3. ЕСТЕСТВЕННЫЕ, НАУЧНЫЕ И ИСКУССТВЕННЫЕ ЯЗЫКИ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 

Формальная логика, по нашему определению, должна изучать структуры мышления в их языковой форме. Люди могут обмениваться друг с другом мыслями не иначе, как с помощью языковых средств, будь то произносимые или написанные слова и предложения, сигнализация флагами или другие знаки, основанные на соглашении; мысли также могут сохраняться, накапливаться только с помощью языковых средств. Однако, как мы уже поняли, это не означает такой связи мыслей и языковых средств, когда каждой мысли соответствует определенная формулировка и наоборот. Свои мысли можно формулировать более или менее точно. С другой стороны, языковые формы оказывают определенное влияние на мышление: они могут прояснять мышление, например, при логическом выводе, но они могут и тормозить его или вводить в заблуждение (ср.: Все студенты нашей группы изучают японский язык. Петров изучает японский язык. Следовательно, Петров - студент нашей группы; множество газетных курьезов: Пять тысяч километров и столько же часовых поясов разделяют берега Тихого Дона и Ангары; Модернизация прокатного стана, выполненная по предложению Е. Кутузова, подняла его производительность на 50 %). Поэтому нельзя недооценивать анализ языка в науке. Но его нельзя и переоценивать, как это было, например, у Людвига фон Витгенштейна (1889 - 1951 гг.), видевшего единственную задачу философии в критике языка, а также у многих неопозитивистов [10]. Правда, в результате анализа языка можно косвенно многое узнать об объективной реальности и о мышлении, но никакой анализ языка не может заменить изучение действительности. Только совокупность исследования действительности, мышления и языка составляет аналитическую деятельность в науке.

3.1. ЗНАК. ТИПЫ ЗНАКОВ. Законы и формы мышления как предмет изучения логики, будучи идеальными объектами, приобретают материальную форму именно в языке. Языком в широком смысле называют любую знаковую информационную систему, выполняющую функции формирования, хранения и передачи информации и выступающую средством общения между людьми. Под знаком понимают любой материальный объект (процесс, явление), служащий в качестве представителя некоего другого объекта (процесса, явления). Таким образом, знак что-то "обозначает", и в зависимости от степени близости к обозначаемому выделяют различные типы знаковых систем.

1. Наиболее близки к обозначаемому так называемые знаки-индексы, или естественные знаки. Они настолько близки к нему, что являются его частью. Естественный знак - это объект (процесс, явление) реального мира, являющийся частью некоего целого и свидетельствующий об этом целом или других частях этого целого. Например, дым в лесу указывает на возникновение пожара. Человек внезапно побледнел - это знак того, что ему стало плохо. Легко заметить, что связь естественного знака с обозначаемым - причинно-следственная. Огонь - причина дыма и т. д. Знаки-индексы так привязаны к своим обозначаемым, что между собой практически не взаимодействуют: в естественной знаковой системе нет никакой "грамматики".

2. Следующий тип знака - это знак-образ. Образ уже не является частью обозначаемого предмета, но отражает его и, следовательно, должен напоминать обозначаемое. Знак-образ дальше отдаляется от обозначаемого, чем знак-индекс, но все-таки еще связан с обозначаемым хотя бы тем, что должен быть на него похож. Образные знаковые системы чрезвычайно распространены: система дорожных знаков и геральдика, народные обряды и этикет, древние наскальные рисунки и образные системы современной живописи и т. д. Следует отметить, что знаки-образы могут отличаться друг от друга по степени приближенности к обозначаемому.

3. Следующий тип знаковых систем - собственно языки. Знаком в языках является слово. Слово отдалено от того, что оно обозначает: колебания воздуха при произнесении слова "студенты" не имеют никакой видимой связи со студентами. Таким образом, слово как знак произвольно. Если и есть какая-либо связь между словами и объектами, обозначаемыми этими словами, то у нас мало шансов ее установить.

