УГОЛОВНОЕ ПРАВО И ПРОЦЕСС

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 

В.М. Корнуков,

доктор юридических наук, профессор

Л.В. Никитина,

кандидат юридических наук, доцент

В.Д. Холоденко,

кандидат юридических наук, доцент

В.И. Бацуев,

аспирант, председатель Лазаревского районного суда (г. Сочи)

НЕКОТОРЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ, ЗАМЕЧАНИЯ И ПРЕДЛОЖЕНИЯ

ПО ПРОЕКТУ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ «О ПРИМЕНЕНИИ СУДАМИ НОРМ

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, РЕГУЛИРУЮЩИХ ПРОИЗВОДСТВО

В СУДЕ ВТОРОЙ ИНСТАНЦИИ»

В системе органов правосудия важное место принадлежит судам второй инстанции, дея-

тельность которых направлена на своевременное выявление и устранение ошибок, допущен-

ных нижестоящими судами, и следовательно, на обеспечение прав и законных интересов

граждан в уголовном судопроизводстве. Поэтому принятие Пленумом Верховного Суда РФ

постановления по вопросам деятельности судов апелляционной и кассационной инстанций

при осуществлении производства по уголовным делам своевременно и актуально.

Ознакомление с содержанием рассматриваемого проекта позволяет констатировать, что

подготовленные его разработчиками предложения в целом соответствуют закону и будут

способствовать обеспечению единообразного и правильного применения норм УПК РФ,

регламентирующих производство в суде второй инстанции при обжаловании и рассмотре-

нии не вступивших в законную силу судебных решений по уголовным делам. Заслуживают

всяческой поддержки многие содержащиеся в проекте положения. К ним в первую очередь

относятся разъяснения, определяющие случаи завершения производства в суде апелляцион-

ной инстанции без вынесения судом итогового судебного решения (п. 10), полномочия суда

второй инстанции по возвращению уголовного дела прокурору (п. 11), а также разъяснения,

касающиеся понимания сути и содержания проверки доказательств судом апелляционной

инстанции (п. 22) и др.

В то же время ряд положений, содержащихся в проекте, вызывает возражения и, на наш

взгляд, нуждается либо в развитии, либо в уточнении.

1. В соответствии с абз. 2 п. 1 проекта «жалоба допущенного к участию в деле законного

представителя несовершеннолетнего осужденного или потерпевшего, которым к моменту

проверки дела в суде второй инстанции исполнилось 18 лет, а также жалоба лица, указан-

ного в части второй статьи 49 УПК РФ и допущенного судом первой инстанции в качестве

защитника — подлежат рассмотрению в кассационном порядке».

Из предложенной редакции данного абзаца следует, что в обозначенной ситуации ука-

занные лица могут приносить только кассационные жалобы, которые рассматриваются в

кассационном порядке. Право на апелляционное обжалование в этом случае исключается.

Поэтому абз. 2 п. 1 проекта после слов «подлежат рассмотрению в» следует дополнить

словами «апелляционном и».

2. Вызывает возражение разъяснение, изложенное в абз. 3 п. 1, т.к. в его основу положен

формальный признак. По нашему мнению, при одновременном обжаловании судебного

решения государственным обвинителем и вышестоящим прокурором суд апелляционной

или кассационной инстанции в соответствии с ч. 2 ст. 363 и ч. 3 ст. 375 УПК РФ вправе воз-

вратить поданные представления соответствующему прокурору с предложением устранить

препятствующие рассмотрению уголовного дела разногласия и выразить позицию обвинения

в одном представлении.

3. Представляется небесспорным разъяснение, в соответствии с которым «поскольку

глава 51 УПК РФ не содержит каких-либо ограничений относительно рассмотрения уголов-

ных дел о применении принудительных мер медицинского характера мировыми судьями, то

они вправе рассматривать данные дела, если они подсудны мировому судье в соответствии

с частью первой статьи 31 УПК РФ» (абз. 2 п. 2 проекта).

