АНАЛОГИЯ ЗАКОНА КАК СРЕДСТВО «ПОДНОРМАТИВНОГО» ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 

 

Ю.В. Медная,

соискатель

Необходимость построения и укрепления основ правового государства поставила перед

российским обществом задачу создания целостной и эффективной системы права, способной

обеспечить приоритет общепризнанных прав и свобод личности, защиту права собственности,

свободу предпринимательской деятельности и т.п. Выполнение этой задачи сопровождается

стремительным обновлением всей системы права и системы законодательства. Однако ре-

зультатом такой стремительности и продолжающихся процессов ускорения развития эконо-

мических, политических, социальных и других отношений явилось возникновение многочис-

ленных ситуаций, не урегулированных либо не достаточно полно урегулированных право-

выми нормами в силу большого динамизма и разнообразия перечисленных сфер.

Важнейшая черта российской правовой системы заключается в том, что нормативные акты

являются, по сути, единственным, официально закрепленным источником права. Здесь дей-

ствует следующий принцип: все, входящее в сферу правового регулирования, основывается на

законе, других нормативных юридических актах, т.е. социальные отношения, не охваченные

нормативно-правовым регулированием, находятся вне права. Но здесь возникает серьезная

проблема, заключающаяся в том, что ни один правотворческий орган не в силах избежать

белых пятен в законодательстве и учесть все многообразие и динамику изменений реальной

действительности. Это, в свою очередь, приводит к возникновению пробелов.

Пробел в праве можно определить как полное или частичное отсутствие в источниках

права норм, необходимых для юридической оценки фактов и связей, возникающих в такой

области общественных отношений, которая входит в сферу правового регулирования.

Как справедливо отмечает В.М. Жуйков, «пробелы в праве были, есть и будут всегда, как

бы законодатель ни хотел и ни умел принимать необходимые законы, поскольку предусмо-

треть все отношения, которые нуждаются в законодательном регулировании, просто не-

возможно. В отдельные исторические периоды даже стабильное и хорошо разработанное законодательство начинает кардинально обновляться, что неминуемо влечет возрастание

пробелов в регулировании очень важных отношений»1.

В качестве основных объективных причин возникновения пробелов в законодательстве

можно выделить следующие:

отставание темпов развития системы законодательства от жизненных реалий;

наличие условий, ограничивающих предвидение законодателя;

резкие изменения социально-политических условий, приводящих к утрате юридической

силы ранее действовавших нормативно-правовых актов, и т.д.

В качестве субъективных причин возникновения пробелов могут рассматриваться следующие:

нарушение правил законодательной техники в правотворческом процессе;

недоработки механизма подготовки и принятия законопроектов, недостаток организации

и экспертного обеспечения законодательного процесса;

недостаточный уровень юридической культуры законодательного органа и отсутствие у

большинства его членов юридического образования;

недостаточно оперативное реагирование законодателя на возникающие потребности

в издании закона, что в определенной степени может быть объяснено длительностью

процедуры разработки и принятия закона, непрофессионализмом, большим объемом за-

конотворческой работы, а в некоторых случаях — умыслом законодателя (закон о борьбе

с коррупцией, работа над которым начата достаточно давно, но по ряду причин он до сих

пор не принят и не введен в действие);

невнимательность законотворческих органов в правотворческом процессе, проявляю-

щаяся в упущении необходимых положений, подлежащих правовой регламентации, а также

в большом количестве противоречий.

Наличие всех перечисленных причин позволяет сделать следующий вывод: пробелы

в законодательстве любого государства неизбежны, их невозможно искоренить в полном

объеме, государству под силу лишь только свести их к минимуму и создать институты, по-

зволяющие правоприменительным органам оперативно разрешать юридические споры в

условиях отсутствия правовой нормы, регулирующей конкретное общественное отношение.

Тем более пробелы, как правило, обнаруживаются в процессе правоприменительной деятель-

ности, когда перед компетентными органами стоит задача своевременного и правильного

разрешения дела. «Было бы неразумным в таком случае обращаться к правотворческому

органу и ждать, когда он для соответствующего отношения издаст правовую норму. На

неопределенное время затягивалось бы решение дела, создавались условия для нарушения

прав граждан и организаций»2. В связи с этим правоприменителю предоставляется воз-

можность преодолеть пробел, когда в процессе рассмотрения конкретных дел на основе

имеющихся норм и правовых принципов вырабатывается правоположение.

Главное назначение института аналогии как средства поднормативного правового регули-

рования заключается в своевременном реагировании со стороны правоприменителя на изме-

нение и появление новых общественных отношений, требующих правового опосредования.

Аналогия закона используется в тех случаях, когда отсутствует норма права, опосредующая

данное отношение, но существует такая, которая регламентирует сходное отношение. При этом о

применении указанной нормы в строгом смысле слова не может быть и речи. «Если отыскивается

норма, регулирующая сходные обстоятельства, то она все равно подвергается известной моди-

фикации в ходе перенесения ее действия на рассматриваемую ситуацию»3. С другой стороны,

применяя закон по аналогии, суд должен толковать его так же, как и при обычном применении

этой нормы, т.е. применение аналогии закона осуществляется не с помощью толкования нормы

права, а путем переноса применяемой нормы в область иных правоотношений. В этом как раз

и проявляется поднормативность такого правового регулирования.

