Экономика интересует?

bamix-rus.ru
bamix-rus.ru
ahmerov.com
загрузка...

Приложение 3

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 

Тест № 1
Как мозг хранит и выдает информацию

Один из подходов к нахождению ответа на этот вопрос — изучение психики людей с поврежденным мозгом. Психологи установили, что такие навыки, как называние и узнавание различных объектов, равно как и более сложные аспекты речи, могут утрачиваться избирательно, без нарушения других навы­ков.

У 34-летнего врача, перенесшего кровоизлияние в мозг, сохранились все речевые функции, но он с большим трудом вспоминал названия овощей и фруктов. Альфонсо Карамацце и его помощники (университет имени Дж. Гопкинса, Балтимор) потратили несколько месяцев, чтобы изучить его способность называть объекты, относящиеся к разным классам, распределять их по группам и привязывать тот или иной предмет к его названию. Когда пациенту читали список различных предметов, для него не представляло трудности отличать фрукты и овощи от других объектов, но, когда ему предлагали рассортировать кучу картинок по группам или идентифицировать различные объекты тактильно, он затруднялся в этом.

В той мере, в какой можно строить обобщение по одному случаю, можно предположить, что функциональная организация мозга в определенном смысле отражает смысловые группировки, которые диктуются повседневной жизнью. Из этого также сле­дует, что название того или иного объекта необязательно хра­нится вместе с информацией относительно его значения и может происходить разобщение информации.

Но существуют ли в мозге определенные участки, которые касаются фруктов и овощей, и участки смысловых категорий, которыми руководствуется человек? Некоторыми исследователя­ми установлено, что это вполне возможно, несмотря на то что нарушения памяти, проявляющиеся в трудностях называния различных предметов, могут возникать при повреждении самых различных участков мозга.

Тест № 2
Свет и здоровье человека

Давно замечено, что свет воздействует на состояние психи­ки человека. Зимой, когда световой день короткий, у многих людей возникает апатия и легкая депрессия, а у некоторых людей осенью и зимой развивается тяжелая и продолжительная депрессия — ухудшение сна, наступает упадок сил. Д. Брейнард (медицинский колледж им. Джефферсона, Филадельфия) считает причиной таких расстройств действие гормона мелатонина, который вырабатывается в организме под воздействием темноты и оказывает снотворное действие, понижая тонус и активность мозга. Так, у людей, которые во время экспериментов получали мелатонин, снижалась внимательность и замедлялась реакция.

Альфред Леви установил, что яркий свет снижает уровень мелатонина, выработка которого зависит от времени наступления рассвета и сумерек. Пациентам, страдающим от сезонных деп­рессий, Леви рекомендует по утрам некоторое время проводить при ярком свете, чтобы повысить тонус.

Доктор Норман Розенталь вылечивал такие расстройства, помещая больных на несколько часов утром и вечером перед лампами, свет которых по спектру близок к солнечному.

Световые волны различной длины оказывают на организм человека разное действие. Так, синевато-зеленый больше всего понижает уровень мелатонина, а фиолетовый и красный несколько повышают его уровень, и, чем ярче свет, тем значительнее по­нижается уровень мелатонина.

Однако врачи предостерегают против самолечения: сезонные расстройства в серьезной форме встречаются сравнительно ред­ко, и если требуется лечение, то необходимо точно выбрать для него время, иначе оно не даст положительного эффек­та. К тому же передозировка яркого света может вызвать ожоги.

Наиболее доступным и эффективным средством профилактики сезонных депрессий является соблюдение режима. При этом врачи советуют раньше вставать по утрам.

Тест № 3
Чудо факира

Однажды ранним тропическим чудесным утром наш корабль бороздил воды Индийского океана, приближаясь к острову Цейлон. Пассажиры, большей частью англичане, путешествующие с семьями к месту службы или по делам своих индийских колоний, с удивленными лицами жадно всматривались в даль, ища гла­зами волшебный остров, о котором почти все они были наслы­шаны с самого детства по рассказам путешественников.

Остров был едва виден, когда тонкий пьянящий аромат растущих на нем деревьев с каждым дуновением ветерка начал все более и более окутывать корабль. Наконец на горизонте появилось что-то вроде голубого облака, увеличивающегося по мере того, как корабль быстро приближался к нему. Уже можно было различать домики, разбросанные вдоль берега и скрытые в зелени величественных пальм, и пеструю толпу туземцев,

ожидающих прибытия корабля. Пассажиры, перезнакомившиеся друг с другом за время путешествия, смеялись и оживленно беседовали на палубе, восхищаясь пленительной панорамой сказочного острова. Корабль медленно развернулся, готовясь причалить к пристани портового города Коломбо.

Здесь корабль должен был остановиться, чтобы запастись углем, и у пассажиров оказалось достаточно много времени, чтобы побывать на берегу. День стоял настолько знойный, что многие решили остаться на корабле до вечера. Небольшую группу из восьми человек, к которой присоединился и я, возглав­лял полковник Эллиот. Он сделал соблазнительное предложение:

«Леди и джентльмены! Не хотите ли вы прогуляться за несколько миль от города и посетить одного из местных магов-факиров?»

Был уже вечер, когда душные улицы города остались позади и мы шли по прекрасной дороге в джунглях. Под конец дорога стала шире и перед нами появилась поляна, со всех сторон окруженная джунглями. На краю под большим деревом стояла хижина. Тощий старик с тюрбаном на голове сидел перед костром, скрестив ноги. Его глаза неотрывно смотрели на огонь. Несмотря на наше шумное появление, старик продолжал сидеть неподвиж­но, не обращая на нас никакого внимания. Откуда-то из темноты появился юноша и, подойдя к полковнику, спросил его о чем-то. Вскоре он принес несколько табуреток, и наша группа расселась полукругом недалеко от костра.

Старик продолжал сидеть, словно не замечая никого вокруг.

«Смотрите, смотрите, туда, на дерево»,— прозвучал крик мисс Мери. Мы все повернули головы в указанном направле­нии. И в самом деле, поверхность кроны дерева, под которым сидел факир, нежно переливаясь, медленно поплыла в мягком лунном свете, а само дерево начало постепенно таять и терять свои очертания.

Вскоре перед нашим изумленным взором сама собой возникла волнующая поверхность моря. Затем вдали появился белый пароход, густой темный дым валил из двух его труб. Он быстро приближался к нам, рассекая волны. К великому нашему изумле­нию, мы узнали в нем наш корабль. Шепот пробежал среди нас, когда мы прочитали на корме золотыми буквами написанное название нашего корабля: «Луиза». Но сильнее всего поразило нас, что мы увидели на корабле самих себя. Но вот что было особенно поразительно — я видел не только самого себя, но в то же время и всю палубу корабля, вплоть до мельчайших деталей, как будто с высоты птичьего полета. Я видел одновременно себя среди пассажиров и матросов, работающих на другом конце корабля, и капитана в его каюте. И все мои спутники одновре­менно со мной, каждый по-своему, были сильно взволнованы увиденным.

Восточная «духовность» ни в коей мере не ограничена такими медиумическими трюками, которые демонстрировал этот факир. Тем не менее вся сила, дарованная тем, кто практикует восточные религии, берет начало в том же феномене медиумизма, главной характеристикой которого является пассивность перед «духовной» реальностью, помогающая человеку войти в контакт с «богами» нехристианских религий. Этот же феномен наблюдается и в восточной медитации.

