4. ПОНЯТИЕ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 

4.1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПОНЯТИЯ. СУЩЕСТВЕННЫЕ И НЕСУЩЕСТВЕННЫЕ ПРИЗНАКИ ПОНЯТИЯ. Признаком предмета называют то, в чем предметы сходны друг с другом или чем они друг от друга отличаются. Любые свойства, черты, состояния предмета, которые так или иначе характеризуют, выделяют его, помогают распознать среди других предметов, составляют его признаки. Признаками могут быть не только свойства, принадлежащие предмету; отсутствующее свойство (черта, состояние) также рассматривается как его признак. Любой предмет имеет множество разнообразных признаков. Одни из них характеризуют отдельный предмет, являются единичными, другие принадлежат определенной группе предметов и являются общими. Так, каждый человек имеет признаки, одни из которых (мимика, черты лица, походка и т. п.) принадлежат только данному человеку; другие (профессия, национальность, социальная принадлежность) являются общими для определенной группы людей; наконец, есть признаки, общие для всех людей. Кроме единичных (индивидуальных) и общих признаков, логика выделяет признаки существенные и несущественные. Признаки, которые необходимо принадлежат предмету, выражают его внутреннюю природу, его сущность, называют существенными. Признаки, которые могут принадлежать, но могут и не принадлежать предмету и которые не выражают его сущности, называют несущественными.

Существенные признаки имеют решающее значение для формирования понятий. Понятие отражает предметы в существенных признаках, которые могут быть и общими и единичными. Например, общий существенный признак человека - способность создавать орудия труда. Понятие, отражающее один предмет (например "Аристотель"), наряду с общими существенными признаками (человек, древнегреческий философ) включает единичные существенные признаки (основатель логики, автор "Органона"), без которых отличить Аристотеля от других людей и философов Древней Греции невозможно. Отражая предметы в существенных признаках, понятие качественно отличается от форм чувственного познания: восприятий и представлений, существующих в сознании человека в виде наглядных образов отдельных предметов. Понятие лишено наглядности, оно - результат обобщения множества однородных предметов на основании их существенных признаков.

Итак, понятие - это форма мышления, отражающая предметы в их существенных признаках.

4.2. ЛОГИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ ОБРАЗОВАНИЯ ПОНЯТИЙ. Для образования понятий необходимо выделить существенные признаки предмета. Но существенное не лежит на поверхности. Чтобы его раскрыть, нужно сравнить предметы друг с другом, установить то общее, что им присуще, отделить от индивидуального и т. д. Это достигается с помощью логических приемов: сравнения, анализа, синтеза, абстрагирования и обобщения.

4.2.1. СРАВНЕНИЕ. Логический прием, устанавливающий сходство или различие предметов действительности, называется сравнением. Сравнивая ряд предметов, мы устанавливаем наличие у них некоторых общих признаков, присущих отдельной группе предметов.

4.2.2. АНАЛИЗ. Чтобы выделить признаки предмета, нужно мысленно расчленить предметы на его составные части, элементы, стороны. Мысленное расчленение предмета на составные части называется анализом. Выделив те или иные признаки, мы сможем изучить каждый из них в отдельности.

4.2.3. СИНТЕЗ. Изучив отдельные детали, необходимо восстановить в мышлении предмет в целом. Мысленное соединение частей предмета, расчлененного анализом, называется синтезом. Синтез является приемом, противоположным анализу. Вместе с тем, оба приема предполагают и дополняют друг друга.

4.2.4. АБСТРАГИРОВАНИЕ. Выделив при помощи анализа признаки предмета, мы выясняем, что одни из этих признаков имеют существенное значение, другие такого значения не имеют. Сосредотачивая свое внимание на существенном, мы абстрагируемся от несущественного. Мысленное выделение отдельных признаков предмета и отвлечение от других признаков называется абстрагированием. Рассмотреть какой-либо признак абстрактно - значит отвлечься (абстрагироваться) от других признаков.

4.2.5. ОБОБЩЕНИЕ. Признаки изучаемых предметов мы можем распространить на все сходные предметы. Эта операция осуществляется путем обобщения, т. е. приема, с помощью которого отдельные предметы на основе присущих им одинаковых свойств объединяются в группы однородных предметов. Благодаря обобщению существенные признаки, выявленные у отдельных предметов, рассматриваются как признаки всех предметов, к которым приложимо данное понятие.

Таким образом, устанавливая сходство или различие между предметами (сравнение), выделяя существенные признаки и отвлекаясь от несущественных (абстрагирование), соединяя существенные признаки (синтез) и распространяя их на все однородные предметы (обобщение), мы образуем одну из основных форм абстрактного мышления - понятие.

