ТРИ ГОДА НЕЗАВИСИМОСТИ, ДЕГРАДИРОВАВШЕЙ В АНАРХИЮ (1996—1999 гг.)

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 

Чеченский конфликт в целом «работал» на понижение ельцинского

рейтинга, что могло существенным образом повлиять на исход прези_

дентских выборов, назначенных на июнь 1996 г. В условиях, когда по_

бедоносное военное решение полностью исключалось, Ельцину и его

окружению оставалось сделать больший акцент на переговорный про_

цесс. Этому способствовало и то, что между двумя турами выборов были

отправлены в отставку настаивавшие на продолжении войны «сило_

вики» — министр обороны Павел Грачев, «ближайшие» кремлевские

генералы Александр Коржаков и Михаил Барсуков, секретарь Совета

безопасности Олег Лобов.

На фоне падения авторитета Ельцина и его генералов в обществе

резко возросла популярность отставного командующего 14_й армией в

Приднестровье Александра Лебедя 14. Лебедь неоднократно высказы_

вался в пользу политического урегулирования конфликта, кроме того,

он пользовался авторитетом среди чеченских политиков. 16 июня в

первом туре президентских выборов Лебедь вышел на третье место

(свыше 14,5% голосов), пропустив вперед только Ельцина и лидера

КПРФ Геннадия Зюганова. Вслед за этим успехом он получил от Ель_

цина приглашение занять важный пост секретаря Совета безопасно_

сти. Таким шагом Ельцин существенно укрепил свои позиции перед

вторым туром. Одновременно он переложил на плечи популярного в

стране политика решение «нерешаемого» чеченского вопроса — тем

самым в известном смысле отчасти выводя из_под удара себя.

После назначения «примиренца» Лебедя и отстранения от дел сто_

ронников продолжения войны «до победного конца» армия оказалась

деморализованной, у нее пропал стимул для продолжения активных

действий. Этим не замедлили воспользоваться боевики, которые в ав_

густе вошли в Грозный, что стало формальным свидетельством и од_

новременно символом поражения федеральных войск. 22 августа

1996 г. в Хасавюрте (Дагестан) было подписано «Соглашение о неот_

ложных мерах по прекращению огня и боевых действий в г. Грозном

и на территории Чеченской Республики». Первая чеченская кампа_

ния завершилась.

Обе стороны надеялись извлечь выгоду из прекращения военных

действий. Сепаратисты готовились воспользоваться плодами победы.

Москва, не признавшая независимость Чеченской Республики Ичке_

рия, рассчитывала, что передышка изменит соотношение сил в ее поль_

зу. Решение главной проблемы конфликта — вопроса о суверенитете

Чечни — откладывалось на пять лет, до 31 декабря 2001 г.

Передышка продолжалась три года. За это время выступавшие за

независимость чеченские политики пытались решить три равные по

своей значимости задачи:

• заложить основы чеченской государственности и консолидировать

общество;

• наладить отношения с Россией, в первую очередь получить от нее

компенсацию за причиненные разрушения;

• добиться международного признания Чеченской Республики Ичке_

рия.

Ни одна из этих целей не была достигнута.

Именно три года квазинезависимости обнаружили неготовность

чеченской элиты инициировать строительство национального государ_

ства, сплотить различные социальные слои и традиционные фракции,

выработать эффективную модель управления государством, сколько_

нибудь продвинуться в направлении модернизации политической куль_

туры общества. Обнаружилась и крайняя раздробленность чеченской

элиты, которая после гибели в апреле 1996 г. генерала Дудаева 15 так и

не смогла прийти к согласию, выдвинуть нового безусловного вождя,

способного представлять чеченское общество.