Тест № 4
Стоп-методика

Стоп-упражнение обязательно для всех студентов Института магов. При этом упражнении по команде «Стоп» или по зара­нее установленному сигналу Каждый студент должен мгновенно остановить всякое движение, какое бы он ни делал и в каком бы положении он ни был. Посреди ритмических движений или в обычной жизни института, на работе или за столом он не только должен остановить свои движения, но должен сохранить выражение лица, улыбку, взгляд и напряжение мускулов своего тела в таком же состоянии, как они были при команде «Стоп». Он должен удерживать взгляд на той самой точке, на которую ему случилось смотреть в тот момент, когда последовала команда. В состоянии остановленного движения студент должен также задержать и течение своих мыслей, не допуская, появления каких бы то ни было новых мыслей. Он должен сосредоточить все свое внимание на наблюдении мускулов в разных частях своего тела, переводя внимание от одной части тела к другой, стараясь, чтобы напряжение мышц не менялось — не усиливалось и не ослабевало.

У человека, задержавшегося таким образом и остающегося неподвижным, нет позы, есть только движение, прерванное в момент перехода от одного мгновенного положения к другому.

Обычно мы переходим от одного положения к другому так быстро, что не замечаем поз, которые принимаем при этом переходе. Стоп-упражнение дает нам возможность видеть и чувствовать наше собственное тело в таких положениях, кото­рые совершенно непривычны и, казалось бы, неестественны для него.

Каждая раса, каждая нация, каждая эпоха, каждая страна, каждый класс и каждая профессия имеют свой собственный набор типовых положений тела, от которого нельзя отступать и который представляет собой особый стиль данной эпохи, расы или профессии, т. е. стереотип.

Каждый человек согласно своей индивидуальности усваивает некоторое число поз из этого «положенного» набора мимики и пантомимики, и каждый человек имеет свой собственный, очень ограниченный репертуар поз. Это легко можно видеть, например, в плохом драматическом искусстве, когда артист, привыкший

механически представлять стиль и движения одной расы или одного класса, пытается изобразить другую расу или класс. То же можно наблюдать в иллюстрированных газетах, где мы нередко можем видеть жителей Востока с движениями и в позах английских солдат или крестьян с движениями и в позах оперных певцов.

Стиль движений и поз каждой эпохи, каждой расы и класса неразрывно связан с характерными формами мысли и чувства. А они так тесно связаны, что человек никогда не может изменить ни образ своих мыслей, ни чувствований, не изменив одновременно с этим репертуар своих поз.

Формы мысли и чувства можно было бы назвать позами мысли и чувства. Каждый человек имеет точно определенное число интеллектуальных и эмоциональных, а также и двигатель­ных поз, и все его двигательные, интеллектуальные и эмоциональ­ные позы связаны между собой. Таким образом, человек никогда не может выйти за пределы своего собственного репертуара интеллектуальных и эмоциональных поз, не изменяя при этом репертуара своих двигательных поз.

Психологический анализ и специальное изучение психомотор­ных функций показывают, что любое наше движение, произ­вольное или непроизвольное,— это бессознательный переход от одной автоматически принимаемой позы к другой. Это иллюзия — будто наши движения произвольны, в действительности же они автоматические. Равно автоматическими являются наши мысли и чувства, причем автоматизм наших мыслей и чувств жестким образом связан с автоматизмом движений; одно невозможно изменить без другого. Если, например, человек попытается из­менить автоматизм своей мысли, сосредоточив именно на мысли все свое внимание, то его привычные движения и позы будут вызывать старые привычные ассоциации, тем самым мешая но­вому образу мышления.

Мы не осознаем, до какой степени интеллектуальная, эмоцио­нальная и двигательная функции взаимосвязаны, хотя в от­дельных случаях и можем наблюдать, как сильно наши настроения и эмоциональные состояния зависят от наших движений и поз. Если человек намеренно примет позу, обычно связанную для него с чувством печали или уныния, то вскоре он действительно почувствует печаль или уныние. Точно так же и страх, равно­душие, отвращение и т. п. могут быть вызваны путем искус­ственного изменения позы.

И так как все функции человека — интеллектуальная, эмоцио­нальная и двигательная — обладают своим собственным опреде­ленным репертуаром поз и находятся в постоянном тесном взаимодействии, то человек не в состоянии выйти за пределы этого своего репертуара.

Но методы, применяемые в нашем Институте гармоничного развития человека, дают возможность выйти из этого круга врожденного автоматизма, и одним из средств для этого, особен­но на начальных этапах работы над собой, является Стоп-упражнение. Осознанное, немеханическое изучение себя возмож­но только при применении этого упражнения.

Начатое движение прекращается внезапной командой или сигналом: «Стоп!» Тело становится неподвижным и замирает при переходе от одной позы к другой в положении, в котором оно никогда не останавливалось в обычной жизни. Ощущая себя в таком необычном положении, человек смотрит на себя с новых точек зрения, видит и наблюдает себя по-новому. В новой, необычной для себя позе он становится способен думать по-новому, чувствовать по-новому и осознавать себя по-новому. Разрушается круг старого автоматизма. Тело тщетно борется, чтобы принять привычное, удобное для него положение: воля человека не допускает этого. Стоп-упражнение является упражне­нием одновременно для воли, внимания, мысли, чувства и дви­жений.

Но необходимо понять, что для того, чтобы достаточно сильно мобилизовать волю, чтобы удержать человека в непри­вычном положении, необходима внешняя команда: «Стоп!» Че­ловек не может дать команду «Стоп!» сам себе: тогда его воля не будет подчиняться этому приказу. Причина этого лежит в том факте, что соединение привычных поз — интеллектуальных, эмоциональных и двигательных — сильнее, чем воля. Команда «Стоп!», приходящая извне, от другого человека, сама заменяет интеллектуальные и эмоциональные позы, и в этом случае дви­гательная поза подчиняется воле.

Тест № 5
 Полтергейст, прекрати хулиганить

Эта статья пишется по горячим следам, точнее, по горящим. Горят квартиры, горят автомобили, горят люди.

Все загорается само по себе — никто не поджигает. В Москву пришел огненный полтергейст. За последние два года в городе уже зарегистрировано десять случаев этого устрашающего явле­ния.

Полтергейст — слово немецкое, в переводе означает «шумящий или грохочущий дух». Шумящий, потому что практически все случаи полтергейста сопровождаются шумовыми эффектами. Слышатся стуки, скрип, голоса, а источник этих звуков никто не видит. Примером такого полтергейста был московский бара-башка, о котором писалось во многих газетах. Однако чаще полтергейст не ограничивается безобидными шумами.

Вот как выглядел первый полтергейст, наблюдавшийся мною более пятидесяти лет назад, после того как по стране прошел фильм «Невидимка». На окраине Самарканда в старом доме

кто-то невидимый начал бросать поленья дров в окна, а из окон дома вылетала мебель и посуда. Все перемещения предметов сопровождались громким шумом. По городу разнесся слух: «При­шел невидимка, орудует невидимка». У дома трое суток толпился народ, наблюдая чудесные явления. На третьи сутки все прекра­тилось, потому что всех жильцов — и взрослых, и детей — ночью увезли сотрудники НКВД, а в городе было объявлено, что враги народа, сеявшие панику, ликвидированы.

Из собственных многолетних наблюдений над полтергейстом я сделал вывод, что полтергейст есть внезапное проявление сверхвозможностей человека на неосознаваемом уровне под воздействием психической травмы. Это значит, что человек становится способным творить чудеса, не зная, что творит их он сам. Для полтергейста нужен не домовой, не покойник, не инопла­нетянин, а живой, реальный человек. Чаще всего это дети, даже подростки и совсем редко взрослые люди с неустойчивой психикой. И обязательно ситуация, травмирующая психику.