Идея логического противопоставления существенных и несущественных признаков в лингвистике воплотилась, с одной стороны, в идею противопоставления интегральных (инвариантных) и дифференциальных признаков языковых единиц, а с другой стороны, в идею их релевантных и нерелевантных признаков (ср.: релевантный фонетический признак - признак, который значим в противопоставлении данного звука другому звуку: например, признак "звонкость" является релевантным в противопоставлении звонкого согласного глухому, признак "твердость" - в противопоставлении твердого согласного мягкому и т. д.; нерелевантный фонетический признак - такой признак, который не участвует в противопоставлении данного звука другому или другим звукам, например, признак "степень открытости полости рта" не важен для противопоставления согласных звуков [Лукьянова, 1999]).

4.3. ПОНЯТИЕ И ЯЗЫКОВОЙ ЗНАК. Как пишет Владимир Михайлович Алпатов, значимость слова определяется не собственно лингвистическими, а психолингвистическими причинами. Действительно, в процессе говорения человек строит некоторый текст по определенным правилам из определенных исходных "кирпичей" и "блоков", а в процессе слушания членит воспринимаемый текст на "кирпичи" и "блоки", сопоставляя их с эталонами, хранящимися у него в мозгу. Такие хранимые единицы не могут быть ни слишком краткими (тогда процесс порождения был бы слишком сложен), ни слишком длинными (тогда память была бы перегружена), должен достигаться какой-то оптимум. Трудно себе представить в качестве нормы хранение в мозгу фонем или предложений (хотя отдельные предложения вроде пословиц или изречений и даже целые тексты вроде молитв храниться могут). Можно предположить, что норму должны составлять некоторые средние по протяженности единицы, а анализ лингвистических традиций ведет к гипотезе о том, что такими единицами могут быть слова. При этом нет каких-либо оснований считать, что для носителя любого языка эти единицы должны быть совершенно одинаковыми по свойствам; эти свойства могут и варьироваться в зависимости от строя языка, что и показывают лингвистические исследования. Высказанные выше умозрительные предположения подтверждаются результатами исследования речевых расстройств - афазий и данными изучения детской речи. Эти данные свидетельствуют о том, что речевой механизм человека состоит из отдельных блоков; при афазиях, связанных с повреждением тех или иных участков мозга, одни блоки сохраняются, а другие выходят из строя, а при формировании речи у ребенка блоки начинают действовать в разное время. Оказывается, в частности, что одни участки мозга отвечают за хранение готовых единиц, а другие - за построение из них других единиц и за порождение высказываний [Алпатов, 1999].

Язык строго упорядочен, в нем все системно и подчинено закономерностям, предопределенным сознанием человека. По-видимому, в языке есть общий единый принцип его организации, которому подчинены все его функциональные и системные особенности, причем последние лишь различно проявляются в тех или иных звеньях его структуры. Более того, этот общий принцип должен быть предельно простым - иначе этот сложнейший механизм не смог бы функционировать. Мы поражаемся сложности языка и думаем о том, какими же способностями и памятью надо обладать, чтобы овладеть языком и пользоваться им, а между тем даже не умеющие ни писать, ни читать (а на земном шаре свыше миллиарда неграмотных) успешно объясняются на своем языке, хотя их словарный запас может быть и ограничен [Штелинг, 1996].

Фактически все исследования по языковому моделированию так или иначе ориентированы на поиски этого "простого" принципа.

Таким образом, понятие неразрывно связано с языковым знаком, чаще всего - со словом. Слова являются своеобразной материальной основой понятий, без которой невозможно ни их формирование, ни оперирование ими. Однако, как мы уже отмечали, единство языка и мышления, слова и понятия не означает их тождества. В отличие от понятий единицы всех языков различны: одно и то же понятие выражается в разных языках по-разному. Кроме того, в одном языке, как правило, также нет тождества понятия и слова. Например, в любом языке существуют синонимы, языковые варианты [11], омонимы, полисеманты.

Существование синонимии, омонимии, полисемии на морфемном, лексическом, морфологическом, синтаксическом уровнях нередко приводит к смешению понятий, а следовательно, к ошибкам в рассуждениях. Поэтому необходимо точно установить значения конкретных языковых единиц, с тем чтобы употреблять их в строго определенном смысле.

4.3.1. СИСТЕМА ПОНЯТИЙ И ЯЗЫКОВАЯ СИСТЕМА. Лексический состав любого языка и его грамматическая система не являются зеркальным отражением системы понятий, используемой в человеческом обществе, говорящем на данном языке. Носители разных языков членят объективную действительность по-разному, соответственно отражая в языке разные стороны описываемого объекта. Если объект является носителем признаков a, b, c, d и т. д., то возможно существование номинаций, фиксирующих эти признаки в разных вариациях: a+b или a + c, или a + b + d и т. п. (это, например, находит отражение во внутренней форме слов-эквивалентов из разных языков, ср. внутреннюю форму рус. портной от порты 'одежда', нем. Schneider от schneiden 'резать', болг. шивач от шия 'шить'; в единицах хроматической, соматической лексики и т. п.).

