ПОЕЗДКА В БОЛГАРИЮ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 

В августе 1940 года футбольная команда «Спартак» была приглашена в Болгарию.

О болгарских футболистах мы знали мало. Известно было, что они имели богатый опыт международных встреч. Знали, что наибольшее количество игр — 17 — они провели с сильнейшими командами Югославии, а югославские футболисты всегда считались игроками высокого международного класса.

Знали мы и то, что команда Болгарии трижды завоевывала Балканский кубок.

Все это говорило о том, что класс их игры высок и нам нужно к матчам с болгарами очень серьезно готовиться.

В календарных играх наступил перерыв — окончился первый круг первенства страны. Мы начали готовиться к поездке в Болгарию. Тренировочные занятия проходили с большой нагрузкой.

Помню, как много потратил я времени на то, чтобы добиться совершенства в приеме низовых мячей в падениях и бросках. Из-за моего роста (180 см) этот прием мяча мне удавался с трудом. Но упорной тренировкой я добился того, что одинаково принимал мячи как высоколетящие, так и идущие низом.

Многие считают, что вратари высокого роста лучше отражают высоколетящие мячи, чем вратари низкого роста, но, дескать, уступают им в приеме мячей, летящих по земле. Мне кажется — это неверно. Ведь наш лучший вратарь Лев Яшин (рост 184 см) отлично принимает низовые мячи.

У вратарей есть правило: если он не успевает сделать шаг в сторону, иначе говоря, не успевает переместиться к катящемуся или летящему мячу, он должен брать этот мяч в падении. В то же время, если вратарь будет падать на каждый мяч, он не только физически измотает себя, но и может создать угрозу взятия ворот. Поэтому он всегда должен помнить о тех нападающих соперниках, которые постоянно ждут случая и находятся у самых ворот.

Я остаюсь сторонником того, что вратарь должен принимать мяч в падении только в исключительных случаях.

Эффектные броски «на публику» кроме вреда вратарю и команде ничего не приносят. К сожалению, многие молодые вратари забывают об этом.

Бывают моменты, когда падение нужно сделать с вытянутыми одной или двумя руками, чтобы достать мяч кистями рук. Это трудный прием мяча.

Как же производить падение?

Прежде всего никогда нельзя падать на мяч плашмя. При падении нужно самортизировать удар о землю, чтобы не получить ушибов. Это достигается мягким приземлением, умением сгруппировать тело. У вратаря в случае падения способом «переката» сначала касаются земли голень, затем — бедро, таз, бок, руки.

Несколько иначе производится стелющееся падение: в этом положении вратарь, падая за мячом, как бы «стелется» по земле. Оно применяется с резким прыжком и полетом за мячом, находящимся на большом расстоянии от него. Здесь вратарь также предохраняет свое тело от возможных ушибов, но касание вратаря земли происходит в обратном порядке — сначала руки, потом плечо, бок, бедро, а затем ноги.

Оба вида падения применяются из основной стойки вратаря или на выходах при падении и бросках в ноги противнику.

Не меньше времени и труда, чем я, тратили на свою подготовку и все остальные игроки. Тренировки часто проходили с элементами соревнования. Это способствовало эмоциональному подъему. Вследствие этого большая физическая нагрузка переносилась очень легко.

Часто проводились и контрольные игры с командами Ленинграда, Тбилиси и московских клубов.

Большая тренировочная нагрузка требовала и соответствующего отдыха. С удовольствием вспоминаю я, как хорошо мы проводили тогда свое свободное время. Сколько радости доставляла нам небольшая извилистая Клязьма: купание с различными играми на воде, ночные рыбалки, когда страстные рыболовы Семенов и Глазков, увешанные рыболовными снастями с ног до головы, отправлялись на обрывистый берег.

Заядлых грибников, таких, как Степанов, тянул лес. Многие проводили время на волейбольных, теннисных и городошных площадках. И всем этим развлечениям и играм сопутствовали жизнерадостные шутки, веселый смех и, как всегда, безобидные «розыгрыши».

