Вильгельм Фон Гумбольдт

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 

 

Объекты языкознания:

1)     язык в самом себе;

2)     род человеческий вообще в его поступательном развитии;

3)     отдельные народы;

4)     индивидуум/человек.

Язык интегрирован в культуру, т.е. через язык можно изучать культуру, мышление, мир.

Язык как деятельность. Язык – динамическая единица, деятельность, процесс (т.к. имеет причину и цель). Язык направлен на звук и на мысль. Через язык мысль облекается в звуки. Мысль не равна звуку. Существует конечное количество звуков и бесконечное число мыслей. Мысль мы оформляем при помощи звуков. Язык – это форма, а не продукт. Язык не равен мышлению и не равен звуку. Но в результате языка как деятельности в какой-то момент оказывается, что язык равен мышлению и звуку (а также человеку и миру). Язык есть не продукт деятельности (ergon), а деятельность (energeia).

Цель языка – выражение мыслей и выражение себя (социальная направленность и взаимопонимание: мы выражаем мысли, чтобы нас поняли). Язык – это единообразная деятельность (иначе люди друг друга не поймут). Человек обращается к собеседнику, как к равному. Существует "язык от говорящего", "язык от слушающего" и "язык от объекта" (сообщение). При успешной коммуникации Я и ТЫ пользуются как бы одним языком. Нужно уточнять сообщение, чтобы нас поняли. Оформленное сообщение перестаёт относиться только к говорящему. Роли постоянно меняются. Усиливается субъективность (понимается как многосубъектность), люди чувствуют своё единение.

Язык – это творческая деятельность. Проявляется в 2 процессах: 1) синтез внутренней формы языка с внешней звуковой материей, а следовательно с внешней формой языка; 2) синтез идеи и материального объекта (а также идеального объекта).

Язык как отражение и знак. Язык – субъективный образ объективного мира. Язык – это форма отражения мира. Те знания, которые человек получает благодаря органам чувств, эмпирические. Когда они преобразуются в обобщения, мы получаем теорию. Слово является сначала отражением чувственно познанного, а потом – отражением разума. В результате мы получаем знак. Разум не может постигнуть того, в чём нет чувств. Но и чувство не осознаётся в полной мере, если нет понятийной базы. Слово не копия вещи, идеи, а отражение идеи. Поэтому у слова есть возможность отражать вещь с разных сторон (полисемия). Слово возникает как индивидуальный акт познания. Понятие вторично по отношению к слову. Без слова мы не можем представить понятие. Слово не просто знак для не зависящей от него вещи. Оно знак постольку поскольку и до тех пор, пока используется вместо вещи.

Язык и мышление. Мышеление без языка – бесформенное, тёмное, неоформленное. Мышление с языком. Мышление не равно языку. "Мышление не просто зависит от языка вообще, потому что до известной степени оно определяется каждым отдельным языком". Человек не может ни мыслить, ни развиваться без языка: "Создание языка обусловлено внутренней потребностью человечества. Язык - не просто внешнее средство общения людей, поддержания общественных связей, но заложен в самой природе человека и необходим для развития его духовных сил и формирования мировоззрения, а этого человек только тогда сможет достичь, когда свое мышление поставит в связь с общественным мышлением". Невозможно мышление без языка: "Язык есть орган, образующий мысль. Интеллектуальная деятельность, совершенно духовная, глубоко внутренняя и проходящая в известном смысле бесследно, посредством звука материализуется в речи и становится доступной для чувственного восприятия. Интеллектуальная деятельность и язык представляют собой поэтому единое целое. В силу необходимости мышление всегда связано со звуками языка; иначе мысль не сможет достичь отчетливости и ясности, представление не сможет стать понятием".

Мышление влияет на язык, т.к. язык – творение человеческого разума. Это интеллектуальный инстинкт. По мере развития мысли слова получают всё более глубокие значения, т.е. с совершенствованием мышления совершенствуется и язык. По законам мышления оформляются грамматические категории.