Ссылка разработчиков проекта на гл. 51 и ст. 31 УПК РФ в данном случае неубедительна.

Так, из содержания ст. 320 УПК РФ следует, что мировой судья рассматривает уголовные

дела, поступившие в суд с обвинительным актом, т.е. только такие дела, предварительное

расследование по которым осуществлялось в форме дознания. Вместе с тем в соответствии

с ч. 1 ст. 434 и ч. 1 ст. 439 УПК РФ по уголовным делам в отношении лиц, указанных в ч. 1

ст. 433 Кодекса, обязательно производство предварительного следствия, по окончании

которого составляется не обвинительный акт, а постановление о направлении уголовного

дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера. Кроме того, в со-

ответствии с ч. 1 ст. 31 УПК РФ к подсудности мирового судьи отнесены уголовные дела о

преступлениях, а не об общественно опасных деяниях лиц, совершивших деяния в состоянии

невменяемости. Из этого следует, что мировой судья не вправе рассматривать уголовные

дела о применении принудительных мер медицинского характера.

4. Не основанным на законе и сомнительным по существу представляется содержащееся

в абз. 1 и развитое в абз. 2 п. 9 разъяснение, касающееся перечня решений суда апелля-

ционной инстанции, приведенного в ч. 3 ст. 367 УПК РФ. Предлагаемые сверхуказанного в

ч. 3 ст. 367 УПК РФ перечня решения — об отмене обвинительного приговора и вынесении

нового обвинительного приговора, а также об отмене оправдательного приговора и выне-

сении нового оправдательного приговора — вряд ли могут иметь под собой необходимую

фактическую и правовую базу. Суть принимаемого в этих случаях судом апелляционной

инстанции решения состоит в изменении проверяемого решения суда первой инстанции.

Тем более что в Законе (ч. 2 ст. 370 УПК РФ) применительно к оправдательному приговору

прямо указано на то, что он может быть изменен только в части мотивов оправдания. Каким

в этом случае может быть новый приговор как вид нового решения и зачем оно нужно? На

наш взгляд, ему нет места в правовом поле, на котором происходит как разрешение уголов-

ного дела по существу, так и осуществление контрольной функции судом апелляционной

инстанции, поскольку в соответствии с ч. 4 ст. 367 УПК РФ и без того всякое изменение

приговора оформляется путем вынесения нового приговора.

Что касается разъяснения о том, что прекращение уголовного дела судом апелляцион-

ной инстанции осуществляется путем вынесения постановления, то его следует признать

правильным по существу, хотя формально оно ныне не согласуется с требованиями ч. 4

ст. 367 УПК РФ.

5. Следуя позиции, заложенной в п. 1 проекта, в пп. 12 и 13 среди субъектов права об-

жалования приговора по основаниям, ухудшающим положение осужденного, необходимо

указать частного обвинителя.

6. Разъяснение, изложенное в абз. 2 п. 16 проекта, дано без учета ситуации, когда

осужденный, умерший после подачи жалобы, ставит вопрос о снижении размера суммы,

подлежащей взысканию с него, а также прав наследников умершего или лиц, принявших

на себя управление его имуществом, по защите от предъявленного иска.

7. Слишком категоричным выглядит разъяснение, сформулированное в абз. 1 п. 20 проек-

та, о праве суда апелляционной и кассационной инстанции выйти за пределы апелляционной

и кассационной жалобы или представления и проверить производство по уголовному делу

в полном объеме, поскольку оно в определенной степени противоречит ч. 2 ст. 360 УПК РФ,

согласно которой законность, обоснованность и справедливость судебного решения про-

веряются указанными судами лишь в той части, в которой оно обжаловано. И только, если

при рассмотрении уголовного дела будут установлены обстоятельства, которые касаются

интересов других лиц, осужденных или оправданных по этому же уголовному делу и в от-

ношении которых жалоба или представление не были поданы, то уголовное дело должно

быть проверено и в отношении этих лиц.