Для доказательства этого предположения мною впервые в мировой практике разработана оригинальная экстрасенсорно-суггестивная методика, дающая возможность выявить инициатора (виновника) полтергейста, устранить это устрашающее и опасное явление, а в ряде случаев и научить инициаторов сознательно пользоваться своими сверх возможностями.

Используя свою методику, я за последние годы смог оста­новить десять детских и два взрослых полтергейста. Из этих двенадцати человек троих удалось обучить сознательному воспроизведению телекинеза, а двоих показать широкой аудито­рии.

Чуть более двух лет назад в семье П. начали самопроиз­вольно открываться краны у газовой плиты и выворачиваться электропредохранители. Из-под кровати выкатились кабачки и, взмыв в воздух, плавно полетели по комнате; с потолка текла вода, из-под пола бил фонтан кипятка.

Семью охватил ужас. Были приглашены «специалисты», которые изгоняли бесов, задабривали духов, совершали множест­во смешных и бесполезных ритуалов, описанных в старых книгах по магии, но ничто не помогало. По совету «специалистов» удалось переехать во временно пустующую квартиру, но пол­тергейст «переехал» вместе с семьей. Вот тогда пригласили меня. Используя свою методику, я выявил «виновника» всех этих бед. Им оказался десятилетний В. П. При психологическом обследо­вании выяснилось, что мальчик очень обидчивый, нерешитель­ный, с богатой фантазией. Выявилась и психическая травма. Оказалось, что мальчик, узнав о беременности матери, решил, что с рождением второго ребенка его станут меньше любить. До нашего знакомства полтергейст протекал без огненной фазы, но после того как знакомый, который привел меня в семью, в присутствии мальчика обмолвился, что при полтергейсте бывают самовозгорания, начались пожары в квартире. Загорелось белье на постели родителей, затем мокрые брюки мальчика.

Даже при применении моей методики полтергейст исчезает не сразу, поэтому удивительные происшествия наблюдались и во время моей работы. Мальчика побили в школе, и он боялся идти туда. Его повел отец. И вот на глазах у отца из руки ребенка исчез портфель с тетрадями и книгами. Через пару дней у мальчика возник конфликт с учителем немецкого языка, и в этот же день учебник немецкого языка и словарь мгновенно перенеслись из комнаты в ванну, наполненную водой, и, плавая в воде, загорелись. Я убедил ребенка в том, что в конфликте виноват только он, и на следующий день учебник и словарь появились на своем прежнем месте, в своем прежнем виде, как будто бы не горели. К этому времени мальчик стал осваивать сознательный телекинез и стал понимать, что он является причиной всех неприятностей, и в раскаянии высказал желание сгореть самому. На следующий день на глазах у учи­тельницы математики на ребенке загорелись брюки, а затем ботинок и носок. Учительница пыталась залить огонь водой, но вода загоралась, как бензин. Однако ей без труда удалось захлопать огонь руками. Левая штанина сгорела до колена, сгорела наружная сторона носка, и обгорел весь ботинок. Но ни ребенок, ни учительница не чувствовали жжения. Это была последняя вспышка огненного полтергейста. Через несколько дней прекратились и все самопроизвольные явления. Мальчик стал устойчиво воспроизводить телекинез.

За неделю до этого выступления меня познакомили с семьёй, где на протяжении нескольких месяцев самопроизвольно загора­лись мебель, обои на стенах, паркет. Виновником пожаров оказался двенадцатилетний В. Б., который очень быстро освоил сознательный телекинез, и пожары прекратились.

Был показан телекинез, т. е. передвижение предметов без приложения физической силы, а только «силой» мысли. Теле­кинезом после неоднократного его показа по телевидению в испол­нении Н. Кулагиной никого не удивишь, а вот изменение формы предмета мыслью на расстоянии, по-моему, никто в мире публично не показывал. Деформация предметов во время протекания пол­тергейста — дело весьма обычное, однако во время полтергейста деформация (изменение формы) размеров или разрушение предметов случается самопроизвольно. Ни само событие, ни время его реализации непредсказуемы. В случае с В. Б. событие и время его осуществления назначаются заранее. Очень устой­чиво у него получается надувание опустошенного тюбика от зубной пасты без использования какого-либо физического воз­действия. Пустой, сплющенный алюминиевый тюбик быстро надувается. Складки на его поверхности разглаживаются, и, наконец, он лопается с громким хлопком. Это и было заснято японской телекомпанией.

После широкой демонстрации этих двух случаев я имею право утверждать, что впервые в мире экспериментально до­казано земное, человеческое происхождение полтергейста. Дока­зано, что переориентацией мышления можно «поджигателя» превратить в полезного члена общества — экстрасенса. Поэтому инициаторы полтергейста — это золотой фонд нации; ведь настоя­щих экстрасенсов очень мало, а из этих детей можно вырастить российских Ванг, Ури Геллеров, а главное, целителей высочайше­го уровня — двое моих подопечных детей уже прекрасно лечат своих родственников.

С позиций современной науки сверхвозможности объяснить принципиально невозможно. Поэтому наука их просто отрицает, потому что наука наук — философия запрещает мыслить не по канону. Материализм видит мир как движение материи по законам ее саморазвития и полагает мысль, сознание результатом этого саморазвития. Идеализм не видит ничего, кроме идеи, духа, высшего разума, и полагает физическую реальность производ­ной от идеального начала.

Из этого противостояния искусственно создан «основной вопрос философии»: что первично — материя или дух? Оба направления считают себя диалектичными, но твердо стоят на позициях монизма — только одно из двух: либо — либо, и в результате — тупик, из которого нет выхода. Не может спасти и дуализм тела и духа, где физическое и идеальное начала существуют независимо. Единственный путь к адекватному по­ниманию мира, реальности — это признание равноправного сосуществования идеального и физического начал, равно как и их самонедостаточности. Одно не может существовать без другого. Они одно целое — бытие, и в бытии непрерывное движение объекта, вещи от одного полюса к другому.

Материализм признает законы развития материи, но как закон может быть материальным? Он принципиально идеален, он — информация о том, как должна вести себя материя в своем развитии. Поэтому я утверждаю, что существуют два начала:

физическое, или материя, и идеальное, или информация. Мысль, которую я называю присвоенной информацией, есть, с одной стороны, чистая информация, а с другой стороны, она — моя мысль в данный момент. Поскольку информация информирует физическое начало, как ему себя вести, становится понятным, как мысль инициатора полтергейста передвигает предметы, созда­ет их из ничего или, наоборот, уносит их в никуда; прорицатель видит будущее; целитель избавляет от болезней.

Чем больше мы узнаем мир, тем больше мы убеждаемся в том, что мы его практически еще не знаем.

 

Н. Троян, врач-психиатр Московская правда.— 1993.— 27 мая.

 

Тест № 6
Маленький принц

Вот тут-то и появился Лис.

— Здравствуй,— сказал он.

— Здравствуй,— вежливо ответил Маленький принц и огля­нулся, но никого не увидел.

— Я здесь,— послышался голос,— под яблоней...

— Кто ты? — спросил Маленький принц.— Какой ты краси­вый!

— Я — Лис,— сказал Лис.

— Поиграй со мной,— попросил Маленький принц.— Мне так грустно...

— Не могу я с тобой играть,— сказал Лис.— Я не приручен.

— Ах, извини,— сказал Маленький принц. Но, подумав, спросил:

— А как это — приручить?

— Ты нездешний,— заметил Лис.— Что ты здесь ищешь?