Здесь можно указать на весьма интересные результаты, полученные в конце XIX - начале XX вв. исследователями направления, носившего название "слова и вещи" (Worter und Sachen), в первую очередь Хуго Шухардтом (1842 - 1927 гг.), по мысли которого, развитие значения слова всегда имело внутреннюю мотивировку, объясняемую актуальностью тех условий, в которых рождались и закреплялись те или иные значения слова. Шухардт считал, что этимология достигает высшей ступени, когда она становится наукой не только о словах, но и о скрытых за ними реалиях; подлинно научное этимологическое исследование должно иметь широкую опору на всестороннее изучение реалий в их историко-культурном контексте. Поэтому история слова не мыслима без истории народа, а этимологические исследования приобретают первостепенное значение при решении важных исторических и этногенетических проблем [Колшанский, 1976]. Все это приводит к тому, что национальные словари чрезвычайно отличаются друг от друга, а национальные языковые системы синонимов, вариантов, антонимов, полисемантов и, тем более, омонимов проявляют яркий индивидуализм. Именно поэтому системы понятий в целом универсальны для человеческого опыта, но языковые системы глубоко оригинальны.

Грамматическая система языка призвана отражать объективно существующие отношения между внеязыковыми элементами. Если рассматривать внеязыковую действительность как огромную открытую систему, то разнообразие отношений между ее компонентами будет колоссальным, однако даже языки с богатой морфологией и сложным синтаксисом обладают ограниченным набором правил. Это значит, что какие-то виды отношений между элементами объективной действительности обязательно фиксируются грамматической системой (иногда неоднократно, ср. грамматический плеоназм в я говорю, ты говоришь), даже если для говорящего и слушающего эта информация избыточна (ср. нормативное для англоговорящих, но избыточное, с точки зрения носителей русского языка, употребление притяжательных местоимений в неэмфатических конструкциях: I hurt my leg - букв. Я сломал мою (свою) ногу вм. Я сломал ногу), а другие виды отношений игнорируются и информацию о них коммуниканты выражают не при помощи специальных грамматических средств, а при помощи лексических. Так в русском языке в высказываниях Я гуляла вчера с 8 до 9 часов, Я гуляла каждый день, Я гуляла в этом парке каждое утро с тех пор, как приехала в этот город используется одна видо-временная форма (я) гуляла с разными значениями, которые актуализируются благодаря контексту, лексическим и другим конкретизаторам, а в английском языке для передачи того же содержания обязательно используются разные временные формы, не передающие при этом информацию о поле говорящего, которая о б я з а т е л ь н о, желает того говорящий или не желает, присутствует в русских фразах. Языки отличаются не тем, что на одном языке о чем-то можно говорить, а на другом нельзя: давно известно, что на любом языке можно выразить любую мысль. Дело обстоит иначе: языки отличаются друг от друга теми сведениями, которые, говоря на каждом из них, н е л ь з я н е с о о б щ а т ь, - иными словами, тем, о чем на этих языках надо сообщать о б я з а т е л ь н о (ср.: Врач приходит ежедневно; Врач пришла - мы не можем передать информацию, не сообщив о роде и числе, английский аналог эту информацию не передает) [Плунгян, 1996].

"Как физиология показывает, каким образом жизнь возводится на степень какого-либо организма и в каких отношениях она представляется, так и грамматика объясняет, как развивается врожденная человеку способность выражаться в членораздельных звуках и в образовавшемся из них слове. Исследование этого проявления вообще в человеке составляет предмет общей грамматики; исследование особенностей дара слова в одном каком-либо народе есть предмет грамматики частной. Первая служит основанием второй; поэтому грамматика отечественного языка как наука возможна только общесравнительная" [Давыдов, 1852].

