ОРАТОРСКИЙ ТАКТ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 

 

Оратор, как всякий общественный деятель, должен обла­дать тактом, т. е. уменьем мгновенно выбрать наиболее вер­ный и краткий путь к намеченной цели при наличных усло­виях момента, аудитории и т. д.

Сознавать силу и вес тех средств, того оружия, что бе­решь в руки, и наносить удары не больше и не меньше тех, какие требуются, наносить удары там, где они наиболее чув­ствительны и губительны для вашего противника—вот сущ­ность ораторского такта.

В частности, ораторский такт сводится к умению:

1) учесть момент выступления,

2) понять аудиторию и заговорить на ее языке,

3) сохранить внимание аудитории,

4) не утомить аудитории собой,

5) не говорить того чего не хотел.

1. Выдающийся римский оратор Цицерон, как это можно судить по его речам, всегда учитывал момент своего выступ­ления.

«По тону и характеру его вступления – сдержанному и осторожному или смелому и торжественному можно заме­тить, говорит ли он под непосредственным впечатлением об­винительной речи противника, или уже его товарищи по за­щите успели расчистить почву для него». (Зелинский Ф.Ф. Из мира идей – Авт.).

.

Учесть настроение слушателей в момент выступления – великое дело. У Тургенева есть небольшое стихотворение в прозе «Два четверостишия», где говорится о двух поэтах ора­торах.

Однажды один из них выступил вперед и не совсем твердым голосом прочел:

Друзья! Товарищи! Любители стихов!

 Поклонники всего, что стройно и красиво!

Да не смущает вас мгновенье грусти темной!

Придет желанный миг… и свет рассеет тьму.

Оратор умолк… а в ответ ему, со всех концов площади, поднялся гам, свист, хохот.

Его соперник в другое время и, очевидно, при ином на­строении собравшихся прочел почти то же самое:

Любители стихов! Товарищи! Друзья!

Поклонники всего, что строило, звучно, нежно!

Да не смущает вас мгновенье скорби тяжкой!

 Желанный миг придет—и день прогонит ночь!

 

Едва окончил оратор, как толпа пришла в восторг. При общих ликованиях оратор был увенчан лаврами.

«Первый сказал свое – да не вовремя; а этот не свое ска­зал – да вовремя!»

Сказать вовремя – ценнейшее ораторское уменье.

Чутко прислушивайтесь, внимательно присматривайтесь к аудитории, изучайте ее, следите за ее душевными пережи­ваниями, настроениями – в этом залог успеха!

2. К ораторскому такту относится уменье сразу понять состав аудитории и ее запросы.

Едва вы поняли, с кем имеете дело и какие интересы в данную минуту более близки вашим слушателям, а быть может, и волнуют их, начинайте говорить на языке этой аудитории, на языке ее интересов!

Разумеется, и самый язык ваш будет различен в зависи­мости от того, с кем беседуете: одно дело, если говорите уча­щимся или городским обывателям, совсем иное – если перед вами рабочие, крестьяне, красноармейцы и т. д.

Кстати, бросьте дурную манеру без нужды пересыпать свою речь иностранными словами.

Это дурной признак полуинтеллигентных людей! Истинно образованный человек сумеет выразить свою мысль и на своем родном языке.

Гоголь, пока не знал иностранных языков, любил ввер­нуть иностранное словцо, но вот он попал за границу, усво­ил иностранные языки и... начинает тщательно вычеркивать иностранные словечки из своих произведений! Вычеркнул даже слова «флегматичный» и «характеристика».

Чем проще выражена ваша мысль – тем ближе и вернее ваш путь к уму и сердцу слушателей.

Часто непонимание ваших слов или иное понимание, не то, какого вы хотели бы, встает между вами и аудиторией непреодолимой стеной. Один из героев Тургенева пообещал крестьянам свое участие в их нуждах… После он измучился, доказывая, что обещал он не участок земли, а участие – сочувствие! Так и не поняли это, «участие»!