— Людей ищу,— сказал Маленький принц.— А как это — приручить?

— У людей есть ружья, и они ходят на охоту. Это очень неудобно! И еще они разводят кур. Только этим они и хороши. Ты ищешь кур?

— Нет,— сказал Маленький принц.— Я ищу друзей. А как это — приручить?

— Это давно забытое понятие,—объяснил Лис.—Оно озна­чает: создать узы.

— Узы?

— Вот именно,— сказал Лис.— Ты для меня пока всего лишь маленький мальчик, точно такой же, как сто тысяч других маль­чиков. И ты мне не нужен. И я тебе тоже не нужен. Я для тебя всего только лисица, точно такая же, как сто тысяч других ли­сиц. Но если ты меня приручишь, мы станем нужны друг другу. Ты будешь для меня единственный в целом свете. И я буду для тебя один в целом свете...

— Я начинаю понимать,— сказал Маленький принц.— Была одна роза... Наверное, она меня приручила...

— Очень возможно,— согласился Лис.— На Земле чего толь­ко не бывает.

— Это было не на Земле,— сказал Маленький принц. Лис очень удивился:

— На другой планете?

— Да.

— А на той планете есть охотники?

— Нет.

— Как интересно! А куры есть?

— Нет.

— Нет в мире совершенства! — вздохнул Лис. Но потом он вновь заговорил о том же:

— Скучная у меня жизнь. Я охочусь за курами, а люди охотятся за мной. Все куры одинаковы, и люди все одинаковы. И живется мне скучновато. Но если ты меня приручишь, моя жизнь точно солнцем озарится. Твои шаги я стану различать среди тысяч других. Заслышав людские шаги, я всегда убегаю и прячусь. Но твоя походка позовет меня, точно музыка, и я выйду из своего убежища. И потом — смотри! Видишь, вон там, в полях, зреет пшеница? Я не ем хлеба. Колосья мне не нужны. Пшеничные поля ни о чем мне не говорят. И это грустно! Но у тебя золотые волосы. И как чудесно будет, когда ты меня приручишь! Золотая пшеница станет напоминать мне тебя. И я полюблю шелест колосьев на ветру.

Лис замолчал и долго смотрел на Маленького принца. Потом сказал:

— Пожалуйста... приручи меня!

— Я бы рад,— отвечал Маленький принц,— но у меня так мало времени. Мне еще надо найти друзей и узнать разные вещи.

— Узнать можно только те вещи, которые приручишь,— сказал Лис.— У людей уже не хватает времени что-либо узна­вать. Они покупают вещи готовыми в магазинах. Но ведь нет таких магазинов, где торговали бы друзьями, и потому люди больше не имеют друзей. Если хочешь, чтобы у тебя был друг, приручи меня!

— А что для этого надо делать? — спросил Маленький принц.

— Надо запастись терпением,— ответил Лис.— Сперва сядь вон там, поодаль, на траву — вот так. Я буду на тебя искоса поглядывать, а ты молчи. Слова только мешают понимать друг друга. Но с каждым днем садись немножко ближе...

Назавтра Маленький принц вновь пришел на то же место.

— Лучше приходи всегда в один и тот же час,— попросил Лис.— Вот, например, если ты будешь приходить в четыре часа, я уже с трех часов почувствую себя счастливым. И чем ближе к назначенному часу, тем счастливее. В четыре часа я уже начну волноваться и тревожиться. Я узнаю цену счастью! А если ты приходишь всякий раз в другое время, я не знаю, к какому часу готовить свое сердце... Нужно соблюдать обряды.

— А что такое обряды? — спросил Маленький принц.

— Это тоже нечто давно забытое,— объяснил Лис.— Нечто такое, отчего один какой-то день становится не похож на все другие дни, один час — на все другие часы. Вот, например, у моих охотников есть такой обряд: по четвергам они танцуют с деревенскими девушками. И какой же это чудесный день — четверг! Я отправляюсь на прогулку и дохожу до самого ви­ноградника. А если бы охотники танцевали когда придется, все дни были бы одинаковы и я никогда не знал бы отдыха.

Так Маленький принц приручил Лиса. И вот настал час прощанья.

— Я буду плакать о тебе,— вздохнул Лис.

— Ты сам виноват,— сказал Маленький принц.— Я ведь не хотел, чтобы тебе было больно; ты сам пожелал, чтобы я тебя приручил...

— Да, конечно,— сказал Лис.

— Но ты будешь плакать!

— Да, конечно.

— Значит, тебе от этого плохо.

— Нет,— возразил Лис,— мне хорошо. Вспомни, что я говорил про золотые колосья.

Он умолк. Потом прибавил:

— Поди взгляни еще раз на розы. Ты поймешь, что твоя роза — единственная в мире. А когда вернешься, чтобы простить­ся со мной, я открою тебе один секрет. Это будет мой тебе

подарок.

Маленький принц пошел взглянуть на розы.

— Вы ничуть не похожи на мою розу,— сказал он им.— Вы еще ничто. Никто вас не приручил, и вы никого не приручили. Таким был прежде мой Лис. Он ничем не отличался от ста тысяч других лисиц. Но я с ним подружился. Розы очень сму­тились.

А Маленький принц возвратился к Лису.

— Прощай...— сказал он.

— Прощай,— сказал Лис.— Вот мой секрет, он очень прост:

зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь.

— Самого главного глазами не увидишь,— повторил Ма­ленький принц, чтобы лучше запомнить.

— Твоя роза так дорога тебе потому, что ты отдавал ей все

свои дни.

— Потому что я отдавал ей все свои дни...— повторил Ма­ленький принц, чтобы лучше запомнить.

— Люди забыли эту истину,— сказал Лис,— но ты не забы­вай: ты навсегда в ответе за всех, кого приручил. Ты в ответе за твою розу.

— Я в ответе за мою розу...— повторил Маленький принц,

чтобы лучше запомнить.

Тест № 7
Как предотвратить старение головного мозга

В отличие от принятой ранее точки зрения, головной мозг человека к моменту рождения еще не имеет законченного набора нейронов, количество которых в мозге новорожденного составляет 100 миллиардов и продолжает увеличиваться в течение первых

месяцев жизни со скоростью нескольких сотен тысяч в минуту.

В возрасте 25 лет в головном мозге человека начинается спонтанная потеря нейронов — ежедневно исчезают десятки тысяч этих нервных клеток. К 40 годам процесс ускоряется (ежедневно утрачивается уже 100 000 нейронов), и это связывают со старением головного мозга.

Однако, несмотря на значительные потери нервных клеток, в высшей нервной деятельности человека, как правило, не происхо­дит резких нарушений, так как обычно используется только часть нейронов головного мозга, который располагает значительным резервом, позволяющим восполнить возрастные потери нервных клеток. По мнению ученых, более важное значение имеют связи между нервными клетками мозга.

Процесс старения головного мозга в первую очередь опреде­ляется не потерей нейронов, а другими факторами, преиму­щественно наследственными, некоторыми особенностями организ­ма и характера человека, а также социальными причинами.

Пока недостаточно изучено воздействие, оказываемое на деятельность мозга такими факторами, как сон и культурная среда, стимулирующая работу головного мозга. Если изменяет­ся привычное окружение, например с уходом человека на пенсию, мозг перестает получать стимулы, а это способствует его старению. И даже если внешняя среда остается прежней, количество поступающих в мозг стимулов может уменьшаться из-за нару­шения определенных функций организма.

