1.2. Общефилософские определения

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 

Определения этого типа носят предельно обобщенный характер и охватывают максимальное число существенных характеристик глобального явления. Общефилософские определения наиболее абстрактны, обширны, порой избыточно информативны в отличие от обиходных определений, так как они стремятся отразить через научные категории онтологию данного явления, его бытие в мироздании. Такие знания в наиболее обобщенном смысле зафиксированы философскими словарями и еще более глубоко в трудах философов, начиная с древности и до наших дней. Здесь заключена диалогичность мышления, полифония различных мнений, идейных платформ и позиций, “взглядов на мир и на любовь” - именно в этом проявляется основная черта глобального мышления по проблеме, связанной с явлением “любовь”.

В качестве иллюстрации приведем философские религиозно-исторические положения трактовки явления “любовь” в исследовании Андреса Нигрена “Эрос и агапэ. Изменение образа христианской любви” - одна из самых значительных работ нынешнего столетия, посвященная выявлению специфики христианского понимания любви и истории этого понятия от античности до Реформации.

По мнению А.Нигрена, христианское мировоззрение основывается на агапэ - одном из синонимов древнегреческого слова “любовь”. В новозаветной литературе оно часто употребляется в Евангелии от Иоанна и у апостола Павла и всегда означает любовь к Богу или Христу,  любовь христиан друг к другу. На латинский  это обычно переводилось как “каритас”.

Эрос - другой синоним любви и одновременно бог любви у древних греков. Впервые Эрос упоминается в “Теогонии” Гесиода, как один из первых богов, родившихся из хаоса. Орфики писали, что он родился из мирового яйца как первобог света. Парменид называет его первым из богов. Свое философское основание учение об эросе обрело у Платона.

Подход Нигрена - это сознательное заострение противоположности между пониманием любви в античности и христианстве, развернутое толкование высказывания о двух типах любви: “одна - это любовь к Богу, доведенная до презрения к себе, другая - любовь к себе, доведенная до презрения к Богу”. Это попытка выявить два идеальных типа любви, не реализовавшихся в истории, где, как отмечает Нигрен, мотивы эти начали переплетаться еще до рождества Христова в связи с эллинизацией иудейства. Они получили свое полное выражение в христианской мистике. Нигрен показывает, что античность различала “любовь небесную и земную”.  Именно оттуда идет любовь к женщине и к женственности. Но и христианство знало братскую любовь друг к другу и даже допускало чувственную любовь.

Далее приводятся характерные различия любви-эроса и любви-агапэ: например: эрос - это влечение, страстное желание  «   агапэ - жертва; эрос - это движение вверх  « агапэ - нисхождение; эрос - это путь человека к Богу « агапэ - это путь Бога к   человеку  и т.д.

Можно сказать, что сущность всех философских определений  любви сводятся к  попыткам объяснить не понятие “любовь” как таковое, а явление любви как одну из сторон человеческой жизни.

Всех мыслителей на протяжении многих веков с их разными  по подходу к жизни и стилю, идеологии - да и чему угодно - объединяет человечность, терпимость и высокое уважение к любви. В наследии русских, немецких, французских, английских, античных философов (см. Мир и эрос, 1991) для нас важнее всего не то, как отдельный мыслитель определил любовь, но то содержание, которое можно назвать общечеловечески ценным, гуманистическим. Любовь как жажду целостности и утверждают в своих исканиях большинство философов России (В.С.Соловьев, В.В.Розанов, Д.С.Мережковский, П.Д.Успенский, Н.А.Бердяев, П.А.Флоренский, С.Н. Булгаков, А.Е.Жураковский. Б.П. Вышеславцев, С.В.Троицкий, С.Л.Франк, А.И.Герцен, В.Г.Белинский и многие другие) и Германии (В.фон Гумбольдт, Г.Гегель, Г.Лейбниц, И.Кант, Г.Лихтенберг, И.Гердер, И.Фихте, Л.Фейербах, А.Шопенгауэр и другие), не повторяя буквально в своих аргументах ни древних, ни друг друга, они находят в ней все новые и новые черты, исследуют оттенки высокой человеческой страсти, одни - скорее углубляясь в частности, другие - обобщая (см. также  часть 2 Второй главы стр. 12 настоящего исследования).