С рождения человек в совершенстве владеет по крайней мере одним языком, и его не надо этому учить - нужно только дать ребенку возможность слышать, и он сам заговорит. Взрослый тоже может выучить какой-нибудь иностранный язык, но у него это получится хуже, чем у ребенка. Легко отличить иностранца, говорящего по-русски, от человека, для которого русский язык - родной. Мы не помним русского языка и не знаем его, помнить и знать можно только неродной язык. Все случаи афазии и прочих нарушений речи имеют физиологическую причину - разрушение или блокирование речевых центров. Человек может забыть свое имя, но он не забудет, как это выразить: мы можем забыть слово и совершенно неожиданно вспомнить его, но мы никогда не забудем, например, творительный падеж, сослагательное наклонение или будущее время - язык является частью нас самих. Другими словами, мы все умеем говорить на своем языке, но не можем объяснить, как это делаем. Поэтому иностранцы ставят нас в тупик самыми простыми вопросами: почему у русских птички "сидят на проводах", когда они "стоят", а тарелки, напротив, "стоят на столе", а не "лежат", как это происходит с ложками? Какая разница между словами сейчас и теперь, фразами Каждый день я иду мимо этого дерева и Каждый день я хожу мимо этого дерева и вопросами Ты смотрел этот фильм? и Ты посмотрел этот фильм? Нефилологу будет трудно объяснить, почему мы так говорим, ответ филолога о свободных и связанных сочетаниях, о лексической валентности, грамматических категориях и проч. не раскроет механизма.

Считается, что у каждого человека "в голове" есть грамматика его родного языка - часть ментально-лингвального комплекса (в который входит и ментальный язык) - механизм, позволяющий нам говорить правильно. Но грамматика - это не орган, и что такое собственно природная грамматика - пока никто не знает. У каждого языка есть своя грамматика, поэтому нам так трудно выучить иностранный язык, нужно запомнить много слов и понять законы, по которым эти слова образуются и связываются. Эти законы не похожи на те, которые действуют в нашем родном языке, и поэтому возникает такое явление, как языковая интерференция, приводящее к порождению многочисленных ошибок в речи. Для грамматистов такие ошибки - кладезь информации, потому что структурно-грамматические и семантические особенности родного языка говорящего "перекрывают" его знание языка неродного и выявляют наиболее интересные фонетические и грамматические черты родного и изучаемого языков [12]. Чтобы лучше понять грамматику русского языка, нужно сопоставить ее факты с фактами грамматик языков других систем. Задача лингвиста - "вытащить" грамматику, сделать ее из тайной явной, выявить языковые единицы и описать их систему. В то же время нужно помнить, что грамматики всех языков имеют и общие, универсальные черты. Было давно отмечено, что "есть некоторые общие всем языкам законы, имеющие основание не на изволении народов, но на существенных и не изменяемых человеческого слова качествах, кои... служат тому, что люди разных веков и стран могут разуметь одни других и что природный наш язык служит необходимым способом к тому, чтоб узнать какой-либо иностранный" [Рижский, 1806]. Так, к языковым универсалиям, присущим грамматикам всех языков или большинству из них, относятся следующие свойства: выражение отношений между субъектом и предикатом, признаков посессивности, оценки, определенности/неопределенности, множественности и др. Если в языке существует флексия, то есть и деривационный элемент; если выражено множественное число, то есть ненулевой морф, его выражающий; если существует падеж только с нулевым алломорфом, то для всякого такого падежа существует значение субъекта при непереходном глаголе; если в языке и субъект, и объект могут стоять перед глаголом, то в этом языке есть падеж; если субъект стоит после глагола и объект стоит после субъекта, то член предложения, выраженный прилагательным, помещается после члена предложения, выраженного именем существительным; если в языке существует предлог и не существует послелог, то существительное в родительном падеже помещается после существительного в именительном падеже и т. д. [Николаева, 1990].

Существует и проблема соотношения всеобщего и национально-специфического в языковой репрезентации мира.

Универсальные свойства картины (модели) мира обусловлены тем, что любой язык отображает в структуре и семантике основные параметры мира (время и пространство), восприятие человеком действительности, ненормативную оценку, положение человека в жизненном пространстве, духовное содержание личности и др. Национальная специфика проявляется уже в том, как, в какой степени и пропорции представлены в языках фундаментальные категории бытия (единичное и особенное, часть и целое, форма и содержание, явление и сущность, время и пространство, количество и качество, природа и человек, жизнь и смерть и др.). Русский язык, например, отдает предпочтение пространственному аспекту мира сравнительно с временным. Локальный принцип моделирования самых разных ситуаций приобретает в нем широкое распространение. На идее пространственной локализации базируются бытийные предложения, содержащие сообщения о мире (На свете счастья нет, а есть покой и воля, Пушкин), фрагменте мира (В НГУ есть гуманитарный факультет), личной сфере (У меня есть друзья и недруги), физических состояниях и свойствах (У меня бывают головные боли), психике (У мальчика есть характер), признаках предметов (У стула нет ножки), конкретных событиях (У меня был день рождения), абстрактных понятиях (В теории есть противоречия) и т. д. В бытийном типе берет свое начало выражение количественных, а также некоторых качественных значений (У нас много книг; У девочки красивые глаза). Принцип моделирования личной сферы отличает "языки бытия" (be-languages) от "языков обладания" (have-languages); ср.: У мальчика есть друзья и англ. The boy has friends; У тебя нет сердца и англ. You have no heart; У меня сегодня собрание и англ. I have a meeting today. В бытийных конструкциях имя лица не занимает позиции подлежащего, а в конструкциях с to have становится им.