Французские исследователи разработали метод активации нервных клеток головного мозга с помощью упражнений. Сна­чала определяется степень поражения головного мозга человека, возникающего в процессе старения, и выявляются факторы, способствующие такому поражению.

При обследовании 122 мужчин в возрасте 55—75 лет и 246 женщин в возрасте 60—80 лет у 45 % из них была обна­ружена недостаточная активность головного мозга, связанная с низким уровнем мотивации. У 21 % мужчин наблюдался низкий уровень познавательных способностей и другие нарушения, у 30 % — развивавшийся процесс старения. Среди обследован­ных женщин лица с аналогичными расстройствами составляли соответственно 35, 21 и 9 %.

С больными проводятся занятия, предусматривающие выполне­ние различных упражнений, например запоминание слов и геогра­фических названий, серий цифр, метеорологических данных и т. п., целью которых является увеличение активных клеток и мобилизация резерва нейронов. Такие упражнения направлены на развитие познавательных психомоторных и сенсорных функ­ций головного мозга.

Первые результаты свидетельствуют об эффективности этого метода, особенно в случаях, когда активизация мозга способст­вует предотвращению развития процесса старения.


Тест № 8
 Свидетельства о пророчествах

Царь Василий III решил насильно постричь в монахини свою супругу, Соломонию, чтобы взять в жены Елену Глинскую. При этом он запросил, как полагалось в то время, благословения на новый брак патриархов Константинопольского, Александрийс­кого и Иерусалимского. Все трое ответили царю единодушным отказом. Патриарх же Иерусалимский, Марк, пояснил причину, как открылось это отцам церкви: «Если дерзнешь вступить в законопреступное супружество, то будешь иметь сына, который удивит мир своей лютостью». Василий III поступил вопреки этому пророчеству. Сын, родившийся от этого брака, действитель­но удивил мир своей лютостью и вошел в историю под именем

Ивана Грозного.

Под знаком пророчества оказался и наследник царя-изверга. Взойти на трон после Ивана Грозного должен был старший его сын Иоанн. Когда Василий Блаженный умирал, царь вместе с обоими сыновьями и дочерью Анастасией пришел проститься и просить его молиться за них. И здесь, на смертном одре, Блаженный обратился вдруг к младшему сыну царя, Федору, и в присутствии всех предрек, что вовсе не старшему, не Иоанну, а ему, младшему, предстоит принять царство. Как известно, так и случилось, хотя, когда было сказано это, ничто не предвещало сыноубийства. И когда опустел трон, на него взошел младший,

Федор.

Что касается самого Ивана Грозного, то известно, что в последний год своей жизни он повелел привезти в Москву из Архангельска и его окрестностей тамошних баб-колдуний. Две­надцать ведьм поместили под замок, поставив надежный караул. Бельский, один из самых доверенных людей царя, каждый день посещал их, передавая потом, что говорили они Ивану Грозно­му. Но вот однажды в один голос колдуньи объявили, что царь-де умрет 18 марта. Можно представить себе, как должны были не понравиться такие речи царю. И действительно, «за такое вранье» он повелел 18-го же марта сжечь их живьем. Однако, когда рано утром того дня Бельский с сопровождающими явился, чтобы исполнить волю царя, ведьмы подняли крик: день, мол, только начался, неведомо еще, как завершится он, и не­известно, соврали ли они.

По свидетельству современников, ничто в тот день не пред­вещало несчастья. Царь чувствовал себя хорошо, был весел — пел за обедом. Но потом, сев играть в шахматы, вдруг покачнулся и схватился за грудь. Через несколько минут он потерял сознание и скончался. Так завершился этот день, 18 марта. Пророчество

осуществилось.

Как-то, когда Пушкину поставлено было в упрек, что он

слишком верит разным приметам, он ответил:

   «Быть таким суеверным заставил меня один случай. Раз пошел я с Никитой Всеволожским ходить по Невскому проспек­ту, из проказ зашли к кофейной гадальщице. Мы просили ее нам погадать и, не говоря о прошедшем, сказать будущее.

— Вы,— сказала она мне,— на этих днях встретитесь с вашим давнишним знакомым, который вам будет предлагать хорошее по службе место; потом в скором времени получите через письмо неожиданные деньги; третье, я должна вам сказать, что вы кончите вашу жизнь неестественной смертью.

Без сомнения, я забыл в тот же день и о гадании, и о гадаль­щице. Но спустя недели две после этого предсказания и опять же на Невском проспекте я действительно встретился с моим давнишним приятелем, который служил в Варшаве при Великом князе Константине Павловиче и перешел служить в Петербург;

он предлагал и советовал занять его место в Варшаве, уверяя меня, что цесаревич этого желает. Вот первый раз после гадания, когда я вспомнил о гадальщице. Через несколько дней после встречи со знакомым я в самом деле получил письмо с деньга­ми — и мог ли я ожидать их? Эти деньги прислал мой лицейский товарищ, с которым мы, бывши еще учениками, играли в карты, и я обыграл его. Он, получа после умершего отца наследство, прислал мне долг, которого я не только не ожидал, но и забыл об нем. Теперь надобно сбыться третьему предсказанию, и я в этом совершенно уверен».

Третье, что было предсказано поэту гадалкой, немкой Алек­сандрой Киргоф, звучало так: «Может быть, ты проживешь долго, но на 37-м году берегись белого человека, белой лошади или белой головы». Ожидание, что и это пророчество исполнится, и желание предсказанного не оставляли Пушкина все те двад­цать лет, которые оставалось ему прожить. Но все усилия из­бежать предсказанного оказались тщетны.

Когда поэту шел тридцать седьмой год, на жизненном пути его появился Дантес — «белый человек» (он носил белый мундир) с «белой головой» (был белокур). Это и был его убийца. Пуля из дуэльного пистолета, смерть от «белого человека» на тридцать седьмом году жизни были предсказаны за два десятилетия до того зимнего утра, когда в заснеженном пригороде Петербурга прозвучал роковой выстрел.

Когда русская армия, разбившая Наполеона, вступила в столицу Франции, нескольким русским офицерам пришла мысль посетить знаменитую в то время гадалку мадам Ленорман. Надо думать, для нее это были клиенты не хуже и не лучше прочих, и каждому из них она сказала вкратце, что ожидало его. Это был тот неизбежный набор событий и ситуаций, который принято обозначать словами «жизненный путь»—карьера, семья, дети, отставка. И только одному из всех свое предсказание она обрекла в единственную, но зловещую фразу:

— Вы будете повешены.

Сергей Муравьев-Апостол, к которому были обращены эти слова, не мог не улыбнуться:

— Возможно, вы принимаете меня за англичанина,— заметил он.— Я русский, и у нас отменена смертная казнь.

Перспектива быть повешенным никак не могла иметь отноше­ние к нему — офицеру, представителю древнего аристократи­ческого рода.

Прошло четырнадцать лет, и именно он, Муравьев-Апостол, облаченный в балахон смертника, оказался стоящим под висе­лицей рядом с четырьмя другими участниками неудачного вос­стания.

Столь же несбыточно и невероятно прозвучало предсказание, которое привелось услышать одному из ближайших соратников Ленина, Николаю Бухарину. Он не поверил сказанному, как Муравьев-Апостол не мог поверить словам мадам Ленорман.
Когда летом 1918 года Н. И. Бухарин был в Берлине по делам Брестского мира, кто-то рассказал ему о гадалке, жившей на окраине города. Вместе с приятелем, другим революционером-большевиком, он решил посетить ее. То, что услышал он там, не могло не поразить тогдашнего одного из руководителей России, «любимца партии», как называл его Ленин.