3.2. СЕМИОТИКА. Комплексное изучение языка осуществляется особой наукой - семиотикой. Основателем семиотики как науки считается американский ученый Чарльз Пирс (1839 - 1914 гг.), который и ввел термин "семиотика". Отдельные более или менее развернутые мысли о знаках и знаковых системах высказывали многие исследователи. Так, по определению Г. Клауса (Германия), семиотика является общей теорией языковых знаков и их связей друг с другом, с мышлением, объективной реальностью и человеком. При этом семиотика не изучает конкретные языки, как, например, русский, немецкий, английский, литовский, это задача отдельных языковедческих наук - русистики, германистики, литуистики. Семиотика занимается тем, что является общим для всех языков независимо от их словарного состава, их грамматической структуры, от того, возникли они естественным путем или были созданы для определенных целей. Своим понятием знака семиотика охватывает не только слова таких языков, как русский, немецкий, литовский и т. п., но и все материальные образования, которые что-либо значат или что-либо обозначают. Семиотика анализирует язык в четырех аспектах:

- синтаксическом;

- семантическом;

- прагматическом;

- сигматическом.

3.2.1. СИНТАКСИЧЕСКИЙ АСПЕКТ. Синтаксис (синтактика) - это раздел семиотики, изучающий структуру языка: способы образования, преобразования и связи между знаками. Синтактика абстрагируется от всех факторов, за исключением знаков. Она исследует связи между знаками некоторого языка, устанавливает правила построения составных знаков (например, предложений) из более простых знаков (например, отдельных слов). Она создает критерий определения принадлежности данных знаков к определенному языку и является своего рода общей грамматикой.

Серьезные и систематические исследования в области синтактики начались лишь в ХХ в., хотя интерес к этим явлениям обнаруживается значительно ранее, и на то были свои причины. В XIX в. мир перестал восприниматься как состоящий из хорошо определимых вещей, каждая из которых имеет свою сущность и называется каким-либо именем. Сами вещи начали "двоиться", "троиться", как бы распадаться на ряд самостоятельных объектов (конечно, в восприятии некоторых людей, а не в действительности). Известный французский философ Анри Бергсон (1859 - 1941 гг.), считавший, что сущность жизни может быть постигнута только с помощью интуиции, писал в 1889 г.: "Каждый день я смотрю на одни и те же дома и, зная, что это те же самые объекты, постоянно называю их тем же именем. Но если через некоторое время я сравню свое первоначальное впечатление от них с теперешним, то буду поражаться, насколько неповторимое, необъяснимое и, самое главное, невыразимое изменение совершилось в них". Вспомним серию полотен Клода Моне "Руанские соборы" (на них изображен один и тот же Руанский собор, но в разное время дня и при разном освещении). "Раздваиваются" и люди (Ф.М. Достоевский "Двойник", Э. По "Вильям Вильсон"). В философии языка на первый план постепенно, но уверенно выходят факт, событие и вытесняют собой вещь. Мир теперь состоит не из вещей, а из событий и фактов. А формой и средством выражения факта является предложение. Значит, главным объектом исследования становится предикат (см. параграф 3.7. Язык логики предикатов).

3.2.2. СЕМАНТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ. Семантика занимается проблемой интерпретации, т. е. анализом отношений между знаками и обозначаемыми объектами, между словами и соответствующими им понятиями, а также изучает отношения между значениями простых знаков и значениями сложных знаков, составленных из простых. Например, отношения между значением слов и значением предложений, построенных из этих слов. Чтобы понять специфику проблем и объекта исследования семантики, рассмотрим знаменитый семиотический, или семантический, треугольник американского исследователя Чарлза Кея Огдена (1889 - 1957 гг.) и английского ученого Айвора Армстронга Ричардса (1893 -1979 гг.) (см. схему 2).

Имя (номинация) обозначает, именует вещь (денотат) и выражает понятие о вещи (десигнат). Термины, написанные в каждой вершине треугольника, иногда считают синонимами. Все они активно употребляются в семиотике и отличаются друг от друга оттенками смыслов у разных авторов. В европейской традиции в связи с изучением философских вопросов семантики следует вспомнить такие имена: Платон (427 - 347 гг. до н. э.), Аристотель (384 - 322 гг. до н. э.), Секст Эмпирик (кон. II - нач. III в.), Порфирий (ок. 233 - ок. 304 гг.), Уильям Оккам (ок. 1285 -1349 гг.), Николай Кузанский (1401-1464 гг.), Готлиб Фреге, Алексей Лосев (1893 - 1988 гг.), Рудольф Карнап (1891 - 1970 гг.), Алонзо Черч (р.1903 г.) и др.

