П Р И М Е Ч А Н И Я

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 

1 По результатам опросов социологической службы Независимого исследователь_

ского центра «Российское общественное мнение и исследование рынка» (РОМИР).

Цит. по: Паин Э. Вторая чеченская война и ее последствия // Регионы России в 1999 г.:

Ежегодное приложение к «Политическому альманаху России» / Под ред. Н. Петрова;

Моск. Центр Карнеги. — М.: Гендальф, 2001. — С. 281.

2 Элбакян Е. Л., Медведко С. В. Социальный портрет современного российского ве_

рующего: общие черты // Законодательство о свободе совести и правоприменительная

практика в сфере его деятельности. — М., 2001. — C. 164—165.

3 Генеральный проект «Россия в третьем тысячелетии» / Центр комплекс. соц. ис_

след. и маркетинга. — М., 1995. — Вып. 8: Чеченский кризис. — C. 52.

4 Известия. — 1994. — 13 сент.

5 Bashkirova E. I. Russia’s 1999—2000 elections in the light of public opinion // The Rus_

sian Presidential Election in 2000 / Yu. Fedorov and B. Nygren (eds.). — Stockholm, 2000. —

P. 95.

6 Цит. по: Ставроп. губерн. ведомости. — 1995. — 6 июля.

7 Такой позиции придерживалось свыше 50% казачьего населения (Таболина Т. В.

Казаки: драма возрождения. — М., 1999. — С. 143).

8 Погасить огонь вражды на Кавказе // Кавказ. здравница [Кисловодск]. — 1995. —

18 янв.

9 Чеченская трагедия. — М., 1995. — Вып. 2. — С. 111.

10 Региональные вожди возвращаются // Независимая газ. — 2001. — 28 нояб.

11 Дятлов В. Кавказцы в Иркутске: конфликтогенная диаспора // Нетерпимость в

России: Старые и новые фобии / Под ред. Г. Витковской, А. Малашенко; Моск. Центр

Карнеги. — М., 1999. — С. 113.

12 Тишков В. А. Общество в вооруженном конфликте: Этнография чеченской вой_

ны. — М.: Наука, 2001. — С. 180.

13 Тишков В. А. Итоги старого и перспективы нового десятилетия // Межэтнические

отношения и конфликты в постсоветских государствах: Сеть этнологического мони_

торинга и раннего предупреждения конфликтов: Ежегодный доклад 1999. — М., 2000. —

С. 12.

14 С этой точки зрения впечатляют сборники: Криминальный режим: Чечня, 1991—

95 гг. — М., 1995; Комиссия Говорухина. — М., 1995 и др., которые, несмотря на про_

правительственную ангажированность, предоставляют убедительные свидетельства

бедственного положения русского населения.

15 Например, так была названа статья журналиста А. Крутова, помещенная в «Мос_

ковских новостях» (4—11 февраля 1996 г.) и посвященная происшедшему в Саратове

столкновению между студентами_ингушами и курсантами местного ракетного училища.

16 СМИ рассказывают о многочисленных фактах нарушений законов и жестокости,

чинимых прошедшими Чечню военнослужащими. Например, в опубликованном в

еженедельнике «Криминальная хроника» (2001. — № 12. — Дек.) материале «Зачистка

села Степанцево» повествовалось о двух бывших солдатах, которые устроили резню в

родной деревне во Владимирской области, отрезав уши односельчанину.

17 О роли ислама в чеченском конфликте см. гл. I.

18 Эпоха Ельцина. — М.: Вагриус, 2001. — С. 591.

19 Эти дословно процитированные и подобные им высказывания нам лично дово_

дилось слышать на улицах Москвы в сентябре — октябре 2001 г.

20 Цит. по: Казиев Ш. Имам Шамиль. — М., 2001. — С. 227—228.

21 Лермонтов М. Ю. Собр. соч. в 4_х т. — Л., 1981. — Т. 4. — С. 422.

22 Гордин Я. Кавказ: земля и горы // Звезда. — 2000. — С. 335.

23 Здесь необходимо оговориться. Тот же Яков Гордин, полагающий, что «России и

Кавказу никуда не деться друг от друга», замечает: «Чечня особая проблема, отнюдь не

идентичная проблемам общекавказским» (Гордин Я. Указ. соч. — С. 344).

24 См., например: Турьялай С. Русские рабыни для «воина ислама» // Комсомол.

правда. — 2001. — 29 нояб.

25 В объявлении перед входом в бар «Пузырь» говорится: «Во избежание конфликт_

ных ситуаций лица кавказской национальности не обслуживаются» (http://TOP.rbc.ru.

29/11/2001).

Любую предлагаемую политиками и экспертами интерпретацию чечен_

ского конфликта невозможно представить вне исламского фактора. Их

взаимобусловленность, понятная специалистам, прочно утвердилась

в общественном сознании — как российском, так и мировом. Симво_

лом чеченского сепаратизма, стереотипом чеченца стал бородатый

мужчина с автоматом в руках и с зеленой повязкой вокруг головы. К

терроризму намертво приклеилось определение «исламский».

Что такое исламский фактор? Его определение может быть и упро_

щенным, и достаточно пространным, имеющим описательный харак_

тер. В редуцированном виде оно означает воздействие исламской тра_

диции на ситуацию, которая складывается в каждом мусульманском

государстве и обществе, на уровне регионов, в целом мире. История, в

том числе и последних десятилетий, свидетельствует, что ислам оказы_

вает устойчивое влияние на политический процесс в мусульманском

обществе, и его роль возрастает в конфликтных ситуациях — как внут_

ри этого общества, так и при напряженности в отношениях между му_

сульманами и иноверцами.

Актуальность исламского фактора в политике обусловлена специ_

фикой самого ислама, в котором нет деления на светское и духовное

начала — в этом смысле ислам в самом деле представляется «тоталь_

ной религией». Ислам обращен на решение мирских, социальных про_

блем, в нем содержится последовательная проповедь социальной спра_

ведливости, достижимой лишь в условиях исламского государства.

Прочность такого государства зиждется на единстве светской и духов_

ной власти, против чего резко возражают мусульманские либералы.

Наконец, только в исламе есть свод законов — шариат, который жест_

ко регламентирует образ жизни и индивида и общины.

Подобно остальным религиям, ислам претендует на обладание аб_

солютной истиной. Однако в силу его обмирщенности эти претензии

носят более конкретный, приземленный характер. Религиозная моти_

вация стимулирует и направляет амбиции политических сил, которые

искренне (или спекулятивно) заявляют, что их действия санкциони_

рованы свыше и потому они имеют право применять методы (напри_

мер, похищать заложников), выходящие за рамки моральных норм,

установленных людьми.