казался какой-то сказкой из «Тысячи и одной ночи». Причем цены на

продукты были сравнительно умеренны».

Иван Михайлович стал управляющим ведомством труда (фактически министром) в

самарском Комитете членов Учредительного собрания.

Самое удивительное, что Майскому это сошло с рук! В двадцать первом году он, оценив

реальность, присоединился к большевикам. В двадцать втором заместитель наркома Литвинов

поставил его заведовать отделом печати наркоминдела.

В мае двадцать пятого года Литвинов отправил Майского в Лондон советником

полномочного представительства по делам печати. Летом двадцать седьмого Англия разорвала

отношения с Советским Союзом, дипломатам пришлось вернуться домой. Майский два года

был советником в полпредстве в Японии, еще три года — полпредом в Финляндии.

В октябре тридцать второго года он вновь прибыл в Лондон уже в роли полпреда и

оставался на этом посту больше десяти лет. В сорок первом году Сталин сделал его кандидатом

в члены ЦК партии.

Все эти годы Майского именовали полпредом — эта должность дипломатического

представителя РСФСР была установлена декретом Совнаркома четвертого июня

восемнадцатого года. Указом президиума Верховного Совета СССР от девятого мая сорок

первого года был введен ранг «чрезвычайного и полномочного посла». Теперь к Майскому

обращались так же, как и ко всем другим послам, аккредитованным в Лондоне.