Десигнат, сигнификат, интенсионал соответствуют смыслу, или значению знака в нашем сознании. Денотат, референт, экстенсионал обозначают тот предмет или ряд предметов "внешнего мира", который соответствует данному имени (знаку, слову, словосочетанию).

"Понятие" - не синоним "имени". "Понятие" и "имя" ("слово") принадлежат как бы двум разным "мирам". Имя как знак имеет два значения: смысл, или сигнификат, и референт, или денотат. Понятие же - это мысль, форма мышления. Следует напомнить еще раз, что при трехчленном отношении "реалия - понятие - имя" каждый компонент этого "универсально-логического отношения номинации в конкретно-языковом ее воплощении обогащается признаками, характерными для членения мира в данном языке" [Телия, 1990].

 

Семантический треугольник Огдена-Ричардса

 

знак

 

слово

 

(аналитическое слово)

 

имя

 

номинация

 

 

имеет смысл

называет

 

 

десигнат (Августин)

денотат (Б. Рассел, А. Черч, У. Куайн)

сигнификат (Ч. Моррис)

референт (Ч. Огден, А. Ричардс)

означаемое (Ф. Соссюр)

экстенсионал (Р. Карнап)

смысл (Г. Фреге)

 

значение (У. Куайн)

 

интенсионал (Р. Карнап)

 

 

 

содержание понятия

объем понятия

 

В лингвистике философские исследования понятия в семантическом аспекте нашли отражение в теории лексического значения (ЛЗ) слова. При этом одни ученые отрицали связь понятия и лексического значения слова, а другие их отождествляли. Соотношение между ЛЗ и понятием бывает различным, так как ЛЗ может быть шире понятия и включать в себя оценочный и ряд других компонентов, а может быть и уже понятия в том смысле, что отражает лишь некоторые черты объектов, а понятия охватывают их более глубокие и существенные признаки. Кроме того, ЛЗ может соотноситься с бытовыми представлениями об окружающей действительности, а понятия связаны с научными представлениями о ней. Совмещение понятия и ЛЗ наблюдается только у терминов. ЛЗ и понятиям противопоставлены концепты - центральные объекты когнитивной лингвистики - единицы ментальных или психических ресурсов нашего сознания и той информационной структуры, которая отражает знание и опыт человека, содержательные единицы памяти, всей картины мира, отраженной в человеческой психике.

Когнитология, междисциплинарная наука, исследует когницию познания и разума во всех аспектах его существования и "устанавливает контакты" между математикой, психологией, лингвистикой, моделированием искусственного интеллекта, философией и информатикой (анализ названных межнаучных соответствий и связей подробно дан в работе [Varela, Thompson, Rosch, 1993]). Когнитивная лингвистика по своим методологическим предпочтениям находится в известной оппозиции по отношению к так называемой лингвистике соссюровской. Однако без учета результатов исследований по когнитивной лингвистике современные работы по языковому моделированию, на наш взгляд, утрачивают всякий смысл.

Согласно теории A. Паивио, система ментальных репрезентаций находится в состоянии покоя и не функционирует до тех пор, пока какие-либо стимулы - вербальные или невербальные - извне не активируют ее [Paivio, 1986]. Активация может происходить на трех уровнях обработки сигналов: репрезентационном (лингвистические сигналы возбуждают лингвистические структуры, невербальные - картины или образы), референциональном (вербальные сигналы активируют невербальные, невербальные - вербальные) и ассоциативном (возбуждение каких-либо образов в ответ на слово и извлеченное из памяти название для получения сигналов сопровождается также возбуждением разного рода ассоциаций и теми и другими) [там же, с. 67 - 70, 121 - 122]. Память представляет собой семантическую "сеть", "узлами" которой являются как вербальные единицы (логогены), так и невербальные репрезентации (имагены). Каждый "узел" сети - "коннекционистской модели мозга" - при необходимости может быть активирован, т. е. приведен в возбужденное состояние [Collins, Loftus, 1975; Schwarz, 1992; Ellis, Hunt, 1993], причем при активации мозга не исключены ошибки, т. е. возбуждение "не тех" или "неправильных" участков, или отдельные "узлы" оказываются возбужденными более, чем это необходимо, и человека захлестывает поток ненужных ассоциаций. Очень важно знать, какие типы знаний активируются в тех или иных случаях и какие структуры сознания (от единичных репрезентаций до таких их объединений, как фреймы, сцены, сценарии и т. п.) они при этом вовлекают.