Язык и действительность. Язык – посредник между миром и человеком. Мир: материальный и идеальный. Человек – часть мира. В. фон Гумбольдт отвергает идею о том, что представления человека о мире независимы от его языка. Различное членение мира различными языками, как отмечал ученый, "выявляется при сопоставлении простого слова с простым понятием... Безусловно, далеко не безразлично, использует ли один язык описательные средства там, где другой язык выражает это одним словом, без обращения к грамматическим формам... Закон членения неизбежно будет нарушен, если то, что в понятии представляется как единство, не проявляется таковым в выражении, и вся реальная действительность отдельного слова пропадает для понятия, которому недостает такого выражения".

Язык и дух. Первичное и неопределяемое для В. Гумбольдта понятие — "человеческая духовная сила", конкретно проявляющаяся в виде "духа народа". Как "язык вообще" неразрывно связан с "человеческой духовной силой", так каждый конкретный язык связан с "духом народа": "Язык... всеми тончайшими нитями своих корней сросся... с силой национального духа, и чем сильнее воздействие духа на язык, тем закономерней и богаче развитие последнего. Во всем своем строгом сплетении он есть лишь продукт языкового сознания нации, и поэтому на главные вопросы о началах и внутренней жизни языка вообще нельзя должным образом ответить, не поднявшись до точки зрения духовной силы и национальной самобытности". В. фон Гумбольдт не дает ни определения народа, ни определения отдельного языка, но он постоянно указывает на их неразрывность: язык в отличие диалекта, с одной стороны, и языковой семьи, с другой, есть достояние отдельного народа, а народ — это множество людей, говорящих на одном языке.

Дух народа и язык народа неразрывны: "Духовное своеобразие и строение языка народа пребывают в столь тесном слиянии друг с другом, что коль скоро существует одно, то из этого обязательно должно вытекать другое... Язык есть как бы внешнее проявление духа народов: язык народа есть его дух, и дух народа есть его язык, и трудно представить себе что-либо более тождественное". При этом единстве первичен все же дух народа. В то же время дух народа в полной мере недоступен наблюдению, о нем мы можем узнавать лишь по его проявлениям, прежде всего по языку: "Среди всех проявлений, посредством которых познается дух и характер народа, только язык и способен выразить самые своеобразные и тончайшие черты народного духа и характера и проникнуть в их сокровенные тайны".

Но чтобы понять, как дух народа реализуется в языке, надо правильно понять, что же такое язык. Как отмечает В. фон Гумбольдт, "язык предстает перед нами в бесконечном множестве своих элементов — слов, правил, всевозможных аналогий и всякого рода исключений, и мы впадаем в немалое замешательство в связи с тем, что все это многообразие явлений, которое, как его ни классифицируй, все же предстает перед нами обескураживающим хаосом, мы должны возвести к единству человеческого духа". Нельзя ограничиться фиксацией этого хаоса, надо в каждом языке искать главное.

Система и структура языка. Язык состоит из материи (субстанции) и формы. "Действительная материя языка — это, с одной стороны, звук вообще, а с другой — совокупность чувственных впечатлений и непроизвольных движений духа, предшествующих образованию понятия, которое совершается с помощью языка". Говорить что-либо о языковой материи в отвлечении от формы невозможно: "в абсолютном смысле в языке не может быть никакой неоформленной материи"; в частности, звук "становится членораздельным благодаря приданию ему формы". Именно форма, а не играющая лишь вспомогательную роль материя составляет суть языка.

Как пишет В. фон Гумбольдт, "постоянное и единообразное в этой деятельности духа, возвышающей членораздельный звук до выражения мысли, взятое во всей совокупности своих связей и систематичности, и составляет форму языка". Ученый выступал против представления о форме как о "плоде научной абстракции". Форма, как и материя, существует объективно; форма "представляет собой сугубо индивидуальный порыв, посредством которого тот или иной народ воплощает в языке свои мысли и чувства". Форму нельзя познать в целом, ее нам дано наблюдать "лишь в конкретно-единичных проявлениях". С одной стороны, все в языке так или иначе отражает его форму. С другой стороны, разные явления имеют разную значимость: "в каждом языке можно обнаружить много такого, что, пожалуй, не искажая сущности его формы, можно было бы представить и иным".