Итак, установив факт наличия пробела в праве, правоприменительный орган вынужден

разрешать дело, преодолевая данный пробел, т.к. принцип законности требует от него вы-

несения обоснованного и справедливого решения при любых обстоятельствах, включая и

случаи пробельности в нормативном правовом регулировании. «В процессе применения

права суды лишь преодолевают пробелы в праве, подобно тому, как путник преодолевает

встретившееся ему препятствие, не в силах его убрать»4.

Выбор нормы права по аналогии как бы конкретизирует, вносит определенность в содержание

правоотношения. После того как норма выбрана и тем самым преодолен пробел, правоотношение

формируется в обычном порядке5. Следует иметь в виду, что такое преодоление реализуется путем

использования специальных методов, суть которых сводится к тому, что правоприменительный

орган, преодолевающий пробел в праве, не создает отсутствующей нормы права. Однако в резуль-

тате происходит дополнительное субсидиарное правовое урегулирование конкретной жизненной

ситуации, ранее не опосредованной нормами законов. В то же время результаты преодоления

пробелов побуждают законодателя принимать необходимые нормы права, т.е. зачастую выступают

в качестве готовых формул, на которые впоследствии опирается законодательный акт.

Границы допустимости аналогии различаются в зависимости от специфики конкретной

отрасли права, ее принципов, в то же время они характерны для права и правопримени-

тельного процесса в целом. Необходимо отметить, что в юридической литературе указанные

условия и требования уже нашли определенное отражение. Попытаемся их обобщить:

1. Решение дела по аналогии возможно только в случае действительного, а не мнимо-

го пробела в праве. Это условие возлагает на правоприменителя обязанность тщательно

проанализировать обстоятельства разрешаемого им дела, юридического спора и выяснить

прежде всего тот факт, относится ли данное общественное отношение к сфере правового

регулирования. Если относится, то надлежит тщательно убедиться в отсутствии правовой

нормы, подлежащей применению в данной ситуации, а затем не менее тщательно подобрать

конкретную норму, регламентирующую сходное правоотношение.

2. Сходство неурегулированного общественного отношения и отношения, подвергнутого

правовому опосредованию, должно быть существенным. При этом существенными можно

назвать признаки, которые позволяют сделать вывод о равнозначности отношений.

3. Выводы по аналогии недопустимы, если аналогия прямо запрещена законом.

4. Использование аналогии запрещается, если конкретные нормы закона связывают на-

ступление известных последствий только с законом, т.е. делают исключение из принципа

допустимости аналогии в отношении определенного ряда обстоятельств.

5. Положение, выработанное посредством аналогии, не должно противоречить какому-

либо предписанию закона. Оно всегда должно охватываться общими началами и принципами

законодательства, служить задачам той или иной отрасли права6.

6. Данное положение не должно даже косвенно ограничивать правовой статус граждан,

организаций, ущемлять их законные интересы.

7. Принятое по аналогии решение должно быть мотивировано.

8. В решении должны быть подчеркнуты компетентность органа в использовании ана-

логии, фактические и юридические основы ее применения.

9. Любое последующее решение вопроса по аналогии требует учета судебной (админи-

стративной) практики, но не освобождает от обязанности входить в рассмотрение обстоя-

тельств дела по существу.

10. Решая дело на основе аналогии закона или аналогии права, необходимо учитывать

другие, близкие по содержанию нормы, общие положения, принципы соответствующего

института и отрасли права.

11. Нормы, применяемые по аналогии, должны входить в действующее российское за-

конодательство.

12. При аналогии права общие начала и смысл законодательства подлежат конкретизации

через общие или специальные принципы. Если такие принципы не выражены в законода-

тельстве expresis verbis, они выводятся с соблюдением логических правил дедукции7.

Сказанное позволяет сделать вывод о том, что институт аналогии имеет определенную

функцию, которая заключается в правовой оценке действий, непосредственно не урегули-

рованных нормами права, в восполнении пробелов, в индивидуальном поднормативном

регулировании общественных отношений. Его целью выступает обеспечение функциониро-

вания права как динамичной системы в соответствии с развитием общественных отношений

и задачами правового регулирования.

Институт правовой аналогии в России — это метод преодоления пробелов, в ходе

которого вырабатываются правоположения. В таких случаях решение по делу, даже если

оно принято компетентным авторитетным органом, может служить лишь примером для раз-

решения в будущем аналогичных дел, но не становится прецедентом и тем более нормой

права. В связи с этим представляется неверным утверждение некоторых ученых о том, что

пробел преодолевается не путем подведения неурегулированной нормой права ситуации

под сходную норму, а путем создания судом по аналогии с ней другой нормы, на основе

которой и выносится решение8.

По нашему мнению, метод правовой аналогии состоит в том, что, преодолевая пробел в

праве, правоприменительный орган не создает нормы права, а разрешает конкретное дело на

основе уже имеющихся в законодательстве предписаний. Просто при этом правовая норма,

регулирующая сходные отношения, при аналогии определенным образом видоизменяется

и превращается в правоположение, отличное от существующей нормы. Указанное право-

положение не в коей мере не может противоречить действующему законодательству, по-

скольку оно поднормативно и выполняет функцию дополнительной правовой регламентации

общественных отношений в тех случаях, когда они по каким-либо причинам оказываются

вне поля зрения законодателя.

В таком случае происходят уточнение, конкретизация нормы относительно фактических

обстоятельств, в результате чего складывается новое правило, аналогичное предписанию

этой нормы права. Но оно не тождественно правовой норме и по сути ею не является, т.к.

представляет собой продукт творческой деятельности правоприменителя. В этом и про-

является поднормативность правоположения, выработанного в результате применения

аналогии.