Понятие архитектуры когниции ("архитектуры разума") связано с представлением о том, какие механизмы обеспечивают осуществление когнитивных функций, т. е. о моделировании человеческого разума [Fodor, 1983]. Многое в моделировании считается врожденным, т. е. существует как часть биопрограммы человека, остальное является результатом процессов когнитивного развития человека, но что именно - об этом идут непрерывные дебаты [Н. Хомский, 1972; Tomasello, 1995]. C распространением модулярной теории Дж. Фодора и Н. Хомского архитектура когниции описывается с помощью перечисления отдельных модулей (восприятия, рационального мышления, памяти, языка и т. д.), причем предполагается, что в каждом модуле должно действовать сравнительно небольшое число общих принципов и единиц. Нормальную работу модулей обеспечивают механизмы индукции, дедукции, ассоциативного связывания единиц и т. п. Модель разума - архитектуру когниции - представляют состоящей из огромного числа связанных между собой нейронов, пакеты или объединения которых находятся во время мыслительной деятельности в возбужденном, активированном состоянии. Подобные сетевые модели более всего оправдывают себя при анализе такого модуля архитектуры когниции, как память.

Одним из центральных понятий в когнитивной терминосистеме является также понятие ассоциации - связывания двух явлений, двух представлений, двух объектов и т. п., обычно стимула и сопровождающей его реакции [Панкрац, 1996б]. Бихевиористы объясняли все поведение человека на основе ассоциаций: определенный стимул ассоциируется с определенной ответной реакцией: S ? R. Сама способность к ассоциациям считается врожденной. В когнитивной психологии особое внимание уделяется тем процессам, которые устанавливают ассоциации, их природе, их связям с процессами индукции и инференции, их отношению к каузальным, причинно-следственным цепочкам и т. п. Установление ассоциаций между единицами стало рассматриваться как общий принцип работы тех самых модулей - простейших систем, - из которых состоит вся инфраструктура разума. Понятие ассоциации положено в основу многих сетевых моделей разума, по существу представляющих собой цепочки единиц (узлов), связанных отношениями ассоциаций разных типов.

Доступ к информации, содержащейся в ментальном лексиконе, достижимость этой информации в процессах порождения и понимания речи реализуется по-разному. Доступ относят к процессам обработки языковой информации и к возможности быстро проникнуть к необходимым в этих процессах сведениям, представленным в голове человека в виде определенных ментальных репрезентаций языковых единиц (слов и составляющих их морфем). Поскольку в понятие знания слова входят сведения о его фонологическом устройстве, о его морфологической структуре, о его семантике и особенностях синтаксического использования и т. п., в распоряжение говорящего должны поступать любые из этих сведений, т. е. в его памяти должен быть обеспечен доступ к каждой информации об указанных признаках. Психологические модели речевой деятельности должны, соответственно, отвечать на вопрос о том, как организованы в ментальном лексиконе все указанные сведения [Кубрякова, 1996б], а основными вопросами являются, прежде всего, вопросы о том, хранятся ли фонологические, морфологические и прочие сведения о словах и составляющих их частях в отдельных субкомпонентах (модулях) ментального лексикона, или же все сведения "записаны" при отдельных словах, а также каковы сведения, хранящиеся при каждом отдельном слове или вхождении каждой отдельной лексической единицы, как можно представить себе ментальную репрезентацию отдельного слова или отдельного признака слова, осуществляется ли доступ во время речевой деятельности к словам в целом или же к их частям (морфемам) и т. п. [там же].

Понятие доступа является важной частью моделей обработки лексической информации. Механизмы доступа тесно связаны с тем, в какой форме описываются в соответствующих моделях организация лексикона и такие его составляющие, как ментальные репрезентации разного рода.

