ГЕНЕЗИС «ЮЖНОЙ» ПОЛИТИКИ МОСКВЫ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 

Прежде чем анализировать влияние Чеченской войны на «южную»

политику России, необходимо дать краткий обзор генезиса самой этой

политики. Когда в 50—80_е годы Советский Союз активно соперничал

с США за влияние на Арабском Востоке, Кавказ и Средняя Азия вы_

ступали в качестве рекламной витрины и одновременно тыловой базы

советской политики в регионе. Главная цель этой политики заключа_

лась в том, чтобы приобрести в лице радикальных арабских режимов

активных союзников в противостоянии с «мировым империализмом и

его агентом на Ближнем Востоке — сионизмом». Традиции этого под_

хода до сих пор живы в сознании части российского истеблишмента.

Именно на них, в частности, опиралась во второй половине 90_х годов

политика формирования «многополярного мира».

Иранская революция 1978 г. заставила Москву впервые со времен

разгрома феодальной антисоветской оппозиции в Туркестане (басма_

чества) обратить серьезное внимание на социально_политические про_

цессы и этнорелигиозную ситуацию в мусульманских республиках

СССР. Впрочем, проделанный тогда анализ развития обстановки ока_

зался неглубоким, а выводы — самонадеянными. Многим казалось, что

Советский Союз даже перешел в контрнаступление, поддержав лево_