В 1996—1997 гг. непреложным условием решения общественно_по_

литических и экономических задач для чеченских сепаратистов была

легитимация их власти. Это требовало проведения выборов, прежде

всего президентских, утверждения во главе республики лидера, спо_

собного сплотить общество, вести продуктивный диалог со своим рос_

сийским коллегой. Наиболее подходящей фигурой для этого был Ас_

лан Масхадов, бывший полковник Советской армии, с 1994 г. зани_

мавший пост начальника Главного штаба Вооруженных сил Чеченской

Республики, а в октябре 1996 г. ставший премьер_министром коали_

ционного переходного правительства.

Масхадов всегда отличался умеренностью политических взглядов,

готовностью к диалогу. Создавалось впечатление, что ему проще нахо_

дить общий язык с федеральной властью, чем с собственными радика_

лами. Масхадов выступал против дудаевского сепаратизма, негативно

относился и относится к созданию в Чечне исламского государства. В

августе 1996 г. на переговорах с А. Лебедем он согласился с его вызы_

вающий для чеченца формулировкой, что «Россия проживет без Чеч_

ни, а Чечня без России — нет»16. В жестокости конфликта Масхадов

всегда обвинял обе участвовавшие в нем стороны.

Ко времени выхода на старт президентской гонки Масхадов успел

подписать с председателем правительства России Черномырдиным

«Соглашение о принципах взаимоотношений между федеральным цен_

тром и Чеченской Республикой». Оно отличалось непоследовательно_

стью, но в случае его реализации все_таки могла открыться дорога к

политическому согласию между Москвой и Грозным.

Хотя отношение чеченцев к Масхадову было неоднозначным, он

пользовался среди них устойчивой симпатией именно по причине своей

умеренности, способности вести диалог с Москвой. Последнюю же

вполне устраивало растущее влияние Масхадова, и потому в ходе че_

ченских выборов в январе 1997 г. Кремль почти в открытую поддержи_

вал именно его кандидатуру. Правда, впоследствии дипломатичность

Масхадова, его готовность идти на компромисс не были в должной мере

оценены московскими политиками, что в значительной степени нега_

тивно повлияло на его авторитет в чеченском обществе.

Президентские выборы принесли Масхадову убедительную победу:

он получил свыше 60% голосов, в то время как его основные соперни_

ки Шамиль Басаев и Зелимхан Яндарбиев получили соответственно

20% и 10% 17. Выборы обнаружили желание большинства чеченцев из_

бегать обострений и создавали предпосылки к устойчивому диалогу. С

другой стороны, они подтвердили, что часть чеченского общества, пре_

жде всего молодежь, по_прежнему разделяет радикальные настроения

и поддерживает курс на исламизацию республики. Более 30% тех, кто

не поддержал Масхадова, вскоре составили главную ударную силу его

противников, ставших на путь обострения внутричеченской ситуации.

Неустойчивый компромисс, существовавший между Масхадовым и

Басаевым, занявшим после президентских выборов пост исполняю_

щего обязанности премьер_министра, сравнительно быстро исчерпал

себя. Уже в середине 1997 г. Басаев, не удовлетворенный своей второ_

степенной ролью в руководстве республики, стал все энергичнее кри_

тиковать президента Масхадова и фактически отказался выполнять его

указания. Басаев сблизился с чеченскими радикалами, именуемыми в

российских СМИ «ваххабитами». В Чечне сформировалась внутрен_

няя оппозиция президенту Масхадову, в которую кроме Басаева вошли

бывший и. о. президента Чечни (апрель 1996 — январь 1997 г.) З. Ян_

дарбиев, влиятельные полевые командиры и политики А. Бараев,

А._М. Меджиев, И. Халимов, М. Удугов, А. В. Хусаинов и др.

Раскол внутри чеченского сопротивления произошел, во_первых, по

причине борьбы за власть, во_вторых, из_за отсутствия среди чеченцев

единой позиции в отношении Москвы, в_третьих, ввиду различий во

взглядах на будущее чеченского государства. Дополнительную остроту

всем этим разногласиям придавало то, что раскол принял религиоз_

ный оттенок: чеченское руководство и общество оказались разделен_

ными по вопросу об отношении к исламу.