— Вы будете казнены в своей стране. Это настолько не вязалось с реальностью, что Бухарин переспросил:

— Вы считаете, что советская власть падет?

— При какой власти погибнете, сказать не могу, но обяза­тельно в России.

Как известно, через двадцать лет пророчество это сбылось. Сталин казнил Бухарина. Как и в других случаях, само событие в тот момент, когда было предречено, не проявляло себя ни малейшим признаком, симптомом или хотя бы намеком.

Когда в конце войны Муссолини был арестован силами Со­противления, а военная разведка оказалась бессильна определить, где он, по приказу Гитлера были собраны ясновидящие и про­зорливцы. Один из них, работая с маятником над подробной картой Италии, указал на крохотный остров у северного по­бережья Сардинии. Это была именно та точка, где находился Муссолини в тот момент.

Известен целый ряд озарений, связанных с именем Джейн Диксон. Зимой 1945 года известная предсказательница Джейн Диксон предрекла Уинстону Черчиллю поражение на предстоящих выборах. Как и многие из тех, кто слышал пророчество и хотел бы его избежать, Черчилль стал возражать предсказательнице:

«Английский народ никогда не отвергнет меня!» Но есть ли смысл и возможно ли возражать судьбе? Через полгода состоялись выборы, Черчилль потерпел поражение и оставил свой пост.

Джейн Диксон предсказала президентство Гарри Трумэну и Дуайту Эйзенхауэру. Она же назвала Неру имя человека,

которому суждено было унаследовать после него пост премьер-министра, а Ганди, что он будет убит, и назвала дату. После смерти Сталина к Джейн Диксон обращался американский посол в Москве с просьбой предсказать политическое будущее страны. И Диксон описала ему внешность каждого из лидеров, последовательно сменявших друг друга,— Маленкова, Булганина, Хрущева.

Как-то в 1968 году за завтраком один из сидевших за столом упомянул о марше в Вашингтон, который возглавил Мартин Лютер Кинг. Ее реакция была мгновенна: «Мартин Лютер Кинг не придет в Вашингтон. Он будет убит. Убит выстрелом в шею. Его застрелят первым. Следующим будет Роберт Кеннеди!»

Через несколько дней Мартин Лютер Кинг был убит. Убит именно так, как увидела это Диксон. Слова, которые вырвались у нее в отношении Роберта Кеннеди, знали многие. Поэтому объяснимо, когда пару месяцев спустя, 28 мая, на ее выступлении в отеле «Амбасадор» кто-то, как бы возвращаясь к недавнему ее предсказанию, спросил, станет ли Роберт Кеннеди президентом.

«Ответ, который почувствовала я,— писала она позднее,— обрушился на меня с ощущением полной и бесповоротной окон­чательности. Он явился в образе черного занавеса, который как бы упал вдруг между мной и аудиторией. Занавес опустился мгновенно и до самого пола. Это было бесповоротно». Так увидела, так почувствовала она в то мгновение.

— Нет,— ответила Диксон,— он никогда не будет президен­том Соединенных Штатов. Этого не случится из-за трагедии, которая произойдет именно здесь, в этом отеле. Ровно через неделю, утром 5 июня, Роберт Кеннеди был убит. Убит в отеле «Амбасадор».

В декабре 1978 года многие газеты мира опубликовали, скорее как курьез, предсказание некоего ясновидца: 11 марта следующего года, утверждал он, в Северном полушарии произой­дет авиакатастрофа, в которой погибнет 46 человек. Когда насту­пило 11 марта, именно в этот день в Северном полушарии под Катаром действительно рухнул иорданский авиалайнер. Погибло 45 человек. Почему-то озарения выхватывают из будущего чаще всего трагедии и катастрофы.





Тест № 9
 Гибель пилотов НЛО

Катастрофа инопланетного летательного аппарата, проис­шедшая в районе г. Росвелла 2 июля 1947 г., стараниями аме­риканской разведки была засекречена на долгие годы. 24 сентября 1947 г. президент США Гарри Трумэн подписал приказ об организации и проведении операции «Мажестик-12», адресован­ный госсекретарю по делам обороны Дж. Форрестолу.
Предварительный доклад по операции «Мажестик-12» о ре­зультатах исследований инопланетного летательного аппарата и тел пилотов был подготовлен 18 ноября 1952 г. директором

ЦРУ Роско Хилленкотером.

Доклад был адресован президенту США Эйзенхауэру. В докладе сказано, что операция «Мажестик-12» является «со­вершенно секретной исследовательской и разработанной опера­цией, подотчетной непосредственно и только Президенту Соеди­ненных Штатов...».

Но для более широкой публики доклад Роско Хилленкотера

от 18 ноября 1952 г. был опубликован в уникальной книге Тима Гуда «Под грифом «Совершенно секретно» в 1988 г. с высшим грифом секретности «Только для глаз», который начи­нался так: «24 июня 1947 г. гражданский пилот, летевший над Каскадными горами в штат Вашингтон, наблюдал 9 дисковид-ных «самолетов», летевших строем с высокой скоростью. Хотя это не было первым известием о появлении таких объектов, оно было первым, привлекшим широкое внимание прессы. За ним последовали сотни других сообщений. Многие из них поступили из исключительно надежных военных и гражданских источни­ков. Эти сообщения имели следствием независимые попытки различных слоев военного командования определить природу и назначение этих объектов в интересах национальной обороны. Был опрошен ряд свидетелей и проведено несколько безуспеш­ных попыток использования самолетов с целью преследования

указанных «дисков» в полете.

Реакция общественности иногда была близка к истерии. Несмотря на эти попытки, ничего существенного не удавалось узнать об объектах до той поры, пока некий фермер не сообщил, что один из таких объектов потерпел аварию в удаленном районе штата Нью-Мексико, расположенном приблизительно в 75 милях к северо-западу от Росвеллской авиабазы (сейчас — Валкер-

Филд).

7 июля 1947 г. была начата секретная операция для обеспе­чения эвакуации останков этого объекта для научного изучения. В ходе этой операции воздушная разведка обнаружила, что четыре человекообразных существа катапультировались из корабля в какой-то точке перед взрывом. Они упали на землю в двух милях к востоку от местонахождения останков корабля. Все четыре были мертвы и сильно пострадали от действия гры­зунов и стали разлагаться, поскольку прошла приблизительно

неделя...

Безуспешными были попытки определить принцип работы

двигателя или способ передачи энергии.

Подобные же анализы обследования четырех мертвых оби­тателей корабля были организованы доктором Бронком.

Предварительным заключением этой группы (20 ноября 1947 г.) явилось то, что, хотя эти существа человекоподобны

по наружности, биологические и эволюционные процессы, ответст­венные за развитие, очевидно, существенно отличны от тех, что наблюдались и были установлены у гомосапиенса».

Страшна смерть пилотов на чужой планете. Еще страшней паника перед инопланетным десантом, которого так боялись американские политики. Но вот люди узнали... И ничего — живут! Ждут новых сенсаций...




Тест № 10
Храм Астарты

— А теперь, д-р Пендер, что Вы собираетесь рассказать нам?

Пожилой священник смущенно улыбнулся.

— Моя жизнь протекала в тихих местах,— начал он,— и очень немногие события пересекли мой жизненный путь. Хотя однажды, будучи совсем молодым человеком, со мной случилось одно странное и трагическое происшествие.

Меня самого в дрожь бросает. С тех самых пор я больше не смеюсь над людьми, которые пользуются в разговоре словом «атмосфера». Есть такое. Некоторые места насыщены добрыми и злыми намерениями, причем настолько насыщены, что их сила вполне ощутима.

