АЛЕКСАНДР НИКОЛАЕВИЧ ЛОДЫГИН

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 
187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 
204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 
221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 
238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 
255 256 257 258 259 260 261 262 263 264 265 266 267 268 269 270 271 
272 273 274 275 276 277 278 279 280 281 282 283 284 285 286 287 288 
289 290 291 292 293 294 295 296 297 298 299 300 301 302 303 304 305 
306 307 308 309 310 311 312 313 314 315 316 317 318 319 320 321 322 
323 324 325 326 327 328 329 330 331 332 333 334 335 336 337 338 

(1847-1923)

Еще учась в Московском юнкерском училище, Александр Лодыгин начал изобретать летательную ма­шину и отдавал этому делу все свободные часы. Лета­тельная машина Лодыгина была геликоптером, или, как мы теперь говорим, вертолетом. Разработал Лоды­гин и другую машину — с машущими крыльями. Но ни та ни другая не была построена.

Проектируя свои летательные машины, Александр Николаевич задумался над их освещением во время ночных полетов. У дуговых ламп были в то время слож­ные и несовершенные регуляторы, и каждой лампе для питания нужна была особая динамо-машина. Кроме того, свет ламп был очень силен, а от их жара мог заго­реться будущий «электролет». Лампа накаливания пред­ставлялась Лодыгину более подходящей.

Первая лампа Лодыгина представляла собой гер­метически закупоренный стеклянный цилиндр. Сквозь его крышки были пропущены металлические провод­ники. К одному проводнику ток шел от гальванической батареи или от динамо-машины. Пройдя через угольный стержень, ток через другой проводник выходил из лампы и возвращался к источнику. Горела лампа Лодыгина всего 30—40 минут. Потом угли сгорали. Тогда Александр Николаевич применил выкачивание воздуха из цилиндра. После этой операции лампа го­рела уже несколько часов.

В 1873 г. Лодыгин осветил своими лампами одну из улиц Петербурга. Успех был большой, но средств не прибавилось. А между тем американский изоб­ретатель Эдисон (см. ст. «Томас Алва Эдисон») начал разрабатывать свою лампу накаливания, что ему блестяще удалось.

Итак, лампа Лодыгина ушла за границу, а вскоре за ней последовал изобретатель. Он служил в фирме Вестингауз, в Нью-Йорке, конструировал электро­печи. Работа была интересной, но Лодыгин тосковал по родине. В 1905 г. он вернулся в Россию, но здесь по-прежнему почти все электротехнические пред­приятия принадлежали немецким фирмам, а работу Лодыгину предложило только Управление петербург­ским трамваем, которому нужен был заведующий под­станциями. Лодыгин снова уехал в США.

Александр Николаевич радостно встретил изве­стие об Октябрьской революции. Но изобретатель был уже слишком стар, чтобы вернуться на родину. Когда в 1923 г. Русское техническое общество, отмечая пяти­десятилетие опытов Лодыгина, избрало его своим по­четным членом, приветственное письмо уже не застало Александра Николаевича в живых.