1.6.Концептуально-авторские интерпретации

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 

В данном случае речь идет о различных концептуальных подходах  ученых, исследующих глобальные явления. Концептуально-авторские интерпретации базируются на авторской парадигме понятий, составляющих концепцию и методологию исследований. Как правило для адекватного понимания таких интерпретаций необходимо знакомство со всей концепцией автора (см., например, лингвистические исследования  по проблеме языковой интерпретации понятия “любовь” Л.Г.Бабенко, С.Г.Воркачева, В.В.Колесова, Е.Е.Каштановой, L.Jger, Z.Kvecses и др.). Очевидно, что концептуально-авторские определения так или иначе соотносятся с пятью предыдущими и часто базируются на их основе.

Совокупность всех авторских, личностных знаний по проблемам глобально явления представляют собой некоторую часть отражения родной культуры. Родная культура - это объем культуры во всех ее проявлениях (национальная, материальная, духовная, этикетная и т.д.), осознаваемый индивидуумом как “плоть и кровь” личности. Изучаемая культура - любая “чужая” культура (в противоположность “родной”), с которой индивид вступает в контакт и которая в той или иной степени становится изучаемой. Сопоставление “родной” и “чужой” культуры при условии свободного самораскрытия личности является шагом к диалоговому взаимодействию родной и изучаемой культуры (языков), а через это и/ или посредством этого к пониманию личностных знаний реального(ых) субъекта(ов) общения. Круг замкнулся.

Подведем итог сказанному. Сделав попытку выявить типы культурных определений понятия ‘любовь’, мы обязательно учитывали те потенциальные цели и задачи, которые ставятся в каждом отдельном случае носителем языка в процессе коммуникации. Понятно, что значения, приписываемые слову в процессе коммуникации, носят для своего продуцента ситуативный характер.

Исходя из поставленных для решения в нашем исследовании лингвистических задач (см.Введение, стр.3), мы сочли необходимым более подробно остановиться на определениях, связанных с уровнем “обыденного сознания” и уровнем лексикографических исследований, а также рассмотрим, каким образом понятие “любовь” представлено в паремиологическом аспекте в двух языках. Аргументы в пользу такого избирательного подхода мы привели соответственно в начале каждой части данной главы.

Мы предполагаем, что каждый тип определений глобального понятия “любовь” располагает  “своим” набором лексических единиц, который потенциально может быть бесконечен. В связи с этим мы предлагаем ограничиться в дальнейшем поиском признаковых характеристик понятия “любовь” в русском и немецком языках, сопряженных с обиходными, художественно-образными определениями и определениями-суждениями, в которых, на наш взгляд, наиболее полно может быть отражена национально-культурная специфика отражения самого явления через лексико-фразеологические средства интерпретации понятия и в которых категория эмотивности и оценочности репрезентируется на уровне общего и особенного в двух сравниваемых языках. Этому мы посвящаем следующие разделы нашей работы.