Бытийной основой русского языка обусловлен ряд его особенностей. Во-первых, распространенность локальных средств детерминации имени (ср. У девочки голубые глаза и Глаза у девочки голубые). Во-вторых, большая развитость межпредметных, чем межсобытийных (темпоральных) отношений (ср. парадигмы имен и глаголов). В-третьих, активное использование локальных предлогов, этимологически близких им префиксов, наречий, падежных форм существительных и т. п. для выражения временных и иных значений (ср.: до угла и до обеда; зайти за угол и засидеться за полночь; где-то около двух часов, он где-то интересный человек; А тут вдруг произошло что-то странное). Нужно отметить также развитость и тонкую дифференциацию категории неопределенности, характерную для бытийных структур (в русском языке имеется более 60 неопределенных местоимений), и тенденцию к вытеснению имен лица в именительном падеже из позиции подлежащего и оформлению субъекта косвенными падежами (ср.: Он грустит и Ему грустно), представлению человека как пространства (локума), в котором осуществляются психические процессы и события (В нем кипела злоба; В ней зрела любовь). Кроме того, важными компонентами национально-специфической картины мира являются так называемые ключевые концепты культуры. В русском языке к ним относятся, в частности, понятия духовной сферы, нравственных оценок, суда, спонтанных (стихийных) состояний человека. С ними связаны такие фундаментальные для русского языка слова, как душа, правда, справедливость, совесть, судьба (доля, удел, участь), тоска и др. Частотность их употребления в русском языке существенно выше, чем соответствующих слов в других языках, например, в английском. На 1 млн словоупотреблений словоформы лексемы судьба встречается 181 раз, а англ. fate - 33, destiny - 22 [Арутюнова, 1997].

При всем разнообразии лексических и грамматических значений в конкретных языках обнаруживается в то же время удивительная их повторяемость. Языки как бы заново открывают одни и те же элементы смысла, придавая им различное оформление, что позволяет говорить, в применении к различным языкам, о тех или иных фиксированных смысловых блоках универсума значений (предопределяемого в конечном счете свойствами отражаемого в мышлении человека и независимо от него существующего мира предметов, событий, отношений и т. п.): о частях речи, именных классах, значениях числа, референциальной соотнесенности, о каузативной связи между парами событий, о типовых ролях участников коммуникативной ситуации, о способах реализации типового события, о значениях времени, причины, условия, следствия и т. п. Универсум значений определенным образом членится каждым языком на стандартные, типовые для этого языка смысловые блоки. Каждый смысловой блок является внутренне сложно организованным, т. е. разложимым семантическим объектом. Смысловые блоки, которым соответствуют относительно цельные и самостоятельные означающие, как мы уже отмечали, называются лексическими значениями, а смысловые блоки, означающие которых лишены цельности и/или самостоятельности, называют грамматическими значениями (в широком смысле слова, их выразителями могут быть служебные морфемы, особые синтаксические конструкции - словосочетания и предложения и т. д.) [Кибрик, 1987].

Многочисленные группы слов, хранящиеся в памяти носителя языка и образующие его словарь личности, обозначают термином тезаурус. Словарь личности среднего носителя языка составляет 10 - 100 тыс. слов. Эксперименты показывают, что словарный запас хранится в памяти в виде упорядоченных структур. Эти упорядоченные структуры значительно сложнее одномерной структуры, например, алфавитного списка, - для извлечения нужного слова из этого списка требуется перебрать последовательно все элементы списка, тезаурус же организован и упорядочен удивительно целесообразно. Так предложение носителю языка вспомнить все элементы множества вызывает затруднение, но стоит ввести какие-либо идентификаторы, как сразу же возникает догадка, таким образом, многомерность подобного хранилища информации (словаря личности) позволяет извлекать нужное слово, не перебирая всех вариантов, используя для его нахождения разные ключи доступа (как правило, при помощи ассоциатов [13]). Каждое принятое в сообщении слово активизирует в памяти слушающего некоторую группу слов, семантически (или как-то иначе) связанных с эти словом.

