В. М. Голованов

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 

Борисоглебск

ИсториографиЯ истории

 

народного образованиЯ и ее роль

 

в совершенствовании подготовки

 

будущих уЧителей

В 1979 году известный российский историк педагогики, бывший министр образования Российской Федерации Э. Д. Днепров, автор уникального библиографического указателя «Советская литература по истории школы и педагогики дореволюционной России», отмечал бедность библиографических и историографических исследований в историко-педагогической науке.

Несмотря на то что с тех пор прошло более 20 лет, оте­чест­венная историография истории народного образования все еще не написана. Отдельные работы, выполненные в этом направлении, общую историографическую картину пока не проясняют. К сожалению, эта нежелательная тенденция сохраняется и поныне. Так, в учебных пособиях по истории педагогики А. И. Джуринского, Д. И. Латышиной и под редакцией А. И. Пискунова, изданных в 1998–1999 годах, совершенно отсутствуют обстоятельные историографические обзоры, т. е. в них мы не найдем материала о тех отечественных ученых, которые «делали» историю педагогики как науку, возникшую в конце XVIII века. Еще нет обобщенного труда (или хотя бы главы или раздела в книге) о таких видных историках педагогики, как Е. Н. Медынский (1885–1957), А. А. Красновский (1885–1953), И. Ф. Свадковский (1895–1977), Ш. И. Ганелин (1894–1974), Ф. Ф. Шамахов (1900–1994), З. И. Равкин, А. И. Пискунов, С. Ф. Егоров и др.

Между тем как молодые исследователи, так и будущие учи­те­ля должны знать историю изучаемой науки. Совершенно прав Э. Д. Днеп­ров, написавший, что без серьезных историографических исследований невозможно уяснить процесс развития историко-педа­гогического знания, выявить в нем лакуны и определить перспективы дальнейшей работы в истории педагогики. Такие исследования смогут помочь тем, кто сегодня вступает в науку и педагогическую жизнь.

Роль же самой истории педагогики в подготовке будущих учителей велика. Она, во-первых, способствует расширению общепедагогического кругозора студентов, во-вторых, вырабатывает верное, критическое отношение к педагогическому наследию и, в-треть­их, дает возможность творчески использовать идеи и опыт прошлого в современной практике, чему есть немало примеров (создание тех же кадетских корпусов в России).

Историографические разыскания (правда, пока только на материале Сибири) стали научной целью автора настоящего сообщения в последние годы, опубликовавшего свыше 10 работ по этой тематике. Среди них – монография «Сибирская регионология: историко-образовательный аспект», статьи «Советская историография прос­ве­щения Бурятии», «Историография Тувы и Хакасии», «Сибирс­кая ис­торико-педагогическая регионология 70-х – первой половины 80-х го­­дов ХХ вв.» и др.

Эти исследования показали, что созданная в советские годы система народного образования была уникальной, мощной, стабильной, имела крепкую материально-техническую базу, школьную индустрию, сеть магазинов учебно-наглядных пособий и специальных мастерских и фабрик, научно-исследовательские институты, труд педагогов оплачивался более или менее достойно и своевременно, хотя до идеального положения и тогда было далеко и действовал так называемый остаточный принцип финансирования. Весьма инте­рес­ны в этом плане примеры, приведенные в статьях по историографии народного образования Бурятии, Тувы, Хакасии и Якутии. Так, на основе историографического анализа установлено, что в 1930–1940 годах в Советской Туве было построено 235 школьных зданий, в Хакасии – 100. В 1948–1951 годах, несмотря на то что разрушительная для СССР война недавно закончилась, в Туве было пост­роено 79 домов для учителей. Тувинское книжное издательство в 1956–1957 годах выпустило 35 названий учебников на тувинском языке.

К простым в общем-то выводам о прочной (конечно, не лишенной существенных недостатков) системе социалистического народного образования можно прийти только путем сравнительного анализа, используя историографию. Итоги советской школьной политики пока еще не определены в полном объеме. Без всесторонней и объективной ее оценки, вероятно, невозможен поиск дальнейшего пути развития образования в нашей стране. Это тем более актуально в свете новой концепции (доктрины) образования и возможного перехода на 12-летнюю среднюю школу, ныне выдвигаемой Министерством общего и профессионального образования Российской Фе­дерации и лично министром В. М. Филипповым.

В 2000 году из печати выходит учебное пособие автора настоя­щих строк для студентов педвузов под названием «Русская педагогика XIX века», которое открывается разделом о видных историках педагогики. Этим самым предпринимается попытка восполнения пробела в историографии истории российского народного образования, о чем шла речь выше. Не следует забывать, что «история науки появляется тогда, когда наука достигает определенной степени зрелости, когда практи­ческие потребности развития науки требуют знания о ее истории» (Пештич С. Л. Русская историография XVIII в. Л., 1961. Ч. 1. С. 3–4).

Пожалуй, такая практическая надобность в историографии истории народного образования и педагогической мысли давно уже настала. Ибо нужно осмысление всего того, что было сделано в Рос­сии в области народного образования на протяжении ХХ столетия, в том числе в советский период.

Видимо, в настоящее время история образования (педагогики) должна состоять из ее историографии и собственно самой науки, являющейся важнейшей отраслью педагогического знания. И такую науку также следует преподносить студентам педагогических вузов Российской Федерации.