3.1.2. Семантическая организация концепта

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 

Ядерное значение концепта ‘переходный возраст от детства к юности’ в наиболее "чистом" виде отражено в лексемах отрочество (возраст между детством и юностью; период жизни в таком возрасте), подросток (мальчик или девочка в переходном от детства к юности возрасте, 12-16/17 лет) тинейджер (подросток; мальчик или девочка (юноша или девушка) в переходном возрасте), подростковый, отроческий, тинеджерский.

В остальных лексических единицах базовое содержание концепта осложнено другими значениями: гендерным (отрок – отроковица, юнец – юница), эмоционально-оценочным (подросточек), размерным (малец) и компаративным (переросток – ‘подросток, старше возрастом, чем полагается для пребывания в каком-либо состоянии, положении’).

Лексическая система русского языка не отражает каких-либо специфических концептуальных признаков, кроме размерного, ассоциирующихся с периодом отрочества. Лексемы этой группы не развивают переносных значений. Исключение составляет лишь одно недавно вошедшее в активное употребление, заимствованное из английского языка слово тинейджер (отмечено в "Толковом словаре русского языка конца XX века"), которое в разговорной речи получило переносное значение – ‘о не вполне развившемся животном или растении’.

Таким образом, период отрочества отражен в лексической системе русского языка прежде всего в наименованиях лиц соответствующего возраста. При этом данный возрастной период осознается в связи с физическими характеристиками, свойственными лицам этого возраста, такими, как размер, недостаточное (незавершившееся) развитие организма. Так представлен концепт отрочество в лексических единицах русского языка. В сознании же носителей языка он, возможно, имеет более богатое содержание. Ср., например, иллюстрацию из "Толкового словаря русского языка конца XX века" на употребление прилагетельного тинейджеровский: "Ступени"… По ним ты сможешь подняться от тинэйджеровского стеба к вполне взрослому, даже более серьезному пониманию того, что происходит в этой стране, в этом мире. Здесь уже актуализировано представление об интеллектуальных качествах отроческого возраста: отсутствие глубокого понимания явлений, поверхностность, простота суждений.

Показательно отсутствие глаголов и наречий среди лексических репрезентаций концепта отрочество. Глаголы и наречия, репрезентирующие другие возрастные концепты, обычно являются производными от существительных и прилагательных, представляющих тот же концепт, и имеют качественные значения, т.е. в основе их семантики лежит представление о тех или иных качествах, свойственных данному возрастному периоду и лицам данного возраста. Отсутствие глаголов и наречий среди лексических репрезентаций концепта отрочество в русском языке, видимо, говорит о том, что в языковом сознании носителей русского языка отсутствует устойчивое, лексически закрепленное представление о тех или иных психических, поведенческих особенностях, свойственных данному периоду.

Несмотря на то, что толковые словари русского языка ограничивают отрочество как отдельный период, не совпадающий с детством или молодостью (расположенный между ними), в толкованиях имен лиц, называющих людей по возрасту, не прослеживается четкой границы между отрочеством и юностью, с одной стороны, и между детством и отрочеством – с другой. Так, например, слово подросток толкуется через слово мальчик, значение которого определяется как 'ребенок мужского пола'. С другой стороны, некоторые из перечисленных имен лиц могут называть как подростка, так и молодого человека: малец (Мальчик-подросток, парень), юнец (Юноша, подросток), юница (Девушка, девушка-подросток); тинэйджер (Подросток; мальчик или девочка (юноша или девушка) в переходном возрасте). Это еще раз подтверждает тезис о том, что группа возрастных номинаций представляет собой так называемое нечеткое множество, в котором соседние сферы взаимоналагаются. Нечеткая же выделимость концепта отрочество, слабая его отграниченность от концептов детство и молодость обусловили, по-видимому, бедность его содержания, невыраженность в лексической системе русского языка каких-либо отличительных концептуальных признаков этого возрастного периода.