ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ИТОГИ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 

Как первая, так и вторая чеченские кампании дали толчок реоргани_

зации российских вооруженных сил, оптимизации их структуры. Вто_

рая кампания привела к повышению интереса к армии со стороны выс_

шей российской власти, что выразилось, в частности, в существенном

росте военных расходов. Вместе с тем ни новые импульсы, ни дополни_

тельные средства не привели к началу глубокой военной реформы.

Если пытаться оценить результаты двух чеченских кампаний, поль_

зуясь разработанной российскими военными специалистами методи_

кой 127, можно прийти к следующим выводам.

По степени достижения политических целей первая кампания окон_

чилась полной неудачей. Вторая породила иллюзию эффективности

преимущественно военного решения проблемы безопасности России

на южном направлении. Затягивание войны, однако, заставляет ис_

кать политические пути решения конфликта — или согласиться с тем,

что Чечня на длительную перспективу останется районом ведения бое_

вых действий различной степени интенсивности.

Морально_политическое состояние российских войск в период пер_

вой кампании свидетельствовало о глубокой степени разложения во_

енной организации страны. Во второй кампании власти попытались

задействовать психологический фактор (оборона от агрессии и после_

дующий разгром противника) для повышения престижа армии в об_

ществе и укрепления государственнических тенденций в политической

жизни. В то же время в отсутствие серьезных внутренних преобразова_

ний в военной организации психологический климат в войсках на Се_

верном Кавказе и вооруженных силах в целом остается тяжелым. Че_

ченская война продолжает быть прибыльным предприятием для мно_

гих ее участников с обеих сторон.

Как первая, так и вторая чеченские кампании привели к значитель_

ным потерям с российской стороны, которые, однако, оставались су_

щественно ниже критических с точки зрения реакции на них общест_

ва. Но существование призывной системы комплектования силовых

структур, а также практика командирования в Чечню милицейских

подразделений со всей России способствуют превращению локально_

го конфликта в общенациональную проблему. Непрекращающиеся

потери без ясной перспективы мирного урегулирования вызывают в

обществе чувство усталости от войны и могут стать катализатором ан_

тивоенного протестного движения.

Федеральные силы оказались способны выполнить поставленную

перед ними задачу во второй кампании, в которой политическое руко_

водство предоставило им карт_бланш. В ходе первой кампании степень

некомпетентного вмешательства со стороны политического руково_

дства в ход боевых действий была такова, что ответственность за не_

удачу Кремль должен принять в основном на свой счет. Тем не менее в

результате перехода сепаратистов к тактике партизанско_диверсион_

ной войны Россия контролирует лишь часть территории Чечни, но и

там контроль остается эфемерным.

Затраты на ведение Чеченской войны и в первую, и во вторую кам_

пании оставались посильными для федерального бюджета. Потребно_

сти восстановления разрушенного, однако, явно превышают налич_

ные возможности. Кроме того, соревнование между властями и боеви_

ками в строительстве объектов и их последующем разрушении ведется

в крайне невыгодных для России условиях. Чеченская война стала ис_

точником многочисленных финансовых злоупотреблений и преступ_

лений, способствовала распространению коррупции среди граждан_

ской и военной бюрократии.

Война велась в основном устаревшим оружием. У российского ко_

мандования было много тяжелого вооружения, но не было ни средств

на закупку высокоточного и другого современного оружия, ни же_

лания рисковать отдельными образцами, находившимися в его рас_

поряжении. В результате приходилось рисковать жизнями военно_

служащих.

Чеченская кампания 1994—1996 гг. стала первой «телевизионной

войной» в истории России. «Картинка» этой войны сыграла огромную

роль в изменении в негативную сторону отношения к российской во_

енной машине. Кампания, начавшаяся в 1999 г., напротив, частично

восстановила престиж армии и, более того, стала важнейшим инстру_

ментом консолидации политической власти в России. Вместе с тем все

более жесткая информационная политика, проводимая властями, мо_

жет привести к возрождению тотального недоверия со стороны насе_

ления к правительственной информации со всеми вытекающими по_

следствиями.