8. В пп. 24 и 27 неудачно используются термины «дополнительное расследование» и

«новое расследование», т.к. в данных пунктах речь идет о возвращении уголовного дела

прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению во всех случаях, когда в до-

судебном производстве были допущены существенные нарушения закона, не устранимые

в судебном производстве, если возвращение дела не связано с восполнением неполноты

проведенного дознания или предварительного следствия.

9. В абз. 3 п. 24 слово «принцип» следует заменить словом «требование», поскольку

понятие принципов в российском уголовном процессе является устоявшимся. Под ними

понимают основополагающие начала уголовного судопроизводства, нашедшие, в частности,

отражение в гл. 2 УПК РФ.

10. Следуя изложенной в проекте позиции о расширении ревизионного начала в дея-

тельности судов апелляционной и кассационной инстанций предлагается оставить в по-

становлении редакцию п. 25, исключив его вариант.

11. В абз. 2 п. 33 в числе оснований вынесения частного определения при отмене и из-

менении приговора фигурируют только невнимательность или небрежное отношение судей

либо лиц, производивших дознание или предварительное следствие, к исполнению своих

обязанностей. Между тем основная причина принятия ошибочных судебных решений в

указанных случаях состоит в нарушении требований Закона (ч. 4 ст. 29 УПК РФ). Поэтому

указанные обстоятельства также следовало бы отразить в рассматриваемом пункте про-

екта.

12. В связи с тем, что в Законе (п. 3 ч. 1 ст. 378 УПК РФ) содержится непоследователь-

ность в трактовке стадий уголовного судопроизводства (предварительному слушанию при-

дается значение стадии процесса) и это влечет (может влечь) на практике возвращение

кассационной инстанцией уголовного дела для проведения предварительного слушания

без необходимости и достаточного основания, предлагается дополнить проект новым пун-

ктом — «По смыслу главы 33 УПК РФ в случае отмены приговора в связи с нарушениями

уголовно-процессуального закона, допущенными судьей при подготовке к судебному засе-

данию в общем порядке (например, постановление о назначении судебного заседания без

проведения предварительного слушания не подписано судьей или в данном постановлении

не содержится решения о назначении судебного заседания, не указаны фамилия, имя и от-

чество обвиняемого), при отсутствии предусмотренных ст. 229 УПК РФ оснований проведе-

ния предварительного слушания, суд второй инстанции принимает решение о направлении

уголовного дела на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции для устранения

выявленных нарушений в порядке, установленном главой 33 настоящего Кодекса».

Представляется, что указанные нарушения могут и должны быть устранены судьей

при разрешении вопроса о назначении судебного разбирательства в общем порядке (без

проведения предварительного слушания). Что же касается п. 3 ч. 1 ст. 378 УПК РФ, то его

положения не служат препятствием к устранению отмеченных нарушений, поскольку не

согласуются с положениями гл. 33 Кодекса, по смыслу которых предварительное слушание

является не стадией судебного разбирательства, а лишь одним из этапов подготовки к су-

дебному разбирательству поступившего в суд уголовного дела. Совершенно очевидно, что в

п. 3 ч. 1 ст. 378 Кодекса предварительное слушание ошибочно отождествляется со стадией

судебного разбирательства.

13. В проекте постановления имеются редакционные погрешности, которые в опреде-

ленной степени искажают суть рассматриваемых правовых требований и смысл изложенных

в нем разъяснений.

Так, в пп. 13 и 23 проекта вместо термина «представление» употребляется термин «про-

тест».

Во втором предложении абз. 4 п. 6 необходимо исключить повторное указание на «суд»,

а в первом предложении абз. 1 п. 19 — «признать».

В абз. 2 п. 24 и абз. 4 п. 30 повторяются требования, предъявляемые к кассационному

определению. В одном из пунктов следует устранить это повторение.