В общем много тренировались, хорошо и с толком отдыхали!

Быстро пролетело время подготовки к предстоящим играм в Болгарии, и вот 6 августа два советских самолета взяли курс на Болгарию. Мы летели в Софию.

Самолет идет низко над землей. Все прильнули к окнам. Там внизу — зеленые, желтые, бурые пятна земли. Болгария — страна сельского хозяйства.

Мелькают большие земельные массивы, принадлежащие помещикам, и крохотные клочки земли, которыми владеют крестьяне.

Реакционные силы страны предприняли все меры к тому, чтобы помешать налаживанию дружбы между болгарским и советским народами. С большим трудом добился чемпион Болгарии «Славия» приглашения в Софию московского «Спартака».

...Самолет идет на посадку. На аэродроме — толпы встречающих.

Пока мы добирались до машин, к нам тянулись тысячи маленьких и больших, молодых и старых натруженных рук. Каждому хотелось поприветствовать советских спортсменов. От аэродрома до города около 12 километров, и на всем протяжении пути по обочинам шоссе стояли встречающие нас люди. В городе улицы оцепили полицейские. Но многотысячные толпы прорвали эти кордоны. Машины с трудом пробивали себе путь. К нам тянулись руки с букетами, с приветственными письмами, слышались приветливые возгласы: «Здравейте, другари!», «Добро дошли?»

Машины засыпали цветами. Простые люди Софии дружески приветствовали спартаковцев. А здесь же рядом действовали полицейские, дубинками старающиеся сдержать искренние порывы людей. Мы остановились в советском посольстве и только очень поздно вечером перебрались в гостиницу.

На всю жизнь запомнил я один эпизод, который произошел в этот вечер. Мы, выйдя из машин, направлялись к гостинице по коридору, образованному полицейскими, и вдруг видим: через шеренгу черных мундиров к нам пытается пройти пожилая женщина. Достав из-под старенькой кофточки горшочек с цветущей геранью, эта женщина старалась передать его нам. На ломаном русском языке она приветствовала нас. Здоровенный полицейский грубо схватил женщину за шею и выбросил вон.

На следующий день утром поехали тренироваться на стадион «Юнак».

Поле твердое — морская галька, перемешанная с песком и глиной. Выходим на тренировку. Проводим разминку, а затем по звеньям работаем над техникой. Я тренируюсь вместе с Владимиром Никаноровым и Борисом Кочетовым, затем идем в ворота. Нападающие начинают «обрабатывать» нас. Удары Федотова, Семенова, Гринина, Глазкова и Ильина удивляют присутствующих на тренировке болгар своей точностью и силой.

Первое состязание намечено со «Славней» — это одна из сильнейших команд не только Софии, но и всей страны. Она неоднократно завоевывала звание чемпиона Болгарии и много раз выступала в международных встречах.

На следующий день мы наблюдали тренировку команд «Славии» и сборной Софии, то есть тех команд, с которыми нам придется встречаться. Но игроки только били по воротам.

— Наверное, хитрят, — говорит Михаил Якушин, — не хотят нам все показывать.

Видели мы и матч на первенство Болгарии. Нас поразила слабая дисциплина игроков. Выбежав по свистку на середину поля, многие футболисты присели и начали шнуровать бутсы, поправлять гетры. Однажды кто-то из игроков умышленно выбил за пределы футбольного поля мяч. Судья сам пошел за ним. После состязания игроки покинули поле поодиночке.

Для нас это все было странным и необычным.

Поразило нас и грубое ведение игры. Один из нападающих умышленно ударил защитника, а тот пытался догнать обидчика и ему ответить. Судья делал вид, что не замечает этого: оказывается, он останавливал соревнование только тогда, когда игроки касались мяча рукой.

Якушину, который не любил всяческих столкновений на поле, все эти «номера» явно пришлись не по вкусу.