4.4. СОДЕРЖАНИЕ И ОБЪЕМ ПОНЯТИЯ. Любое понятие имеет содержание и объем. Содержанием понятия называется совокупность существенных признаков предмета, которая мыслится в данном понятии. Например, содержанием понятия "падеж" является совокупность существенных признаков падежа: грамматическая категория, выражение отношений и т. д. Совокупность предметов, которая мыслится в понятии, называется объемом понятия. Объем понятия "падеж" охватывает все падежи, поскольку они имеют общие существенные признаки. Содержание и объем понятия тесно связаны друг с другом. Эта связь выражается в законе обратного отношения между объемом и содержанием понятия, который устанавливает, что увеличение содержания понятия ведет к образованию понятия с меньшим объемом, и наоборот. Так, увеличивая содержание понятия "значение" путем присоединения нового признака "лексическое", мы переходим к понятию "лексическое значение", имеющему меньший объем. Закон обратного отношения между объемом и содержанием понятия лежит в основе ряда логических операций, которые будут рассмотрены ниже.

4.5. КЛАСС. ПОДКЛАСС. ЭЛЕМЕНТ КЛАССА. Логика оперирует также понятиями "класс" ("множество"), "подкласс" ("подмножество множества") и "элемент класса". Классом, или множеством, называется определенная совокупность предметов, имеющих некоторые общие признаки. Таковы, например, классы (множества) факультетов, студентов, языковых единиц и т. д. На основании изучения определенного класса предметов формируется понятие об этом классе. Так, на основе изучения класса (множества) языковых единиц образуют понятие языковой единицы. Класс (множество) может включать в себя подкласс, или подмножество. Например, класс студентов включает в себя подкласс студентов-гуманитариев, класс факультетов - подкласс гуманитарных факультетов. Отношение между классом (множеством) и подклассом (подмножеством) выражается при помощи знака "=": А = В. Это выражение читается следующим образом: А является подклассом В. Так, если А - студенты-гуманитарии, а В - студенты, то А будет подклассом класса В. Классы (множества) состоят из элементов. Элемент класса - это предмет, входящий в данный класс. Так, элементами множества факультетов будут факультет естественных наук, гуманитарный факультет, механико-математический факультет и другие факультеты. Различают универсальный класс, единичный класс и нулевой, или пустой, класс. Класс, состоящий из всех элементов исследуемой области, называется универсальным классом (например, класс планет Солнечной системы, класс русских фонем). Если класс состоит из одного-единственного элемента, то это будет единичный класс (например, планета Юпитер, консонант [Б]); наконец, класс, который не содержит ни одного элемента, называется нулевым (пустым) классом. Пустым классом являются, например, класс русских артиклей. Число элементов пустого класса равно нулю [14]. Установление границ естественного класса предметов, т. е. решение вопроса о его тождестве, возможно в результате эмпирических или теоретических исследований. Это сложная задача, так как элементы внеязыковой действительности тесно связаны между собой и при их классифицировании у исследователя могут возникать трудности. Не менее трудная задача - определение тождества языковой единицы: практически все классификационные проблемы в описательной лингвистике связаны с возможной неоднозначностью решения вопроса о границах языкового класса.

4.6. ВИДЫ ПОНЯТИЙ. Традиционно понятия принято делить на следующие виды: (1) единичные и общие, (2) конкретные и абстрактные, (3) положительные и отрицательные, (4) безотносительные и соотносительные.

4.6.1. ЕДИНИЧНЫЕ И ОБЩИЕ ПОНЯТИЯ. Понятия делятся на единичные и общие в зависимости от того, мыслится ли в них один элемент или множество элементов. Понятие, в котором мыслится один элемент, называется единичным (например, "Новосибирск", "Новосибирский государственный университет"). Понятие, в котором мыслится множество элементов, называется общим (например, "город", "университет"). В них мыслится множество элементов, имеющих общие существенные признаки.

Единичное в философской науке обозначает относительную обособленность, дискретность, отграниченность друг от друга в пространстве и во времени вещей и событий, а также присущие им специфические, неповторимые особенности, составляющие их уникальную качественную и количественную определенность. Как единичный может рассматриваться не только отдельный предмет, но и целый класс предметов, если он берется как нечто единое, относительно самостоятельное, существующее в границах определенной меры. Вместе с тем сам предмет есть некоторое множество частей, которые, в свою очередь, выступают как единичные. Общее выражает определенное свойство или отношение, характерное для данного класса предметов, событий, а также закон существования и развития всех единичных форм бытия материальных и духовных явлений. Как сходство признаков вещей общее доступно непосредственному восприятию; будучи закономерностью, оно отражается в форме понятий и теорий. В мире нет как двух абсолютно тождественных, так и двух абсолютно различных вещей, не имеющих между собой ничего общего. Общее как закономерность выражается в единичном и через единичное, и всякая новая закономерность вначале выступает в виде единичного исключения из общего правила [Философский энциклопедический словарь, 1983].