Концепты - единицы ментального лексикона - возникают в процессе построения информации об объектах и их свойствах, причем эта информация может включать как сведения о реальном положении дел в мире, так и сведения о воображаемых мирах и о возможном положении дел в этих мирах. Это сведения о том, что индивид знает, предполагает, думает, воображает об объектах мира. Иногда концепты отождествляют с бытовыми понятиями. Не вызывает сомнения тот факт, что самые важные концепты кодируются именно в языке. Нередко утверждают, что центральные для человеческой психики концепты отражены в грамматике языков и что именно грамматическая категоризация создает ту концептуальную сетку, тот каркас, для распределения всего концептуального материала, который выражен лексически. В грамматике находят отражение те концепты, которые наиболее существенны для данного языка. Для образования концептуальной системы необходимо предположить существование некоторых исходных, или первичных концептов, из которых затем развиваются все остальные. Концепты как интерпретаторы смыслов все время поддаются дальнейшему уточнению и модификациям и представляют собой неанализируемые сущности только в начале своего появления, но затем, оказываясь частью системы, попадают под влияние других концептов и сами видоизменяются. (ср.: желтый и рапсово-желтый, ванильно-желтый, кукурузно-желтый, лимонно-желтый и т. д.). Число концептов и объем содержания большинства из них постоянно изменяются. По мнению Л.В. Барсалау (Германия), люди постоянно познают новые вещи в этом мире, а мир постоянно меняется, поэтому человеческое знание должно иметь форму, быстро приспосабливаемую к этим изменениям, а основная единица передачи и хранения такого знания - концепт - тоже должна быть достаточно гибкой и подвижной [Кубрякова, 1996а].

Теория лексической семантики многое заимствует из логико-философских исследований и развивается в тесной связи с ними. Так ЛЗ слова описывается как сложная структура, определяемая общими свойствами слова как знака: его семантикой, прагматикой, синтактикой. При этом ЛЗ представляет собой совокупность понятийного ядра (сигнификативного и денотативного компонентов значения) и прагматических коннотаций. В речи ЛЗ может обозначать как весь класс данных объектов (денотативный ряд), так и его отдельного представителя (референта). Особые случаи представляют собой ЛЗ дейктиков (местоимений, числительных) и релятивных слов (союзов, предлогов).

Оригинальное понимание концепта предложил В. В. Колесов. В статье "Концепт культуры: образ - понятие - символ" он дает следующую схему семантического развития слова национального языка.

 

Референт

 

Денотат

Есть Р

Нет Р

Есть Д

Логическое "снятие" понятия 2

Психологическое представление образа 1

Нет Д

Культурный символ 3

Чистая ментальность концепта 4 0

 

Примечание.

Референт - Р (Р - предмет: что значит - значение), денотат - Д (Д - предметное значение в слове: что означает смысл).

Цифры 0, 1, 2, 3, 4 обозначают соответствующие этапы развития слова национального языка.

По мнению автора, "концепт - исходная точка семантического наполнения слова (0) и одновременно - конечный предел развития слова (4), тогда как понятие - исторический момент снятия с накопленных сознанием образов сущностной характеристики, которая немедленно сбрасывается в символы, в свою очередь, служащие для соединения, связи между миром природным (образы) и миром культурным (понятия). Символ как "идейная образность", как образ, прошедший через понятие и сосредоточенный на типичных признаках культуры, как знак знака находится в центре внимания русской философской мысли. Для нее традиционно важны концы и начала, а вовсе не промежуточные точки развития, в том числе и развития мысли, приращения смыслов в слове и т. д. То, что явилось началом в результате развития смыслов слова как знака культуры, становится и его концом - обогащением этимона до концепта современной культуры. Концепт потому и становится реальностью национальной речемысли, образно данной в слове, что существует реально, так же, как существует язык, фонема, морфема и прочие выявленные наукой "ноумены" плана содержания, жизненно необходимые всякой культуре. Концепт есть то, что не подлежит изменениям в семантике словесного знака, что, напротив, диктует говорящим на данном языке, определяя их выбор, направляет их мысль, создавая потенциальные возможности языка-речи" (см. также работы [Радзиевская, 1991; Фрумкина, 1992; Лихачев, 1993; Лукин, 1993; Голикова, 1996; Лисицын, 1996; Бабушкин, 1996; Чердакова, 2000]).