— Смотри, — говорит он мне, кивая на вратаря, покидающего поле. Его умышленно «выбили» из игры — по условию его мог заменить только полевой игрок. Тогда были предприняты попытки вывести из игры и вратаря другой команды.

Смотреть такое соревнование, которое строилось в основном на том, чтобы вывести игроков из строя, было не очень приятно.

Техника игроков ничем не была примечательна: «стенка» при штрафных ударax отсутствовала, крайних нападающих никто не держал. Но, самое главное, мы увидели, что команды играют по системе «пять в линию», а поэтому их центральный защитник находился далеко от своих ворот, помогая своему нападению. Вратари в игре часто пользовались падениями даже в тех случаях, когда это делать не нужно, в основном играя на «эффект». Они нередко выпускали мяч из рук и теряли его из поля зрения.

Вечером собрался тренерский совет. Он обсуждал состав и разработал план нашего выступления против команды «Славия».

Команда перед каждым матчем строит свой план игры, ставит определенные задачи перед звеньями и каждым участником команды. Капитан команды играет большую роль в практической реализации этого плана во время соревнования. Он должен быть не только хорошим игроком и воодушевлять своими действиями остальных футболистов, но и хорошо разбираться в игровой обстановке, которая складывается во время соревнований, и по ходу игры давать указания.

Я много играл в различных сборных командах и за различные клубы, видел много капитанов команд. Для меня был и остается образцовым капитаном Андрей Старостин, который отлично справлялся со своими обязанностями.

...Утром перед матчем состоялось собрание команды, на котором объявили состав участников и план игры против болгар. Каждый игрок, будь он основной или запасной, готовился к предстоящей встрече, «настраивая» себя на игру. Партнеры по звеньям еще и еще раз договариваются между собой. Я слышу, как Якушин говорит Гринину:

— Леша, ты раньше времени со своего места не убегай в середину, играй шире, а то притащишь за собой своего защитника.

— Хорошо, Миша, только ты мне давай мячи так, чтобы я сразу мог «резать» угол и непосредственно угрожать воротам.

Дает указания и Андрей Старостин полузащитникам Константину Малинину и Николаю Ильину:

— Вы только мяч не передерживайте, а то болгары успеют закрыть наших освободившихся нападающих.

— А как быть при атаке нашей команды?

— В атаке вы участвуйте, но все время подстраховывайте друг друга.

Обращаясь ко мне, Старостин говорит:

— Анатолий, грунт жесткий и неровный, так что будь внимателен при приеме мяча.

— Хорошо, Андрей Петрович. Прошу наших защитников слушать мои указания. Мячи отыгрывать мне только по моей просьбе.

День соревнований выдался на редкость жаркий. Днем температура достигла 40 градусов. Обычно в такую жаркую погоду жители города стремятся в пригородные места, в парки. Но сегодня улицы Софии многолюдны, оживленны. С утра только и слышны разговоры о матче «Спартак» — «Славия». Газеты уделили этому состязанию большое внимание, напечатав групповые портреты спартаковцев и поместив подробный анализ игры каждого советского футболиста.

Реакционное правительство Болгарии приняло все меры к тому, чтобы на это состязание попало как можно меньше трудящихся. Для этого оно выработало даже своеобразную систему распределения билетов на стадион: в основном между полицейскими и богатыми чиновниками. В открытую продажу поступили только самые дорогие билеты. Стоимость их была так высока, что простым людям они были не по карману. Но желание посмотреть игру советских футболистов было столь велико, что рабочие собирали деньги на приобретение билетов и послали на игру своих делегатов.

Мы приехали на стадион за час до начала игры и по дороге видели, как зрители огромными толпами стекались к стадиону.

У входа нас встретила группа людей. Они преподнесли нам букеты цветов и пожелали всяческих успехов. Это были делегаты трудового народа Болгарии. Их уполномочили высказать нам свои лучшие чувства, с тем чтобы мы передали их всему советскому народу.

Ровно в шесть часов мы выходим на футбольное поле. Трибуны переполнены, все проходы забиты.

