3. Разговорный диалог с позиций текстового анализа

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 

Термин “текст” очень широко используется в лингвистике, однако он до сих пор не имеет общепринятого определения. До известной степени это закономерно, поскольку текст представляет собой чрезвычайно сложный феномен, он многогранен, вследствие чего “в каждой из научных дисциплин (или направлений исследования) изучается со своей точки зрения” (Кожина,1995,33). Вопрос о правомерности использования термина "текст" относительно произведений разговорной речи остается дискуссионным. Наиболее широкая трактовка этого термина сводится к тому, что “текст выступает как общее название для продукта человеческой целенаправленной деятельности, то есть как материальный предмет, в генезисе которого принимала участие человеческая   субъективность. При узкой трактовке текст выступает как произведение речи" (Богин,1982,20).

В лингвистике текстом называется фиксированная (Откупщикова,1979,123) последовательность высказываний, "упорядоченная в плане развития смысла" (Ширяев,1982,107), характеризующаяся рядом черт, наиболее важными из которых считаются цельность и связность, “естественно, в их лингвистической трактовке” (Баранов,1993,77). Связность и цельность - глобальные текстообразующие признаки, причем они не являются рядоположенными. Цельность текста имеет психолингвистическую природу (Леонтьев,1979,12). Следует подчеркнуть, что непременным условием цельности текста является “соотнесенность с ситуацией - конкретной или абстрактной, реальной или воображаемой” (Мурзин,Штерн,1991, 13). Связность, в отличие от цельности, имеет логико-лингвистический характер и обладает отчетливым формальным выражением (Гиндин,1971(2); Кожевникова,1979).

Кроме того, в качестве особой разновидности текста может рассматриваться отдельное высказывание, сверхфразовое единство (Гальперин,1974(1,2);1981; Малинин,1989; Москальская,1978). Различным аспектам исследования письменного монологического текста посвящена обширная литература: Гиндин,1971; Арутюнова, 1971,1976; Гак,1972,1985; Лингвистика текста,1974; Бухбиндер, 1978; Колшанский,1978; Новое в зарубежной лингвистике,1978; Предложение и текст,1978; Рахманкулова,1978; Чахоян,1978; Барт,1978,1980; Синтаксис текста, 1979; Попов,1980; Юганов, 1980; Почепцов,1980,1981; Аспекты...,1981; Москальская,1981; Чаковская,1986;Общение...,1989;Андреева,1992; Речевое мышление и текст,1993; Кожина,1995 и др.

В изложенном каноническом понимании письменный текст (коммуникативная единица высшего уровня, характеризующаяся смысловой целостностью, связностью, законченностью) неоднократно противопоставлялся произведениям устной речи. "Текст - это сообщение, объективированное в  виде  письменного  документа, литературно обработанное в соответствии с типом   этого документа, состоящее из ряда особых единств,  объединенных разными типами лексической, грамматической и логической связи, и имеющее определенный модальный характер и прагматическую установку" (Гальперин,1974(1),67). Такой подход явно не позволяет рассматривать произведения разговорной речи с текстовых позиций и ведет к отрицанию текстового характера разговорной речи вообще. Кажется, и сама специфика разговорной речи, ее условия "не дают возможности говорящему ни продумать план своего речетворчества, ни выдержать этот план, если он в исключительных случаях... и был продуман. Незаметные для собеседников соскальзывания с одной темы на другую по ассоциации, бесконечные самоперебивы и перебивы со стороны собеседника, по требованию ситуации, огромная роль невербальных средств коммуникации (...) и общности апперцепционной базы собеседников - все это исключает текстовую организацию речи в бытовом общении, даже в бытовых монологах" (Сиротинина,1992,308). Сторонники этой точки зрения не считают возможным употребление термина "текст" применительно к произведениям разговорной речи, которые зачастую не имеют границ начала и конца, проработанной композиции (Полищук,1992,299), в то время как канонический текст имеет четко выраженные границы начала и конца, а также четко выраженную внутреннюю структуру (Рахманкулова,1976,5). Произведения разговорной речи не рассчитаны на воспроизведение (Адмони,1985), не являются продуктом письменного варианта языка, высказывания в них несамостоятельны, а связь между высказываниями часто имплицитна.