Возможность деления понятий на общие и единичные оказалась чрезвычайно плодотворной, во-первых, для соссюровской лингвистики в целом с ее методологической дихотомией "речь - язык" (речь - конкретное говорение, протекающее во времени и облеченное в звуковую или письменную форму, язык же включает в себя абстрактные аналоги единиц речи и является системой объективно существующих, социально-закрепленных знаков, соотносящих понятийное содержание и типовое звучание; в то же время речь и язык образуют единый феномен человеческого языка и каждого конкретного языка, взятого в определенном его состоянии), во-вторых, для идеи модели в языкознании во всем многообразии ее интерпретации; в-третьих, для классифицирования понятий на единичные и общие, конкретные и абстрактные, положительные и отрицательные, безотносительные и относительные - эта идея была экстраполирована и на собственно языковой материал (см., например, лексико-грамматическую классификацию имен существительных).

Общие понятия могут быть регистрирующими и нерегистрирующими. Регистрирующими называются понятия, в которых множество мыслимых в них элементов поддается учету, регистрируется (во всяком случае в принципе). Например, "окончание родительного падежа", "район г. Новосибирска", "планета Солнечной Системы". Регистрирующие понятия имеют конечный объем. Общее понятие, относящееся к неопределенному числу предметов, называется нерегистрирующим. Например, понятия "число", "слово". Нерегистрирующие понятия имеют бесконечный объем. В особую группу выделяются собирательные понятия, в которых мыслятся признаки совокупности элементов, составляющих единое целое, например, "коллектив", "группа", "созвездие". Эти понятия, так же как и общие, отражают множество элементов (членов коллектива, студентов группы, звезд), однако, как и в единичных понятиях, это множество мыслится как единое целое. Содержание собирательного понятия нельзя отнести к каждому отдельному элементу, входящему в его объем, оно относится ко всей совокупности элементов. В процессе рассуждения общие понятия могут употребляться в разделительном и собирательном смысле. Если высказывание относится к каждому элементу класса, то такое употребление понятия будет разделительным, если же высказывание относится ко всем элементам, взятым в единстве, и неприложимо к каждому элементу в отдельности, то такое употребление понятия является собирательным. Говоря Студенты нашей группы изучают логику, мы употребляем понятие "студенты нашей группы" в разделительном смысле, так как данное утверждение относится к каждому студенту нашей группы. В высказывании Студенты нашей группы провели конференцию утверждение относится ко всем студентам нашей группы в целом. Здесь понятие "студенты нашей группы" употребляется в собирательном смысле. Слово каждый к данному суждению неприложимо - нельзя сказать Каждый студент нашей группы провел конференцию.

4.6.2. КОНКРЕТНЫЕ И АБСТРАКТНЫЕ ПОНЯТИЯ. Понятия делятся на конкретные и абстрактные в зависимости от того, что они отражают: предмет (класс предметов) или его свойство (отношение между предметами). Понятие, в котором мыслится предмет или совокупность предметов как нечто самостоятельно существующее, называется конкретным; понятие, в котором мыслится свойство предмета или отношение между предметами, называется абстрактным. Так, понятие "книга", "свидетель", "государство" являются конкретными, понятия "белизна", "смелость", "ответственность" - абстрактными. С античных времен по поводу реальности существования конкретных и абстрактных понятий идет спор между номиналистами и реалистами. Номинализм отрицает онтологическое (бытийное) значение универсалий (общих понятий). Номиналисты считают, что универсалии существуют не в действительности, а только в мышлении. Так киник Антисфен, стоики критиковали теорию идей Платона: идеи, считали они, не имеют реального существования и находятся только в уме. В лингвистике этот спор косвенным образом отразился при выборе единого критерия для классифицирования имен существительных по их лексико-грамматическим разрядам.

4.6.3. ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ И ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ ПОНЯТИЯ. Понятия делятся на положительные и отрицательные в зависимости от того, составляют ли их содержание свойства, присущие предмету, или свойства, отсутствующие у него. Понятия, содержание которых составляют свойства, присущие предмету, называются положительными. Понятия, в содержании которых указывается на отсутствие у предмета определенных свойств, называются отрицательными. Так, понятия "грамотный", "порядок", "верующий" являются положительными; понятия "неграмотный", "беспорядок", "неверующий" - отрицательными. Не следует смешивать логическую характеристику понятий положительных и отрицательных с политической, нравственной, юридической оценкой тех явлений, которые они отражают. Так, "преступление" является положительным понятием, а "бескорыстие" - отрицательным. В русском языке отрицательные понятия выражаются словами с отрицательными приставками не-, без-, а-, де-, ин- и др.