Наш состав выглядит так: Акимов, Виктор Соколов, Андрей Старостин, Василий Соколов, Малинин, Ильин, Гринин, Якушин, Федотов, Семенов, Корнилов.

Выстраиваемся в центре футбольного поля. После обмена короткими приветственными речами оркестр исполняет «Интернационал» и гимн Болгарии. Капитаны обмениваются вымпелами и букетами цветов.

Начинается игра. Сразу наши нападающие бросаются в атаку. На первых же минутах создается угрожающее для ворот «Славии» положение. Болгарские защитники растеряны. Наши быстрые крайние Корнилов и Гринин остро атакуют по флангам. Мяч у Федотова, он отыгрывает его назад Якушину, а тот длинным ударом выводит вперед Корнилова. Хорошая передача с края переместившемуся в центр Семенову, который, быстро обработав мяч, сильным ударом посылает его в сетку. Стадион шумно приветствует первый успех команды «Спартак».

Игра затем идет с переменным успехом и становится все более и более напряженной. Поле, хорошо утрамбованное к началу матча, становится мягким и пыльным. Ухудшился отскок мяча. Жарко. Все это, однако, не помешало нашим нападающим начать решительное наступление на ворота команды «Славия». Душой нападения становится Федотов. Зрители быстро оценили высокое мастерство нашего центрального нападающего, дружно награждая его аплодисментами. Он прекрасно распределяет мячи партнерам, умело уходит от защитников, точно выбирает свободное место вблизи штрафной площади.

В один из моментов Федотов, оттянувшись назад, увлекает за собой центрального полузащитника и неожиданно для него устремляется вперед, на свободное место, куда ему послал мяч Якушин. Сильнейший удар. Счет стал 2:0.

Не прекращая штурма, спартаковское нападение через пять минут, проведя красивую комбинацию, забивает третий мяч.

За две минуты до окончания первой половины угловой удар у ворот болгарских футболистов. Подает Гринин. Мяч опускается на штрафную площадь. Как всегда хорошо выбрав позицию, Федотов красивым ударом головой в прыжке забивает гол — 4:0.

Да, опасен Федотов при угловых ударах! Много таких мячей забил он за свою спортивную жизнь. Всегда смело он шел на борьбу за верховой мяч.

После перерыва, не дав противнику опомниться, спартаковцы вновь начинают атаковать.

Наши крайние нападающие все время держат в напряжении и смятении защиту болгар. Точная передача в центр, и Якушин направляет пятый мяч в ворота «Славии».

Несмотря на крупный счет темп игры не спадает. Мне часто приходится вступать в игру. Играю на выходах в штрафной площади, борюсь за верховые мячи. Меня подстраховывают Старостин и Соколовы, а поэтому выходы мои из ворот уверенны, точны, эффективны.

Все старания болгарской защиты помешать нам забить еще один мяч остаются безрезультатными. Хозяев поля трижды выручает вратарь, но все же сильный низом удар Федотова заставляет его в шестой раз вынуть мяч из сетки ворот.

На последних минутах встречи кому-то из наших защитников мяч попадает в руку. Судья назначает одиннадцатиметровый удар. На трибунах оживление. Все игроки уходят за пределы штрафной площади. Напряженная минута. Я внимательно слежу за поведением игрока, который приготовился произвести штрафной удар. Свисток. Удар. Бросаюсь в левый угол ворот — и мяч отбит в сторону, но неудачно. Я успеваю вскочить, вижу, как к нему устремляются Василий Соколов и болгарин, который на какое-то мгновение раньше производит удар. Мяч попадает в штангу и отскакивает в поле, На стадионе невероятный шум. Снова бьют болгары, мяч летит в нижний угол ворот, и. я с трудом отбиваю его кончиками пальцев. Болгарские нападающие бурно атакуют наши ворота. На последней минуте игры я вынимаю мяч из сетки. Счет становится 6:1.

