Экономика интересует?

Курсы обмена наличной валюты в режиме реального времени. Выбери свой курс
jivopisets.ru
Курсы обмена наличной валюты в режиме реального времени. Выбери свой курс
jivopisets.ru
ahmerov.com
загрузка...

ЧЕЧНЯ И ДАГЕСТАН: КОНФЛИКТ ПЕРЕСЕКАЕТ ГРАНИЦУ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 

Параллельно Масхадов, Басаев, Яндарбиев и другие деятели пред_

принимали все более энергичные усилия по утверждению своего влия_

ния на Северном Кавказе, пытаясь получить поддержку самых разных

сил — от правящих структур до оппозиции. Масхадов, будучи легитим_

ным президентом, рассчитывал на понимание со стороны глав северо_

кавказских республик, которые, осуждая сепаратизм, тем не менее при_

знавали за чеченским коллегой право выступать от имени его народа.

Басаев же, Яндарбиев и их союзники предпочитали действовать по_

мимо Масхадова и больший упор делали на местную оппозицию. Если

Масхадов призывал к солидарности с чеченским народом, рассчиты_

вая, что авторитет на Северном Кавказе поможет ему в переговорах с

Москвой, на которые он всегда делал ставку, то более радикально на_

строенные чеченские политики выступали за объединение Северного

Кавказа на основе исламской идеологии и за отказ от переговоров с

Москвой. Наибольшие надежды они возлагали на соседний Дагестан,

где в конце 90_х годов сложилось несколько фундаменталистских анк_

лавов, разделявших идею создания исламского государства и даже пы_

тавшихся реализовать ее на отдельных территориях (например, в так

называемой Кадарской зоне — селах Карамахи, Чабанмахи, Кадар). В

1997 (по приглашению Яндарбиева) и 1999 гг. состоялась хиджра (пе_

реселение) крупнейшего фундаменталистского авторитета Дагестана,

а возможно, и всего Северного Кавказа Багауддина Мухаммада и его

сторонников в Чечню, где он принял самое деятельное участие в орга_

низации исламских государственных структур.

В июне 1998 г. состоялся Конгресс народов Чечни и Дагестана,

который превратился в постоянно действующий орган. Его руково_

дителем был избран Басаев. Идея объединения Чечни и Дагестана в

единый исламский имамат получила «институциональное» оформ_

ление.

Приблизительно с этого времени Басаев и его сподвижники факти_

чески утратили интерес к поддержанию стабильности в Чечне, отошли

от дел, связанных с восстановлением хозяйства, и прекратили обсуж_

дать с Москвой относящиеся к этому вопросы. Главной задачей ислам_

ских радикалов стало даже не закрепление чеченской независимости,

но политическая и идейная экспансия в ближайшие с Чечней северо_

кавказские республики, прежде всего в Дагестан и Ингушетию.

К середине 1999 г. наиболее боеспособные формирования чеченских

сепаратистов уже находились вне контроля Масхадова. С другой сто_

роны, Басаев и его союзники не были способны окончательно порвать

с избранным президентом и тем более взять курс на его свержение, что

неминуемо привело бы к гражданской войне.

Басаев избрал другой путь для утверждения своего влияния в Чеч_

не — логичный, хотя и рискованный. Он попытался добиться страте_

гического успеха за пределами республики, в Дагестане. Вернувшись

победителем из похода, он мог бы сравнительно легко отделаться от

Масхадова и стать единоличным лидером. Этот замысел представля_

ется вполне логичным, нужно всего лишь абстрагироваться от того не_

преложного факта, что всякий, кто захочет сделаться единственным

правителем Чечни, вряд сумеет достичь абсолютной власти в силу тра_

диций чеченского общества.

Басаевскому вторжению в Дагестан в августе 1999 г. еще предстоит

стать предметом внимательного изучения историков. Имеющиеся све_

дения о нем — официальные материалы, публикации в СМИ, расска_

зы участников и очевидцев — часто противоречат друг другу. Тем не

менее общий характер военных действий, завершившихся разгромом

группировки Басаева, позволяет, как минимум, сделать вывод, что рос_

сийские спецслужбы заранее были осведомлены об этой акции. Инте_

ресно отметить, что информация о предстоящей войне широко рас_

пространялась и среди населения Северного Кавказа. По словам ос_

нователя Исламской демократической партии Абдрашида Саидова, «в

Грозном все, кто торговал на рынке с мая — июня 1999 г., строили свои

планы с учетом предстоящей войны в Дагестане»19.