Поняв аудиторию, говорите на языке ее интересов: при­меры, сравнения, эпитеты и т. д. – все это берите из области близкого, хорошо знакомого, родного для слушателей!

3. Дорожите вниманием аудитории. Говорите столько и столь долго, сколько с вниманием может воспринять аудито­рия. Заботьтесь не только о том, чтобы вас внимательно слу­шали, но и о том (и это, быть может, главным образом!), чтобы из сознания слушателей ни на минуту не ускользала ваша главная мысль. Внимание к вашей мысли дороже вни­мания к вашей личности!

Лучшие ораторы всегда для речи берут лишь одну основ­ную мысль и развивают и доказывают ее.

Несколько главных мыслей, особенно в руках неопытного оратора, ни к чему, кроме сумбура в головах слушателей, не приведут! Если у вас несколько соображений по разбираемо­му вопросу, то излагайте их так, чтобы слушатели углубив­шись в одно, не потеряли из виду других. Связывайте одно с другим, противопоставляйте, сравнивайте, напоминайте, не делайте все это без утомительных повторений. Иногда можно связать мысли простым подсчетом их: во-первых», во-вто­рых… Или «вот первое положение», «вот второе положение» и т. д.

Сколько можно вообще говорить? Столько, сколько в дан­ное время (в данный час) способна аудитория выслушать со вниманием. Длительность этого времени зависит и от таланта оратора: одного будут с напряженным вниманием слушать час — два, другого не в состоянии выслушать и на протяже­нии 15 – 20 минут!

Избегайте многословия, в смысле пустословия и ненуж­ных повторений.

«Грациано говорит бесконечное множество пустяков. Его рассуждения похожи на два зерна пшеницы в двух четвери­ках отрубей: проищешь целый день, найдешь» Найдешь и увидишь, что не стоило и искать» (Шекспир «Венецианский купец»).

Кони рассказывает из своей судебной практики следую­щий поучительный случай:

«Вспоминается речь одного адвоката, любителя умно го­ворить. Слушают дело о краже. Присяжные были утомлены разбором предыдущих дел. Оратор первый час своей речи посвятил на историю возникновения права собственности и на развитие этого понятия с древнейших времен в связи с развитием культуры. "Теперь перехожу к обстоятельствам настоящего дела", – заключил он свой обзор и дрожащею от усталости рукою стал наливать себе стакан воды… Начинало смеркаться. Когда наступила минута общего молчания перед переходом оратора от Египта, Рима и средних веков к "об­стоятельствам дела", – старшина присяжных поднял давно уже опущенную голову, обвел страдальческим взглядом суд и оратора и, тяжело вздохнув, довольно громко, с явным унынием в голосе произнес: "эхе-хе-хе-эхе!" – и снова опус­тил голову».

К сожалению, это не анекдот, не шуточный рассказ Че­хова – перед нами обычная картинка измора слушателей бестактным оратором.

4. Учитесь владеть собой.

Мы уже видели, как произнесенное слово, часто неожи­данно для самого оратора, уводит его в сторону, заставляет его говорить то, что, может быть, и не хотелось бы говорить или даже не следовало бы говорить вовсе.

Употребили резкое слово, назвали кого-нибудь, например, лжецом, – показалось, что аудитория не совсем поверила – и вот, пытаясь восстановить доверие к себе, начинаете дока­зывать, что вы вполне правы, сказав так, а не иначе. Мало того – вы уже и сами верите! Вы уже доказываете, что перед вами не только лжец, но и преступник, но и злодей, для ко­торого ничего нет святого! Не хватайтесь за случайно вы­рвавшееся слово, лучше смягчить его, а не настаивать на нем и не усиливать его. Не бойтесь своих слов, тогда они охотнее будут вас слушаться!

Помните завет великого поэта: «Блажен, кто словом твер­до правит – и держит мысль на привязи свою!».