Форма не должна пониматься узко только как грамматическая форма. Форму мы видим на любом уровне языка: и в области звуков, и в грамматике, и в лексике. Форма 1) оформляет обозначения понятий индивидуальных предметов (лексика); 2) определяет обозначения общих отношений, применимых к массе отдельных предметов (грамматические и лексические категории); 3) определяет законы построения речи (синтаксис). Форма каждого языка отдельна и неповторима, но формы разных языков имеют те или иные сходства. Но можно говорить и об общей форме всех языков, "если только идет речь о самых общих чертах". "В языке таким чудесным образом сочетается индивидуальное со всеобщим, что одинаково правильно сказать, что весь род человеческий говорит на одном языке, а каждый человек обладает своим языком".

Говоря о звуковой стороне языка, В. фон Гумбольдт исходил из не очень развитого состояния фонетики его времени и даже смешивал звук с буквой. Среди единиц языка В. фон Гумбольдт прежде всего выделял слово. Наряду со словами В. фон Гумбольдт выделял и корни. Он разграничивал корни "как продукт частой рефлексии и результат анализа слов", то есть "как результат работы грамматистов", и существующие в ряде языков реальные корни, нужные говорящим в связи с "определенными законами деривации".

Язык и речь. "Нельзя себе представить, чтобы создание языка начиналось с обозначения словами предметов, а затем уже происходило соединение слов. В действительности речь строится не из предшествующих ей слов, а, наоборот, слова возникают из речи". В то же время любая речь членится на слова; "под словами следует понимать знаки отдельных понятий"; "слово образует границу, вплоть до которой язык в своем созидательном процессе действует самостоятельно". То есть слова уже даны говорящему языком, тогда как "для предложения и речи язык устанавливает только регулирующие схемы, предоставляя их индивидуальное оформление произволу говорящего".

Внутренняя и внешняя форма языка, их синтез. Внешняя форма – звуковая. Язык – деятельность, направленная на преобразование мысли в звук. Внешняя форма – это звук, ставший членораздельным. Языковая форма далеко не сводится к внешней, звуковой форме. Еще большее значение имеет внутренняя форма языка, членящая "чувственные впечатления и непроизвольные движения духа". Внутренняя форма, специфическая для каждого языка, проявляется как в членении мира в области лексики, так и в системе грамматических категорий. В связи с внутренней формой языка В. фон Гумбольдт затрагивает проблему, которая позже стала трактоваться как различие значения и смысла слова; с точки зрения образования понятия "слово — не эквивалент чувственно воспринимаемого предмета, а эквивалент того, как он был осмыслен речетворческим актом в конкретный момент изобретения слова. Именно здесь — главный источник многообразия выражений для одного и того же предмета. Поистине язык представляет нам не сами предметы, а всегда лишь понятия о них".

Ни звуковая, ни внутренняя форма языка не создают язык сами по себе, необходим их синтез: "Соединение звуковой формы с внутренними языковыми законами придает завершенность языкам, и высшая ступень их завершенности знаменуется переходом этой связи, всегда возобновляющейся в одновременных актах языкотворческого духа, в их подлинное и чистое взаимопроникновение. Начиная со своего первого элемента, порождение языка — синтетический процесс, синтетический в том подлинном смысле слова, когда синтез создает нечто такое, что не содержалось ни в одной из сочетающихся частей как таковых". Этот процесс завершается, только когда весь строй звуковой формы прочно и мгновенно сливается с внутренним формообразованием. Благотворным следствием этого является полная согласованность одного элемента с другим". Фактически здесь речь идет о том, что позднее получило название двусторонности знака, и еще раз здесь В. фон Гумбольдт подчеркивает системность языка, взаимосвязанность его элементов.

Классификации языков. Выделяет языки совершенные и несовершенные. Если язык совершенный, то его внутренняя организация в максимальной степени соответствует организации мышления.

Развитие языка. Гумбольдт считает, что был благоприятный период в истории человечества, когда зародились все языки и язык человеческий вообще. Но когда это было, он сказать не может. Это произошло тогда, когда появился синтез чувственного и рационального познания. Возникло противопоставление субъекта и объекта.