Не знаю, имеет ли кто-нибудь из вас малейшее представление о Дартмуре. Место, о котором я веду речь, расположено на границе Дартмура. Это — очаровательное место и чудное поместье, хотя целых несколько лет оно, объявленное в продажу, не могло найти покупателя. Зимой там немного сурово, окрестные виды великолепны, да и само поместье отмечено рядом странных и оригинальных черт. Поместье приобрел человек по имени Хейдон — сэр Ричард Хейдон. Я знавал его еще по колледжу, и, несмотря на то что потерял его из виду на некоторое время, старые узы дружбы оказались крепкими, и я с удовольствием принял его приглашение посетить «Тихую рощицу», как он называл свое приобретение.

Вечеринка оказалась не из числа грандиозных. На ней при­сутствовали сам Ричард Хейдон, его двоюродный брат Эллиот Хейдон, леди Маннеринг со своей блекло-неприметной дочерью Виолет. На прием были приглашены также капитан Роджер с супругой — загорело-обветренные, с фигурами хороших наезд­ников. Было заметно, что они оба живут охотой и лошадьми. Среди гостей я встретил и молодого доктора Саймондса и мисс Диану Эшли. Последнее имя кое-что говорило мне. Ее фотогра­фии нередко мелькали в прессе в разделе светской хроники. Кроме того, она была одной из пресловутых красавиц сезона. Внешность у нее была действительно потрясающая. Высокая, темноволосая, с великолепной кожей. Едва заметная припудренность и полузакрытые глаза придавали ей пикантную восточ­ную наружность Она обладала к тому же прекрасным глубоким, точно колокольный звон, голосом.

Я тотчас понял, что мой друг Ричард Хейдон сильно увлечен красоткой, и догадался, что вся вечеринка затеяна просто как декоративный фон для нее. В ее чувствах к нему я столь уверен не был. Постоянной в своих благосклонностях ее назвать было трудно. Один день она могла разговаривать исключительно с Ричардом не замечая никого вокруг, а на другой — благоволить к его кузену Эллиоту, почти не видя существования Ричарда. А затем начать расточать самые очаровательные улыбки спо­койному и застенчивому д-ру Саймондсу.

В утро моего приезда наш хозяин показал нам все поместье. Дом сам по себе ничего выдающегося не представлял — прочное строение чз девонширского гранита. Построенное с расчетом выстоять время и ненастье. Постройка малоромантичная, но зато очень удобная. Из окон дома открывалась панорама торфя­ника увенчанного обдуваемыми ветрами скалами.

На склонах ближайшей скалы находились ярусы хижин — следы прошедших дней каменного века. Другой холм представлял собой Курган, где недавно были произведены раскопки, среди который нашли и некоторые предметы утвари из бронзы. Хейдона, между прочим, интересовала всякая старина, и он рассказал нам о ней с огромной долей энтузиазма. В частности, как он объяснял здешние места особо богаты памятниками прошлого.

«Жилища времен неолита, друидов, римлян, и здесь даже обнаружены следы ранней финикийской культуры. Но особенно интересно именно это место,— сказал он,— вы знаете его наз­вание «Тихая роща». Итак, нетрудно догадаться, откуда приш­ло это название».

Он протянул руку. Среди достаточно пустынной местности — валунов, вереска, папоротника-орляка — примерно в сотне ярдов от дома находилась плотно засаженная деревьями роща.

«Примета давнего прошлого,— продолжал Хейдон.— Деревья вымери и были пересажены, но в целом все сохранилось почти таким, каким было. Быть может, во времена финикийских поселенцев. Пойдемте и посмотрим».

Му все тронулись за ним следом. Едва мы вошли в рощу, как на меня навалилась странная подавленность. Думаю, что из-за тишины. Казалось, ни одна птица не вьет гнезд в этих деревьям Все кругом было пронизано отчаянием и ужасом. Я приветил, что Хейдон смотрит на меня, странно улыбаясь.

«Какие-нибудь необычные ощущения из-за этого места, Пендер? — спросил он.— Внутреннее сопротивление? Или чувство стеснительности?»

«Мне просто здесь не нравится»,— спокойно ответил я.

«Это твое полное право. Здесь находился один из опорных пунктов древних противников твоей веры. Это — роща «Астарты».

«Астарты?»

«Астарты или Иштар — называй как хочешь. Я предпочитаю финикийское название «Астарта». Как известно, в древнейших мифах, относящихся к временам, когда бог любви еще не родился, стрелы страсти пускали сами богини любви: Астарта, нагая всадница, стреляла из лука, а колчан был за спиной. Это, пола­гаю, единственное место, связанное с культом Астарты в окрест­ностях. Доказательств у меня нет, но я предпочитаю верить, что перед нами подлинная роща «Астарты». Здесь, за плотным кольцом деревьев, совершались священные ритуалы».

«Священные ритуалы,— прошептала с мечтательностью Диа­на Эшли.— А в чем они состояли, интересно?»

«Малопочтенное дело по всем меркам,— бессмысленно громко засмеялся капитан Роджерс.— Горячительное занятие, как пред­ставляю».

Хейдон не обратил на него ни малейшего внимания.

«В центре рощи должен был возвышаться храм,— сообщил он.— Храмов я содержать не могу, но позволил себе удовольст­вие на собственную маленькую фантазию».

В этот момент мы вышли на небольшую поляну в центре деревьев. Посредине находилось нечто, не совсем похожее на каменный домик. Диана Эшли подняла вопросительный взгляд на Хейдона.

«Я назвал его кумирней,— пояснил он,— кумирней, или храмом «Астарты».

Он приблизился к домику. Внутри на грубовато сделанной эбеновой подставке находилось странное небольшое изображение женщины с рогами из полумесяцев, сидящей на льве.

«Астарта финикийская,—объявил Хейдон,—богиня луны!»

«Богиня луны!—воскликнула Диана.—Давайте устроим настоящую оргию сегодня вечером. Наденем маскарадные костю­мы, придем сюда и при лунном свете свершим ритуал в честь Астарты!»

Я сделал инстинктивное движение уйти, и Эллиот Хейдон, двоюродный брат Ричарда, быстро обернулся ко мне:

«Вам не нравится все это, а, падре?»

«Нет,— сурово отрезал я,— не нравится».

«Но ведь все это лишь дурачество,— сказал он, разглядывая меня, будто забавляясь.— Дик не может знать, где на самом деле находилась священная роща. Это просто его фантазия, и ему нравится подыграть ей. Во всяком случае, если бы это было...»

«Если бы это было...»

«Ну,— неловко рассмеялся он.— Не верите же Вы в такого рода вещи? Вы — приходской священник».

«Не уверен, что в этом качестве мне не следует верить в подобное».

«Ну, с подобными вещами все покончено».

      «Не уверен, не уверен,— ухмыльнулся я.— Знаю только одно:

я, как правило, не очень чувствителен к общей атмосфере места, но, как только я вступил в рощу, я почувствовал странное присутствие зла и опасности вокруг».

Эллиот непроизвольно посмотрел через плечо.

«Да,— согласился он,— что-то здесь неладно. Понимаю, что Вы подразумеваете, но это лишь Ваше воображение действует на Вас. Что скажете Вы, Саймондс?»

Доктор помолчал минуту-другую, а затем тихо произнес:

«Не нравится мне все это. Не знаю почему. Но так или иначе — не нравится».

Тут ко мне подбежала Виолет Маннеринг.

«Мне страшно,— плакала она,— ненавижу это место. Давайте уйдем отсюда».