Сторонники другой точки зрения считают возможным называть   произведения разговорной речи текстами (Дресслер,1978; Купина, 1990; Матвеева,1994(1,2); Ширяев,1982), отмечая при этом, что "общая закономерность в организации текстов разговорной речи представляет собой единство двух противонаправленных тенденций: тесная нерасторжимая связь компонентов в отдельных фрагментах текста - возможность слабой связи между самими фрагментами" (Ширяев,1982,113). Очевидно, что "во всех случаях текст понимается как продукт речевой деятельности,  отличающийся функциональной обусловленностью, структурной оформленостью, семантической завершенностью.  Он  представляет собой речевое сообщение (зафиксированное в письменной  или устной форме), возникающее с конкретной целью, в определенной ситуации общения" (Метс и др.,1981,10). Разговорный текст, если его сравнивать с каноническим письменным текстом, - "это не монолитный целостный текст со своей единой планомерно организованной архитектоникой, а нечто, сложившееся в результате действия нескольких "программ", разрозненных, а то и противоречивых" (Девкин,1979,149), это текст особого рода, что отражается в предлагаемых терминах (ср.: “спонтанный текст”, “разговорный текст”, “неканонический текст”). Отмечается также, что частноапперцепционная база собеседников является одним из компонентов, которые определяют смысловое единство разговорных текстов.

Заметным признаком, отличающим разговорные тексты от текстов в традиционном понимании, является их тематическая специфика. Неоднократно указывалось, что "тексты разговорной речи допускают тематическую разноплановость..., если можно так сказать, чересполосицу, когда, перебивая друг друга, развивается несколько, хотя и взимосвязанных, но все же достаточно самостоятельных тем" (Ширяев,1982,110). На тематическую разноплановость произведений разговорной речи указывает и Е.Н.Земская, употребляя термин "политематичность" (Земская,1988(1)) и называя произведения разговорной речи  текстами, не рассматривая отдельно вопрос их текстовой природы (Земская,1988(1);Земская и др.,1993). Нам близок взгляд, согласно которому "можно почти наверняка утверждать, что многие из "странностей" подлинных устных текстов все-таки  подчиняются совершенно особым требованиям, которые предъявляются вообще к текстам. Эти требования определяют особые качества текстов и тем самым их особую структуру" (Общение.Текст.Высказывание,1989,61). В качестве одного из таких особых качеств, способных служить доказательством текстового характера произведений разговорной речи, можно рассматривать наличие в разговорных текстах "особой тематической цепочки, сквозной для всего текста и обязательной в нем. Это тематическая цепочка говорящего" (Матвеева,1992, 66). Предполагается, что именно таким специфическим образом в разговорных текстах реализуется текстовая категория темы.

Охарактеризованные подходы (произведения разговорной речи текстом считаться не могут / произведения разговорной речи - специфический текст, имеющий свои законы построения и функционирования и в то же время соответствующий ряду правил построения традиционно понимаемого текста) выражают диаметрально противоположные точки зрения на текстовый характер разговорной речи.

Наряду с этими подходами ряд ученых допускает возможность выделения зоны несомненных устных текстов на фоне большого количества “атекстовой” речевой массы. В частности, Г.Г.Полищук считает, что у части произведений устной речи (лекция, рассказ) имеются черты текстовой организации: единство темы, достаточная вербальная полнота, наличие текстовых скреп (Полищук,1989,19). Такие устные  произведения следует относить к текстам. Рядом с ними возможно выделение "текстовой периферии, в которой текстовые признаки размыты и вербально не выражены" (там же, 21).

Таким образом, выстраивается линия, на противоположных концах которой расположены письменные тексты (несомненные тексты, канонические тексты) и бытовые диалогические произведения разговорной речи, текстовой статус которых признается не всеми исследователями. Центральное положение занимают монологические устные произведения, так называемые “устные тексты”, бесспорность текстовой ориентации которых не вызывает сомений ученых.

