ПОПЫТКИ СКОНСТРУИРОВАТЬ «ПРАВИЛЬНУЮ» ВЕРСИЮ ИСТОРИИ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 

Военные пропагандисты действуют не только совместно с граждан_

скими коллегами, но и самостоятельно. Они получили указание бо_

роться «против различного рода политических спекуляций, которые в

конечном итоге используются экстремистами для разжигания… кро_

вавых событий». Более того, «воссоздание подлинной истории Кавка_

за» считается «одним из важнейших условий успешного завершения

контртеррористической операции, утверждения мира в регионе». Ос_

новные тезисы «подлинной истории» российско_кавказских отноше_

ний были изложены в начале 2001 г. ведущими военными российского

Министерства обороны на страницах «Красной звезды»96. Их можно

свести к следующему.

• В истории России и Кавказа были не только войны. Русские казаки

мирно расселялись к северу от Терека с XVI в. Россия косвенно ос_

вободила чеченцев от угрозы со стороны Золотой Орды.

• Кавказские народы сами призывали Россию на Кавказ, ища ее по_

мощи от хищников — турок, персов и крымских татар. Даже когда

местные правители были за турок или персов, простой народ наде_

ялся на Россию.

• Соперничество России с Турцией и Ираном имеет традиционный

характер. На Северном Кавказе турки обычно выступали в качестве

подстрекателей, они также пытались «придать распространению му_

сульманства… антироссийскую направленность».

• Страны Запада (прежде всего Англия и Франция) неизменно под_

держивали Турцию против России.

• Лидеры антироссийских выступлений в Чечне — самозванцы, а не

выразители чаяний простого народа. Их конечная судьба — сидеть в

российской тюрьме.

• Протекторат над Кавказом — ненадежная форма обеспечения рос_

сийских интересов в регионе. Предпочтительная форма — непосред_

ственный контроль с включением в состав империи.

• Причина Кавказской войны — в столкновении державных россий_

ских интересов (геополитической необходимости обеспечения на_

дежной связи закавказских владений с центральными губерниями

России) и традиционного уклада жизни горских народов (абречест_

во, похищение людей, заложничество).

• Жестокость в ходе Кавказской войны была обоюдной.

• Переселение горцев в Османскую империю — не столько результат

«выдавливания» со стороны царского правительства, сколько под_

стрекательства со стороны Порты.

• В процессе интеграции Кавказа в состав империи власти проявляли

уважение к мусульманству, обеспечивая при этом лояльность себе

со стороны духовенства.

• Рассуждения о Российской империи как о «тюрьме народов» носят

не только некорректный, но и провокационный характер. Импер_

ская политика России коренным образом отличалась от колониаль_

ной политики Запада, а также Османской Турции и Ирана. Русские

не были господствующей нацией, ни один кавказский народ не ис_

чез, все получили возможность развиваться быстрее.

• Развал империи в 1917 г. был обусловлен не национальным гнетом,

а ослаблением центральной власти и поддержкой автономистов_на_

ционалистов со стороны российских социал_демократов.

• Придя к власти, кавказские националисты столкнули регион в пу_

чину кровавых междоусобиц. Советизация Закавказья посредством

Красной армии покончила с этническими конфликтами, предотвра_

тила вооруженную экспансию со стороны Запада и Турции.

• Советская власть совершала ошибки в национальной политике, ко_

гда создавала этнические автономии и ущемляла права местного рус_

ского населения (казаков).

• Чечня в составе РСФСР вплоть до Великой Отечественной войны

была очагом вооруженного бандитизма, повстанческого движения,

с которым властям приходилось бороться военными методами.

• Во время Отечественной войны угроза тылу Красной армии со сто_

роны чеченских повстанцев была реальной, но ответные действия

советского руководства были неадекватны. Депортация чеченцев и

других народов была несправедливой, но она была мотивирована по_

литическими, а не этническими соображениями. Русский народ не

имел к решению Сталина никакого отношения.

Приведенные тезисы отличает внешне объективный, сбалансиро_

ванный взгляд на историю последних столетий. Феномен империи

(царской, советской) представлен со многих, в том числе теневых сто_

рон, хотя его общая оценка авторами, без сомнения, положительна.

Это ключевой момент. Читателя вплотную подводят к выводу, сделать

который он должен сам: решение проблем Кавказа (по контексту —

Северного, хотя при небольшом расширении аргументации можно го_

ворить о Кавказе в целом) — одно, и это сильная российская государ_

ственная власть и преобладание России в регионе. Такой вывод ориен_

тирует российскую политику на следование рецептам прошлого, а рос_

сийскую общественность — на поддержку такого курса, все менее аде_

кватного меняющемся реальностям.

Подобно чеченским кампаниям кризисы в Центральной Азии ста_

ли поводом для ревизии истории Афганской войны 1979—1989 гг., ко_

торая в начале 90_х годов считалась «позорным поражением СССР» и

одновременно символом «преступлений КПСС в области внешней по_

литики». По оценке генерала М. Гареева, военного поражения в Афга_

нистане не было: «Наши войска по приказу своего правительства ор_

ганизованно пришли в эту страну и организованно из нее ушли, а не

бежали, как американцы из Вьетнама. Проигранных сражений и опе_

раций там не было, но и войну в целом выиграть не удалось, главным

образом не по военным, а по политическим причинам». Вывод генера_

ла: ошибка ухода из Афганистана хуже, чем «якобы преступление» ввода

войск в эту страну. В итоге Россия лишилась важного буфера, способ_

ного оградить ее от исламского экстремизма. В такой оценке, разуме_

ется, нет ни слова о вкладе советского вмешательства в развитие ис_

ламского экстремизма.