3.2.3. ПРАГМАТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ. Прагматика анализирует коммуникативную функцию языка - эмоционально-психологические, эстетические, экономические и другие практически значимые отношения носителя языка к самому языку, а также исследует связи между знаками и людьми, которые создают и воспринимают их. Если речь идет о человеческом языке, то особое внимание уделяется анализу так называемых "эгоцентрических" слов: я, здесь, теперь, уже, еще и т. д. Эти слова как бы ориентированы на говорящего и отражают его в пространстве и на "временной оси". Данными словами мы как бы разворачиваем объективный факт в свою сторону, заставляем смотреть на него со своей точки зрения (Ср.: Снега нет. - Снега уже нет. - Снега еще нет). Подобный подход очень важен при моделировании коммуникативной ситуации (см. параграф 7. Логические основы моделирования языковой ситуации). Еще одна проблема прагматики - это "расслоение" "я" говорящего или пишущего в потоке речи. Рассмотрим пример. Член нашей группы говорит: Десять лет назад я не был студентом. Здесь по крайней мере два "я": "я1" и "я2". "Я1" - это тот, кто говорит сейчас эту фразу, "я2" - это тот, кто не был студентом в прошлом. Пространство и время воспринимаются субъективно и поэтому тоже являются объектами изучения прагматики. Особенно благодатную почву для изучения "прагматических явлений" представляют художественные произведения: романы, эссеистика и т. п. В области формальной логики прагматика не играет почти никакой роли, в отличие от таких разделов семиотики, как семантика и сигматика. В лингвистике под прагматикой понимают также область исследования, в которой изучается функционирование языковых знаков в речи [Арутюнова, 1990].

3.2.4. СИГМАТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ. Сигматика изучает отношения между знаком и объектом отражения. Языковые знаки - это имена, обозначения объектов отражения. Последние являются десигнатами языковых знаков. Семантика и сигматика служат предпосылкой синтактики, все три они служат предпосылкой прагматики.

3.3. ЕСТЕСТВЕННЫЕ ЯЗЫКИ. НЕДОСТАТКИ ЕСТЕСТВЕННЫХ ЯЗЫКОВ. Естественные языки - это исторически сложившиеся в обществе звуковые (устная речь), а затем и графические (письмо) знаковые системы. Естественные языки отличаются богатыми выразительными возможностями и универсальным охватом самых различных областей жизни.

Основными недостатками естественных языков являются следующие:

1) значимые единицы естественных языков постепенно и почти незаметно меняют свои значения;

2) значимым единицам естественных языков свойственны полисемия, синонимия, омонимия;

3) значение единиц естественных языков часто бывает расплывчатым, аморфным (например, единицы хроматической и экспрессивной лексики);

4) наконец, употребляемые грамматические правила построения выражений естественных языков в логическом смысле также несовершенны. Не всегда можно определить, имеет данное предложение смысл или нет.

3.4. НАУЧНЫЕ ЯЗЫКИ. Науки пытаются искоренять эти недостатки в своих областях. Научная терминология - это запас специальных слов, совокупность специальных выражений из области данной науки, используемый представителями одной научной школы. Эти слова возникают вследствие того, что для науки характерно оперирование жесткими выражениями, дефинициями, сложившимися в результате строго определенного употребления. Слова, входящие в такие выражения, становятся терминами.

Таким образом, можно искусственно воспрепятствовать изменению значений слов с течением времени, если этого не требует дальнейшее развитие науки. Однако термины со строго фиксированным значением имеют жесткие границы употребления. С достижением нового уровня понимания явления старые термины наполняются новым содержанием, кроме того, должны возникать новые термины.

Можно избежать употребления синонимов, жестко ограничиваясь одним из них. Научный язык не является языком в прямом смысле, потому что он не существует самостоятельно и независимо от естественного языка. Он возникает из естественного языка и специальной терминологии и отличается от последнего запасом слов, а не грамматическими правилами. Связь между естественными языками и научными осуществляется непрерывно, так как научные языки включают в свою терминологию все новые слова естественного языка. Недостаточное внимание к данным словам может привести к недоразумениям и даже к неправильной ориентации в исследовании. С другой стороны, в словарный запас естественного языка постоянно переходят специальные термины различных наук (детерминологизация).