Многие исследователи, обращаясь к произведениям разговорной речи и называя их текстами, указывают не на особенности организации канонического текста и соответствие/ несоответствие им произведений разговорной речи, а на коммуникативное назначение текста. В соответствии с этой точкой зрения непременное наличие в произведениях разговорной  речи "стратегии говорящего" (Изенберг,1978,47) является тем фактором, который позволяет исследователям положительно решать вопрос текстовой природы произведений разговорной речи (Леонтьев,1979). Стратегия говорящего определяет и специфическую композицию текста, и выбор языковых и неязыковых средств реализации этой стратегии, и сам процесс развития разговорного текста в соответствии с возможными изменениями этой стратегии в зависимости от внелингвистических причин и конкретных мотивов коммуникантов (см. работы: Изенберг,1978; Кох,1978; Сгалл,1978; Сидоров,1986; Малинин,1989).

Следует отметить, что ряд исследователей, не рассматривая специально вопросы текстовых особенностей произведений разговорной речи, ставят их в один ряд с традиционно понимаемыми текстами. В частности, И.Я.Чернухина считает, что "мы...не можем не признавать наличия типа речевого мышления, обслуживающего бытовую и неофициальную коммуникацию людей, научные контакты, деловое взаимодействие, публицистическое обращение к аудитории, художественное воздействие на общество. Продукт речевого мышления первых трех сфер (обыденной, научной и деловой) - это тексты и диалоги; продукт публицистического и художественного общения - тексты" (Чернухина,1992,123). Представляется, что выстроенный исследователем ряд, демонстрирующий возможность рассмотрения произведений разговорной речи в одном ряду с традиционно понимаемыми текстами, можно считать опосредованным аргументом в пользу текстовости произведений разговорной речи, причем текстовой характер речевых произведений в подобном случае не доказывается, а ощущается носителем языка.

Мы не ставим перед собой задачу специального обоснования текстового статуса обиходно-бытовых разговорных диалогов, признавая вслед за Е.А.Земской, Е.Н.Ширяевым и др. обиходно- бытовые разговорные диалоги текстами со специфическим проявлением системных признаков, разговорными текстами. Для данного исследования наиболее приемлем подход к рассмотрению  текста с позиций наличия в нем единого коммуникативного замысла, определяющего целостную стратегию речеобразования. Для разговорных диалогов бытового характера эта стратегия определяется задачей информационного обмена в сочетании с задачей поддержания как правило благожелательного контакта с речевым партнером. В то же время называть произведение разговорной речи текстом на основании выделения только этого критерия невозможно. Вторым критерием общекоммуникативного плана считаем ситуативное единство разговорного речевого произведения: его границы (начало и конец) определяются складыванием и разрешением ситуации с преимущественно стабильным составом участников (Матвеева,1990,112-113).

Что же касается лингвотекстовых критериев, то даже с учетом положения, что "текст разговорной речи рассматривается как текст, не имеющий той степени развернутости и структурированности, которая обычно характерна для текстов, служащих объектом описания собственно лингвистики текста" (Баринова,1992,36), возможность применения таких критериев к произведениям разговорной речи представляется реальной в связи с тем, что "все в языке может быть объяснено при помощи методов лингвистики текста, так как все без исключения высказывания имеют характер текста" (Малинин,1989,76). В частности, возможен категориально-текстовой взгляд на разговорное речевое произведение, и некоторые текстовые закономерности разговорных диалогов очевидны, к примеру, единство текстового хронотопа.

Итак, анализируя разговорный диалог, мы принимаем его за речевое произведение, к которому можно подойти с позиций текстового анализа (cм., например, анализ разговорного диалога в работе Н.А.Купиной,1990). В настоящем исследовании ставится цель рассмотреть разговорный диалог в рамках данной позиции, сконцентрировав внимание на особенностях реализации в нем текстовой категории темы.