Игра окончена. Хозяева поля проиграли, но зрители тепло проводили нас. Ведь победили советские спортсмены! Так нам объяснили в раздевалке молодые болгары, пришедшие нас поздравить.

Вечером команда «Славия» по случаю нашего пребывания в Софии устроила прием. Он проходил в летнем загородном ресторане «Баня». Этот шикарный ресторан служил местом сбора «золотой молодежи»: сынков помещиков, высшего офицерского состава и торговцев.

Мы, футболисты, разместились на антресолях. Внизу — около самой воды (в ресторане был плавательный бассейн) за столиками — завсегдатаи ресторана.

Узнав, что наверху сидят футболисты, публика стала вызывать своих любимцев из команды «Славия». Потом шум усилился, стали вызывать «голера». Поднялся Христов. Раздались голоса: «Акимова — голера «Спартака»! Я не поднимался. Прекратил играть оркестр, все встали и начали хлопать в ладоши, скандируя: «Го-лер, го-лер». Делать было нечего, надо было представиться. Но здесь на всех напало какое-то озорное настроение, начали подбивать на шутку сидящего с краю Михаила Якушина. Он встал и поклонился. Публика, принимая его за вратаря, громко зааплодировала. Теперь уже нас начали путать не только московские болельщики, но и болгарские!

Перед вторым состязанием реакционная печать всячески подогревала общественное мнение и предсказывала победу сборной команде Софии, с которой предстояло нам провести вторую игру. Видно, наша победа пришлась им не по вкусу, так как вызвала широкий отклик среди трудящихся Болгарии.

Матч состоялся 15 августа.

В связи с тем что нашу первую игру видело много спортивных обозревателей, футболистов и тренеров Болгарии, мы изменили план игры.

Настроение у всех игроков приподнятое. За эти дни мы получили много поздравительных телеграмм из Москвы, Ленинграда, Киева и других городов нашей страны. Нас поздравляли спортсмены, воины, школьники. В своей телеграмме полярник И. Д. Папанин писал: «Братишки, не подкачайте!»

Эта игра в основном не отличалась от предыдущей, разве лишь тем, что мы забили на один мяч больше и закончили ее со счетом 7:1.

Вот что писала болгарская газета «Спорт» после наших выступлений:

«Два матча, проведенные советскими футболистами в Софии оставили глубокий след в нашей спортивной жизни. Мы не будем говорить об интересе к этим встречам, не будем останавливаться на результатах игры (хотя нелишне отметить, что такие результаты мы впервые имеем на своем поле). Необходимо признать, что мастерство советских футболистов отличается большим совершенством. Это проявилось как в коллективной игре, так и в игре каждого из футболистов в отдельности.

То, что нас удивило во время первого состязания, во втором матче было продемонстрировано еще убедительней, еще отличней и точней...»

По возвращении из поездки в Болгарию группе советских футболистов было присвоено почетное звание заслуженного мастера спорта Советского Союза. В числе этих спортсменов оказался и я.

Лето 1941 года. Началась Великая Отечественная война. Спортсмены, как и все советские люди, встали на защиту своей социалистической Родины. Одни сражались в действующей армии, другие — в партизанских отрядах, третьи с полным напряжением трудились на оборонных предприятиях. Я работал на Московском автозаводе в отделе технического контроля. Продолжал тренироваться, правда, не всегда регулярно и не с большой нагрузкой.

Едва окончилась война, как возобновились соревнования на первенство Советского Союза по футболу.

Команды начали проводить регулярные интенсивные тренировки. Футболисты, «изголодавшись» по привычным занятиям, с каким-то особым энтузиазмом готовились к сезону.

В розыгрыше первенства страны 1945 года команда «Торпедо», за которую я теперь играл, добилась заметного успеха. Автозаводцы, например, дважды победили «Спартак» (5:0 и 4:0) и московский «Локомотив» (1:0 и 3:0), выиграли у динамовцев Киева (4:0), ленинградского «Динамо» (3:1), «Зенита» (2:0). Они заняли третье место.