9.

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 

Тем не менее, сказанное вовсе не означает оправдания другой крайности – забвения родителей, пренебрежения к ним. Почтение и благодарность – лучшие чувства, которые мы можем к ним проявить… на расстоянии.

Мы перестаем быть детьми и становимся друзьями. Это при том, что Друг теперь у нас один – тот, с кем мы сочетаны узами Священного Брака.

 

6. Брак ради детей.

Еще раз напомню, что в семье любое ради – это уже признак раскола, разобщения, деструкции. Либо – радость, либо – ради.

То, что прекрасно само по себе, не делается ради чего-то. Все наши естественные побуждения самодостаточны. Если я ем, когда хочу есть, сплю, когда хочу спать, то жизнь моя легка и естественна. Я не делаю это ради того, чтобы наесться или выспаться. Как только я начну задумываться, ради чего я это делаю, моя легкость отяжелеет и радость омрачится нудной умственной жвачкой.

Как только я начинаю делать ради, я сам делаюсь ради и, тем самым, перестаю быть собой.

На обширной территории среди «помоечных семейств» непременно находятся участливые советники, призывающие «обзавестись ребеночком», чтобы сохранить лопающийся по всем швам союз. Двойное зло. Ибо дитя здесь становится не продолжением любви, но продуктом демонической манипуляции, всего лишь «плодом истекшего семени». Супружеская ненависть бессознательно переходит и на ребенка. Такой род становится дегенерирующим. В старину говорили – проклятым.

 

Еще одна вариация на тему дегенерации – низведение себя до уровня машины воспроизведения. Если женщина видит свое призвание, предназначение, миссию только в том, чтобы рожать детей, то она отступает от своей женственности и становится винтиком тотального конвейера размножения. Чем она тогда отличается от свиноматки? Мужчина же, стремящийся превратить свою жену в такую свиноматку и непрерывно оплодотворяющий ее, на самом деле испытывает страх перед интимностью. Ведь если жена хронически беременна, о какой полноценной сексуальности можно говорить? Сконфуженный Эрос превращается в рахитичного уродца, и стрелы Амура становятся пригодными разве что в качестве зубочисток.

Подобно тому, как излишняя привязанность взрослой особи к родителям, указывает на его скрытые инцестные (кровосмесительные) импульсы, так и приоритет ребенка в семье свидетельствует о наличии того же влечения со стороны отца или матери.

Рассмотрим ситуацию, не столь уж и необычную.

Молодое семейство. (Здесь и далее мы будем проводить различение между понятиями «семья» и «семейство».

«Семейство» обозначает биологическую, юридически закрепленную совокупность человеческих организмов, обитающих на одной жилплощади и объединенную общим бытом.

«Семья» – мистическое состояние Иерогамуса, то есть Священного Брака.

В каких-то случаях «семейство» и «семья» совпадают. О подобной ситуации мы говорим как о семье. Если контекст отношений не ясен, но имеет факт юридически оформленного сожительства, то употребляем понятие «семейство». В рассматриваемом нами примере мы пока еще не знаем, семья ли это. Пока нам только известно, что это семейство).

Обоюдно влюбленные муж и жена. Проходит время, и появляется дитя. И теперь жена, ставшая «матерью» (слово забирается в кавычки, постольку поскольку и здесь пока неизвестно, мать она, или – родившая самка. Разницу между этими статусами мы рассмотрим чуть позже), уделяет все внимание ребенку, всю свою душевную энергию она переносит на него. Муж как бы отодвигается на второй план, мужчина отдаляется. Такая семья, даже при формальном сохранении семейства, обречена на уничтожение. Объяснение же более, чем просто. Мы имеем дело, если не с нарушением, то – искажением психополовой ориентации. Ведь по ествеству своему для женщины на первом месте – она сама, как и для мужчины – он сам, что вполне соотносится с архетипической тождественностью «абсолютной женщине» и «абсолютному мужчине». Только развив внутри себя эти космические измерения и актуализировав их, мы обретаем способность к установлению успешных отношений с представителем другого пола, то есть – со своей половиной.

(Примечательно, что слова ПОЛ и ПОЛОВИНА образованы на единой корневой основе).

Получается, что только в подобном сочетании может осуществиться чистое зачатие – не замутненное присутствием собственной скверны. Тогда и рождение ребенка приветствуется как рождение в мире нового мира.

Женщина остается для себя женщиной и, стало быть, Женой для Мужа. Она и Муж – на первом месте, и не только как «одна плоть», но и как единый дух. Затем – ребенок.

Приоритеты, исходящие из Естества, распределяются следующим образом.

Для женщины: она сама – муж – ребенок.

Для мужчины: он сам – жена – ребенок.

Такой ребенок в полной мере получает то, в чем нуждается больше всего – любовь.

В том случае если женщина отдает первенство ребенку и таким образом переносит на него всю свою эротическую активность, можно свидетельствовать о наличии у нее опасных кровосмесительных импульсов, что является серьезным фактором риска для возникновения дегенеративного процесса.

 

Мать и родившая самка.

«Мать» – это архетип, душевное и духовное состояние, воплощение творческих потенций в Женщине, ее космическая самореализация, проявленная в четком осознании себя самой как проводницы жизни.

Для нее биологический ребенок – не ее собственность, но носитель духовного начала, которое может и готово проявиться в мире.

Значит, Мать – это духовное измерение в женщине.

«Родившая самка» – животный организм, осуществивший биологическую программу воспроизведения себе подобного. Это вовсе не означает, что в дальнейшем она проявляет полное равнодушие к своему дитяти – как уже сказано, она может сконцентрировать на нем всю свою жизненность. Но уровень ее отношений остается исключительно животным. Само выражение, кстати, достаточно распространенное, «мое чадо» – указывает здесь на исключительно плотский аспект обладания. А вскоре такое чадо начинает чадить.

 

7. Восприятие партнера как собственности, или присвоение Другого.

Позиция, когда кто-то из супругов рассматривается как «часть имущества». Подобная тенденция свидетельствует о наличии высокой степени личной агрессивности. И, хотя последняя может маскироваться выраженным проявлением заботы и участия, тем не менее, следует понимать, что указанные качества, как правило, скрывают желание контролировать и подавлять, то есть намерения деструктивные, смертоносные. Хорошо известны случаи так называемой «удушающей любви». Ведь если слишком сильно сжимать в объятиях, то можно и задушить.     

И в данной ситуации либо один медленно «убивает» другого – тот начинает болеть и чахнуть, либо другой ради собственного спасения, бессознательно чуя опасность, выходит из этой игры, или покидая своего контролирующего партнера, или просто действительно умирая.

В любом случае отношения оказываются убитыми.