ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ВЫВОДЫ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 

Несмотря на незавершенность чеченского конфликта, существует

достаточно оснований, чтобы подвести некоторые предварительные

итоги и сделать ряд обобщений, которые могут иметь значение, выхо_

дящее за пределы Чечни и даже Кавказа. Они сводятся к следующему.

1. Сепаратизм угрожает стабильности России, но вместе с тем не

является прямой угрозой ее распада. Даже наиболее ориентированная

и исторически подготовленная к ведению борьбы за сецессию Чечня

оказалась не способной добиться своей цели.

Несмотря на колоссальные издержки, связанные с чеченским кон_

фликтом, Россия обнаружила в себе способность противостоять сепа_

ратистским тенденциям. Цена, которую чеченское общество заплати_

ло и продолжает платить за попытку выхода из состава Федерации,

оказалась такой, что вряд ли какая_то другая российская «националь_

ная республика» отважится повторить чеченский опыт. Показательно,

что в начале XXI столетия ни одна из политических сил, претендую_

щих на сколько_нибудь заметную роль на уровне российских респуб_

лик, не провозглашает своей стратегической целью выход из состава

Российской Федерации. Более того, поднимавшийся в начале десяти_

летия вопрос о конфедеративном устройстве России вообще изъят из

политической дискуссии. Пункт Конституции Тувы о возможности ее

выхода из состава России в 2001 г. выглядел неким экзотическим ре_

ликтом эпохи «парада суверенитетов».

2. Чеченским сепаратистам не удалось получить широкую поддерж_

ку мусульман России. Известны случаи выражения симпатии к чечен_

цам, психологической солидарности с ними (например, во время вы_

ступления чеченского певца на стадионе в столице Адыгеи Майкопе

аудитория, состоявшая из представителей всех кавказских народов,

приветствовала его стоя), однако никакого более или менее организо_

ванного движения российских мусульман в поддержку чеченцев не сло_

жилось. Более того, сепаратистские настроения чеченцев зачастую

вызывают раздражение кавказских мусульман, в том числе дагестан_

цев, на которых лидеры чеченских сепаратистов возлагали особые на_

дежды. Чечня не сумела спровоцировать сепаратистское движение в

рамках всего Северо_Кавказского региона.

3. Перспектива распада России — которая постоянно обсуждалась в

стране и в мире на протяжении 90_х годов — является в современных

условиях мифологемой и не должна более приниматься в расчет. Рос_

сия сумела пережить распад СССР и устояла в качестве государства с

фиксированными границами. Чеченское движение за независимость

сыграло здесь роль своего рода «антисепаратистской прививки».

Прямое сопоставление чеченского конфликта с ситуацией в быв_

шей Югославии страдает поверхностностью. Опыт Косово, не говоря

уже об опыте Боснии и Македонии, вряд ли может быть всерьез вос_

требован при решении проблемы отношений между Москвой и чечен_

скими инсургентами.

4. Внутри России фактор чеченского конфликта имеет разнонаправ_

ленное действие. Он, безусловно, негативно сказывается на экономи_

ке страны, отвлекая на войну и ликвидацию ее последствий значитель_

ные суммы из федерального бюджета. Он обостряет межэтнические и

межконфессиональные отношения, причем не только на Северном

Кавказе, но и по России в целом. Война в Чечне способствует росту

преступности, в которую оказываются вовлечены непосредственные

участники конфликта как с чеченской, так и с федеральной стороны.

В некотором смысле можно говорить о появлении «чеченского син_

дрома», оказывающего влияние на подрастающее поколение. Вместе с

тем состояние войны делается настолько привычным для российского

населения, что порождает в нем равнодушие к человеческим страда_

ниям, снижает в глазах отдельных людей и общества в целом ценность

человеческой жизни.

5. Чеченский конфликт, который в 90_е годы превратился в постоян_

ный объект манипуляций со стороны российского политического ис_

теблишмента, использовавшийся для общественной мобилизации и

консолидации вокруг власти, теперь является однозначным свидетель_

ством ее слабости, неспособности принимать ясные позитивные реше_

ния в сложных ситуациях. Сам факт его продолжения служит ослабле_

нию авторитета второго российского президента и его окружения.