Мы с ней пошли первыми, за нами двинулись остальные. Лишь Диана Эшли задержалась. Я оглянулся и увидел ее стоящей перед храмом или кумирней. Ее горящие глаза неотрывно смотре­ли на изображение женщины-богини.

День выдался необычно жарким и чудесным, а поэтому и предложение Дианы Эшли о костюмированном бале вечером было воспринято в целом благоприятно. Начались обычные перешептывания, смех и лихорадочное шитье втайне от осталь­ных. Когда мы вышли к ужину, раздались принятые в таких случаях крики восторга. Роджерс с женой обрядились в жителей времен неолита, объясняя недостатки в костюмах нехваткой каминных ковриков. Ричард Хейдон объявил себя финикийским матросом, а его кузен — предводителем разбойников. Д-р Сай­мондс предстал шеф-поваром, леди Маннеринг — больничной сиделкой, а ее дочь — черкешенкой. Меня самого бурно приветст­вовали как монаха. Диана Эшли вышла к ужину последней, вызвав у нас некоторое разочарование — ее фигуру укутывало черное домино свободного покроя.

«Неизвестная! — объявила она.— Вот кто я. А теперь, ради бога, поспешим к столу».

После ужина мы вышли из дома. Вечер был прелестным — тепло-бархатистым. На небе поднималась луна.

Мы гуляли, болтали, и время летело быстро. Где-то через час мы обнаружили, что Дианы Эшли среди нас нет.

«Наверное, отправилась спать»,— решил Ричард Хейдон.

«О нет,— покачала головой Виолет Маннеринг,— я виде­ла, как она пошла туда четверть часа тому назад»,— и она пока­зала рукой на рощу, отливающую черной тенью в лунном свете.

«Интересно, что у нее на уме,— задумался Ричард Хей­дон,— клянусь, какие-нибудь дьявольские шутки. Пойдемте взгля­нем».

Мы отправились всей группой, немного заинтригованные, на что нацелилась г-жа Эшли. Хотя я со своей стороны испытывал

странное нежелание проникнуть за этот черный, предвещающий дурное, пояс деревьев. Нечто более сильное, чем я, казалось, сдерживает меня. Я почувствовал определеннее, чем когда-либо, неотъемлемую греховность данной точки. Думаю, кое-кто из остальных испытывал то же самое, что и я, хотя и не хотел сознаваться в этом. Деревья в лунном свете стояли так близко друг к другу, что, казалось, между ними невозможно пройти. Вокруг нас витали дюжины каких-то тихих звуков-шепотков и вздохов. Из-за сверхъестественно жуткого чувства и негласного единодушия мы держались вместе, кучкой.

Неожиданно мы достигли поляны в центре рощи и оста­новились как вкопанные от изумления, так как там, на пороге кумирни, стояла переливающаяся светом фигура, плотно укутан­ная в прозрачную ткань с двумя полумесяцами, поднимающимися из черной массы волос на голове.

«Мой бог!» — воскликнул Ричард Хейдон, и у него над бровями

проступили капельки пота.

Однако Виолет Маннеринг оказалась зорче:

«Это же Диана! Что она с собой сделала? Она же выглядит

совершенно непохоже!»

Фигура в проеме храма подняла руку, сделала шаг вперед и продекламировала глубоким приятным голосом:

«Я — жрица Астарты,— причитала она,— остерегайтесь при­ближаться ко мне, ибо смерть таится в моей руке».,

«Не надо, дорогая,— запротестовала леди Маннеринг.— Вы пугаете нас. В самом деле, страшно».

Хейдон бросился к ней:

«Бог мой, Диана! Ты прекрасна!»

Мои глаза попривыкли к лунному свету, и я мог видеть все более отчетливо. Диана действительно, как сказала Виолет, выглядела совсем иной.

Лицо у нее обрело явно восточные черты, зрачки высвечи­вали жесткостью, а на губах играла такая странная улыбка, какой я у нее никогда не видел.

«Осторожней! — предупредила она.— Не приближайтесь к богине. Любого, кто прикоснется ко мне, поразит смерть!»

«Ты великолепна, Диана,— заявил Хейдон,— но прекрати это. Так или иначе, но мне... мне не нравится это».

Он шел к ней по траве, и она выбросила руку в его сторону:

«Остановись! — крикнула она.— Еще шаг, и я уничтожу тебя волшебством Астарты!»

Ричард Хейдон рассмеялся и ускорил шаг, когда произошло нечто странное. Он вдруг покачнулся, затем будто споткнулся и рухнул наземь головой вперед.

Он так и не поднялся, оставшись лежать ничком на земле. Неожиданно Диана начала истерически смеяться. Странный и страшный хохот разорвал тишину поляны.

С проклятием Эллиот рванулся вперед.

«Я не перенесу этого! — кричал он.— Вставай же. Дик. Ну, вставай!»

Однако Ричард Хейдон оставался лежать там, где упал. Эллиот подбежал к нему, опустился перед ним на колени и осторожно перевернул Ричарда. Он склонился над ним, вгляды­ваясь в лицо брата.

Затем Эллиот резко вскочил на ноги, чуть качнувшись при этом.

«Доктор! Ради бога, доктор, подойдите. Я... я думаю, что он мертв».

Саймондс сорвался с места, а Эллиот медленно двинулся к нам. Он смотрел вниз, на свои руки, смотрел как-то странно, что я ничего не понял.

В этот момент дикий вопль исторгла Диана:

«Я убила его! О, мой бог! Я не хотела этого, но я убила его!» И она, постепенно теряя сознание, медленно опустилась на траву, превращаясь в бесформенную массу. Тут закричала г-жа Роджерс:

«Уйдемте с этого страшного места, иначе что-нибудь может произойти с нами. О, это ужасно!» Эллиот положил руку мне на плечо.

«Этого не может быть,— бормотал он.— Говорю Вам: этого не может быть. Человек не может быть убит подобным образом. Это... это неестественно».

Я попытался успокоить его:

«Всему есть объяснения. У нашего кузена должна была быть какая-нибудь болезнь сердца, о которой никто не подозревал. А тут возбуждение и шок...» Он прервал меня.

«Вы ничего не понимаете»,— сказал он и поднес к моим глазам свои ладони, на которых я заметил красное пятно.

«Дик умер не от шока. Он был заколот, заколот ударом в сердце, но оружия там никакого не было».

Я с недоверием уставился на него. В это время Саймондс закончил осмотр тела и подошел к нам. Он был бледен и дрожал.

«Мы все не сошли с ума? — спросил он.— Что это за место такое, если здесь могут твориться подобные вещи?» «Значит, это правда?» — поинтересовался я. Он кивнул.

«Рана такова, что она могла быть нанесена длинным тонким кинжалом, но кинжала там никакого нет». Мы посмотрели друг на друга.

«Но он должен там быть! — воскликнул Эллиот Хейдон.— Он, вероятно, просто выпал. Валяется где-нибудь на земле. Надо поискать».

Без особого успеха мы шарили по траве, когда Виолет Ман-неринг неожиданно заявила:

«У Дианы было что-то в руке. Нечто наподобие кинжала.

Я видела. Я видела, как что-то блеснуло у нее в руке, когда она

угрожала ему».

«Он даже трех ярдов не дошел до нее»,— возразил Эллиот

Хейдон.

Леди Маннеринг склонилась над распростертым телом жен­щины:

«Сейчас у нее в руке ничего нет,— заявила она,— и на земле ничего не видно. Ты уверена, что не ошиблась, Виолет?»