3.5. ИСКУССТВЕННЫЙ ЯЗЫК. ТРЕБОВАНИЯ К ИСКУССТВЕННЫМ ЯЗЫКАМ. НЕДОСТАТКИ ФОРМАЛИЗОВАННЫХ ЯЗЫКОВ. Искусственные языки - это вспомогательные знаковые системы, специально создаваемые на базе естественных языков для точной и экономной передачи научной и другой информации. Они конструируются не собственными средствами, а с помощью другого, как правило, естественного языка или ранее построенного искусственного языка. Искусственный формализованный язык должен удовлетворять следующим требованиям:

- все основные знаки представлены в явном виде (отсутствие эллипсиса). Основные знаки - это простые, несоставные слова языка или простые, несоставные символы (если речь идет о символическом языке);

- заданы все правила определения. Это правила введения новых, обычно более кратких знаков с помощью уже имеющихся;

- заданы все правила построения формул. Это правила образования составных знаков из простых, например, правила образования предложений из слов;

- заданы все правила преобразования или правила умозаключения. Они относятся только к графическому изображению применяемых знаков (слова, предложения, символы);

- заданы все правила интерпретации. Они дают сведения о том, как образуется значение сложных знаков (например, слов), и однозначно определяют связь между знаками языка и их значениями.

Символический язык формальной логики был создан специально для совершенно точного и ясного воспроизведения общих структур человеческого мышления. Между общими структурами мышления и структурами языкового выражения логики существует, как говорят, взаимооднозначное отношение, т. е. каждой мысленной структуре точно соответствует определенная языковая структура, и наоборот. Это приводит к тому, что внутри формальной логики операции с мыслями можно заменить действием со знаками. Таким образом, формальная логика располагает формализованным языком, или формализмом. Формализованные записи используются и в лингвистике, например, в синтаксических исследованиях при описании структурных схем предложений и т. п., в ономасиологических работах при описании моделей метафоризации и т. д.

Существенным недостатком формализованных языков по сравнению с другими языками является то, что они маловыразительны. Совокупность всех имеющихся в настоящее время формализованных языков может воспроизводить лишь относительно небольшие фрагменты действительности. Трудно предсказать, для каких областей науки могут быть созданы формализованные языки, а для каких нет. Эмпирические исследования, конечно, не могут быть заменены ими. Совокупность научных языков никогда не будет совокупностью формализованных языков.

3.6. МЕТАЯЗЫК. Язык, выступающий средством построения или изучения другого языка, называется метаязыком, а изучаемый язык - языком-объектом. Метаязык при этом должен обладать более богатыми по сравнению с языком-объектом выразительными возможностями.

Метаязык имеет следующие свойства:

- с помощью его языковых средств можно выразить все, что выразимо средствами объектного языка;

- с его помощью можно обозначить все знаки, выражения и т. п. объектного языка, для всех них имеются имена;

- на метаязыке можно говорить о свойствах выражения объектного языка и отношениях между ними;

- на нем можно сформулировать определения, обозначения, правила образования и преобразования для выражений объектного языка.

Метаязык, на котором задаются единицы концептуальной системы (т. е. упорядоченной совокупности всех концептов, отражающих знание и опыт человека) и описываются соответствия для естественноязыковых выражений, определяется термином ментальный язык. Одной из первых попыток создать ментальный язык был логико-философский метаязык Лейбница. В настоящее время ментальный язык в качестве метаязыка лингвистического описания особенно активно разрабатывается австралийской исследовательницей Анной Вежбицкой.

3.7. ЯЗЫК ЛОГИКИ ПРЕДИКАТОВ. Искусственные языки различной степени строгости широко используются в современной науке и технике: химии, математике, теоретической физике и т. д. Искусственный формализованный язык используется и логической наукой для теоретического анализа мыслительных структур.

Общепринятым в современной логике является так называемый язык логики предикатов. Рассмотрим кратко принципы построения и структуру этого искусственного языка.

Важное значение для выявления логической формы мыслей при анализе естественного языка имеет смысловая или семантическая характеристика языковых выражений. Основными его семантическими категориями являются: имена предикатов, имена свойств, предложения.