4.6.4. БЕЗОТНОСИТЕЛЬНЫЕ И СООТНОСИТЕЛЬНЫЕ ПОНЯТИЯ. Понятия делятся на безотносительные и соотносительные в зависимости от того, мыслятся ли в них предметы, существующие раздельно или в отношении с другими предметами. Безотносительные понятия отражают предметы, существующие раздельно и поэтому мыслящиеся сами по себе, вне связи с другими предметами. Таковы понятия "студент", "государство". В соотносительных понятиях отражаются предметы, существующие только в связи и одновременно друг с другом и поэтому не мыслящиеся один без другого, например, понятия "родители" и "дети", "начальник" и "подчиненный", "причина" и "следствие". Особую систему соотносительных понятий образуют терминологические понятия.

4.7. ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ ПОНЯТИЯМИ. ОБЩАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ. По отношению друг к другу понятия делятся на сравнимые и несравнимые. Сравнимыми называются понятия, имеющие некоторые общие (интегральные) признаки, позволяющие сравнивать эти понятия друг с другом ("консонантизм", "вокализм" - "фонетическая система"). Несравнимыми называют понятия, не имеющие общих признаков (например, "квадрат" и "редукция"). В логических отношениях могут находиться только сравнимые понятия, которые делятся на совместимые и несовместимые. Понятия, объемы которых полностью или частично совпадают, называются совместимыми. Понятия, объемы которых не совпадают ни полностью, ни частично, называются несовместимыми (или внеположными).

4.7.1. ОТНОШЕНИЯ СОВМЕСТИМОСТИ. Существует три вида отношений совместимости: равнозначность, пересечение (перекрещивание), подчинение (субординация). Отношения между понятиями принято изображать с помощью круговых схем (кругов Эйлера-Венна).

4.7.1.1. ОТНОШЕНИЯ РАВНОЗНАЧНОСТИ. В отношении равнозначности находятся понятия, в которых мыслится один и тот же предмет. Объемы этих понятий совпадают, хотя их содержание различно ("Москва" и "столица России", "первый в мире космонавт" и "Ю. А. Гагарин", "дистрибуция звука" и "положение звука по отношению к соседним звукам в слове или синтагме").

4.7.1.2. ОТНОШЕНИЯ ПЕРЕСЕЧЕНИЯ. В отношении пересечения находятся понятия, объем одного из которых частично входит в объем другого ("филолог" и "спортсмен"; некоторые филологи являются спортсменами и некоторые спортсмены являются филологами).

4.7.1.3. ОТНОШЕНИЯ ПОДЧИНЕНИЯ. В отношении подчинения (субординации) находятся понятия, объем одного из которых полностью входит в объем другого. Понятие, имеющее больший объем и включающее объем другого понятия, называется подчиняющим, а понятие, имеющее меньший объем и составляющее часть объема другого понятия, - подчиненым ("высшее учебное заведение" и "НГУ", "художник" и "маринист", "ученый" и "филолог", "филолог" и "русист"). Если в отношении подчинения находятся два общих понятия, то подчиняющее понятие называется родом, подчиненное - видом. Если в отношении подчинения находятся общее и единичное понятия, то подчиняющее понятие является видом, а единичное - индивидом ( "студент" (А) - "филолог" (В) - "Муравьев" (С)).

4.7.2. ОТНОШЕНИЯ НЕСОВМЕСТИМОСТИ. Существует три вида отношений несовместимости: соподчинение (координация), противоположность (контрарность) и противоречие (контрадикторность).

4.7.2.1. КООРДИНАЦИЯ. Два понятия находятся в отношении соподчинения к третьему, если они не имеют общих элементов объемов и это третье понятие оказывается подчиняющим для каждого из них. Например, "дерево" - (А), "хвойное дерево" - (В),"лиственное дерево" - (С).

4.7.2.2. КОНТРАРНОСТЬ. В отношениях противоположности находятся понятия, одно из которых содержит некоторые признаки, а другое эти же признаки отрицает, замещая их исключающими признаками ("черный" и "белый", "тяжелый" и "легкий", "отличник" и "неуспевающий").

4.7.2.3. КОНТРАДИКТОРНОСТЬ. В отношении противоречия находятся понятия, одно из которых содержит некоторые признаки, а другое эти же признаки исключает ("черный" - "нечерный", "тяжелый" - "нетяжелый", "успевающий" - "неуспевающий"). Между двумя противоречащими понятиями не может быть никакого третьего понятия.

Таким образом, можно выделить следующие отношения между понятиями по объему: 1) совпадение объемов - отношение равнозначности; 2) частичное совпадение объемов - отношение пересечения; 3) включение объемов - отношение подчинения; 4) исключение объемов - отношения несовместимости, среди которых особо следует выделить соподчинение.