ЧЕЧНЯ, ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ И КИТАЙ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 

Китай — единственная крупная страна, отношения с которой у Рос_

сии однозначно укрепились в результате обеих чеченских кампаний и

кризисов в Центральной Азии. Пекин безоговорочно поддержал по_

литику Москвы в чеченском вопросе и сделал шаг к квазисоюзниче_

ским отношениям в Центральной Азии.

С точки зрения руководства КНР в чеченском конфликте речь идет

прежде всего о защите принципа территориальной целостности. Ки_

тай сталкивается с аналогичными проблемами на собственной пери_

ферии, в частности в Тибете, но основная параллель, которую усмат_

ривает китайское руководство, пролегает между Чечней и Тайванем.

Этот вопрос связан с другим принципом — законности неограничен_

ного применения силы для восстановления территориальной целост_

ности государства. Поддерживая силовые действия Москвы против

чеченских сепаратистов вербально, Пекин рассчитывает на практиче_

скую помощь России в случае конфликта в Тайваньском проливе. Ки_

тайские закупки вооружения в России в основном связаны с наращи_

ванием боевых возможностей Народно_освободительной армии Китая

на тайваньском направлении. Для Пекина крайне важно, чтобы в слу_

чае начала военных действий Москва не прекратила поставки Китаю

вооружений и запчастей.

Настаивая на законности фактически неограниченного применения

силы для «воссоединения родины», Китай, как и Россия в Чечне, кате_

горически отвергает вмешательство иностранных государств в свои

внутренние дела. Речь идет о противодействии попыткам США и их

союзников реализовывать на практике принципы международного гу_

манитарного права и тем самым ограничить суверенитет государства.

Значение Чечни в этом контексте преимущественно символическое.

Вооруженный конфликт на Северном Кавказе носит локальный харак_

тер, его расширение маловероятно, а непосредственное участие круп_

ных держав практически исключено. Напротив, конфликт между ма_

териковым Китаем и Тайванем, если он когда_либо произойдет, с боль_

шой вероятностью примет по крайней мере региональные масштабы,

а в худшем случае может привести к прямому столкновению между КНР

и США.

Вторжения вооруженных боевиков в Киргизию и Узбекистан в 1999 и

2000 гг. встревожили Китай, поскольку радикальные исламские силы,

организовавшие эти рейды, поддерживают мусульманских сепарати_

стов в Синьцзян_Уйгурском автономном районе (иначе говоря, в Вос_

точном Туркестане). Китайские службы безопасности и армия в тече_

ние ряда лет стремятся искоренить здесь сепаратизм, но не смогли до_

биться решающего успеха. Дестабилизация обстановки в Центральной

Азии, не говоря уже о приходе исламских радикалов к власти где_либо

в регионе, сделают достижение успеха вообще невозможным. Ради пре_

дотвращения такого варианта развития обстановки Пекин готов, от_

казываясь от традиционной изоляционистской политики, идти на тес_

ное сотрудничество с соседями.

Обострение ситуации в Центральной Азии привело к двум важней_

шим результатам. Во_первых, Россия и КНР вступили в квазисоюзни_

ческие отношения для противодействия дальнейшей дестабилизации

региона. Шанхайский форум, созданный в 1996 г. как ассоциация со_

седей по обе стороны бывшей советско_китайской границы с целью

урегулирования пограничных споров и укрепления взаимного доверия,

постепенно превращается в региональное объединение со своими ин_

ститутами и механизмами. В 2001 г. форум был переименован в Шан_

хайскую организацию сотрудничества (ШОС), в 2002 г. был принят ее

устав.

Во_вторых, хотя неформальными лидерами ШОС на паритетных

началах являются Россия и Китай, деятельность организации факти_

чески способствует усилению вовлеченности КНР в центрально_ази_

атские проблемы и существенно повышает роль Пекина в регионе.

Китай настаивает на скорейшей институционализации ШОС и рас_

сматривает возможность своего участия в различных «антитеррористи_

ческих» учениях и акциях на территории бывших советских респуб_

лик. В долгосрочном и даже среднесрочном плане «шанхайский про_

цесс» ведет к постепенному «дружественному» замещению российского

влияния в Центральной Азии влиянием Китая. Эта задача усложняет_

ся тем, что с осени 2001 г. США превратились в региональную цен_

трально_азиатскую державу — наряду с Россией и КНР.