3.7.1. ИМЕНА ПРЕДИКАТОВ. Имена предикатов - это отдельные слова или словосочетания, обозначающие предметы. Имена, выступая условными представителями предметов в языке, имеют двоякое значение. Множество предметов, к которым относится данное имя, составляет его предметное значение и называется денотатом. Способ, с помощью которого выделяется такое множество предметов путем указания на присущие им свойства, составляет его смысловое значение и называется концептом, или смыслом. По составу различают имена простые, которые не включают других имен ("лингвистика"), и сложные, включающие другие имена ("наука о языке"). По денотату имена бывают единичные и общие. Единичное имя обозначает один предмет и бывает представлено в языке именем собственным ("Улашин") или дается описательно ("польский исследователь, впервые использовавший термин "морфонема""). Общее имя обозначает множество, состоящее более чем из одного предмета; в языке оно бывает представлено нарицательным словом ("падеж") либо дается описательно ("грамматическая категория имени, выражающая его синтаксические отношения к другим словам высказывания или к высказыванию в целом"). Эстетическое восприятие имен предикатов, использованных в текстах, привело к созданию специальных дидактических произведений по теории риторики, в которых описывались "риторические фигуры". Не случайно авторами первых риторик были и создатели логики как науки (Аристотель и др.). Логическое противопоставление имен простых, сложных и т. д. в теориях риторики, а впоследствии и стилистики, культуры речи, обострило исследовательский интерес к универсальной классификации семантических и синтаксических фигур речи.

3.7.2. ИМЕНА СВОЙСТВ. Выражения языка, обозначающие свойства и отношения, - имена свойств и отношений - называются предикаторами. В предложениях они обычно выполняют роль сказуемого (например, "быть синим", "бегать", "дарить", "любить" и т. д.). Число имен, к которым относится данный предикатор, называется его местностью. Предикаторы, выражающие свойства, присущие отдельным предметам, называются одноместными (например, "Небо синее", "Студент талантливый"). Предикаторы, выражающие отношения между двумя и более предметами, называются многоместными. Например, предикатор "любить" относится к двухместным ("Мария любит Петра"), а предикатор "дарить" - к трехместным ("Отец дарит книгу сыну").

Дальнейшее изучение имен свойств - предикаторов - привело к созданию современной синтаксической науки со всем многообразием подходов описания языкового материала внутри нее.

3.7.3. ПРЕДЛОЖЕНИЯ. Предложения - это выражения языка, посредством которых утверждается или отрицается нечто о явлениях действительности. Повествовательные предложения по своему логическому значению выражают истину либо ложь.

3.7.4. АЛФАВИТ ЯЗЫКА ЛОГИКИ ПРЕДИКАТОВ. Этот алфавит отражает семантические категории естественного языка и включает следующие виды знаков (символов):

1) a, b, c, … - символы для единичных имен предметов; их называют предметными постоянными (константами);

2) x, y, z, ... - символы общих имен предметов; их называют предметными переменными;

3) P1 , Q1 , R1 , ...; P2 , Q2 , R2 , ...; Pn , Qn , Rn - символы для предикаторов, индексы которых выражают их местность: 1 - одноместный, 2 - двухместный, n - n-местный. Их называют предикатными переменными;

4) p , q , r - символы для высказываний, которые называют высказывательными, или пропозиционными переменными (от лат. propositio - 'высказывание');

5) ", $ - символы для кванторов, " - квантор общности, он символизирует выражения: все, каждый, всякий, всегда и т.п. $ - квантор существования, он символизирует выражения: некоторый, иногда, бывает, встречается, существует и т. п.;

6) логические связки:

L - конъюнкция (соединительное "и");

V - дизъюнкция (разделительное "или");

® - импликация ("если..., то...");

є - эквивалентность (если и только если..., то...");

Ш - отрицание ("неверно, что...");

7) технические знаки: (;) - левая и правая скобки.

Других знаков, кроме перечисленных, алфавит языка логики предикатов не включает.

Для буквенных обозначений видов суждений берутся гласные из латинских слов AffIrmo - 'утверждаю' и nEgO - 'отрицаю', сами суждения иногда записывают так: SaP, SiP, SeP, SoP.

С помощью приведенного искусственного языка строится формализованная логическая система, называемая исчислением предикатов. Систематическое изложение логики предикатов дается в учебниках по символической логике. Элементы языка логики предикатов используются в изложении отдельных фрагментов естественного языка.