1. Разговорная речь как объект лингвистического исследования

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 

Интерес к разговорной речи как объекту лингвистического исследования  сформировался в ХХ веке и резко возрос начиная с 60-х годов (Филин,1979,23). Этот интерес обусловлен тем, что "язык живет и исторически становится именно здесь, в конкретном речевом общении, а не в абстрактной лингвистической системе форм языка" (Волошинов,1993,74). Следует отметить, что наука о языке долгое время оставалась наукой о письменной его форме, а речь, будучи той “частью национального языка, которая усваивается...в первые годы жизни” (Скребнев,1985,9), первичной, основной формой существования языка, сферой, где возникают все его изменения (Богородицкий,1935,103), долгое время оставалась почти без внимания со стороны исследователей, хотя изучение частных аспектов устной речи имеет давнюю историю (см.напр. Аристотель,1978).

Возросшее внимание лингвистической науки к разговорной речи объясняется тем, что в середине века стал ясно осознанным следующий тезис: "разговорная речь, являясь основой существования языка, наиболее общей его разновидностью (...), самой естественной и доступной каждому, представляет исключительный  интерес для изучения. Без знакомства с нею невозможно исследование языковой системы" (Девкин,1979,7; см.также: Скребнев,1984; Костомаров,1990). Современный интерес к устной форме существования языка, прежде всего к разговорной речи, не ставит под сомнение требование параллельного изучения языка и речи.  Сформулированная  Ф.де Соссюром дихотомия langue - parole отражает две стороны одного явления, и поэтому "язык и речь необходимо изучать и наряду с лингвистикой языка разрабатывать лингвистику речи, не смешивая их. Но неверно было бы думать, что эти две лингвистики - разные науки, изучающие разные объекты.  Обе они изучают один и тот же объект - человеческую речь, но изучают ее в различных аспектах и являются двумя основными подразделениями единой лингвистики" (Савченко,1986,68).

Сложность исследования разговорной речи объясняется в первую очередь тем, что до сих пор не существует такого ее определения, которое удовлетворяло бы  всех исследователей. Общенациональный язык - сложный конгломерат, внутри которого  выделяются частные языковые подсистемы, обслуживающие различные сферы человеческой деятельности, причем каждая подсистема - это разновидность, вызываемая к жизни функциональной целесообразностью (Щерба,1957,119). Функциональная стилистика, изучающая “применение языка в зависимости от целей и средств общения” (Кожин и др.,1982,8; о проблемах функциональной стилистики подробнее см.:Васильева,1976; Кожина,1992;1995), традиционно выделяет разговорный стиль речи. Стремительное развитие наук, изучающих различные аспекты  применения языка, прежде всего функциональной стилистики, обусловило “известную сложность ситуации в науке в плане как будто размытости, пересечения или совмещения предметов исследования” (Кожина,1992,4). Следствием такого положения дел является то, что вопросы о том, что следует считать разговорной речью,  в каких отношениях между собой находятся термины “разговорная речь”, “разговорный стиль”, “устная литературная речь”, вопрос о статусе разговорной речи, о месте ее в системе общенационального языка до сих пор остаются дискуссионными (Лаптева,1992,153).

Традиционное определение разговорной речи как стилевой разновидности литературного языка, идущее от В.В.Виноградова (1972), по мнению которого разговорная речь является обиходно-бытовым стилем литературного языка, выделяемым на основании разграничения языковых функций (для обиходно-бытового стиля определяющая функция - функция общения), развивается в первую очередь в работах О.А.Лаптевой, которая считает разговорную речь устно-разговорной разновидностью современного русского литературного языка (Лаптева,1976;1984), являющуюся составной частью современной русской устной литературной речи, которая "шире разговорной и многокомпонентна" (Лаптева,1992,151). При этом О.А.Лаптева соглашается  с тем, что резкое противопоставление разговорного и кодифицированного языка недопустимо, так как  “полная изоляция разговорного языка от остальной части литературного языка явилась бы нарушением основного его коммуникативного назначения - обслуживать единый языковой коллектив во множестве его функций; она означала бы распад литературного языка” (Лаптева,1974(2),N7,86).

Е.А.Земская противопоставляет разговорную речь кодифицированному литературному языку (КЛЯ) "как различные системы, функционирующие в одном и том же коллективе и создающие особый вид двуязычия", разговорная речь  - "это особый литературный язык" (Земская,1968,8-9). Здесь важно определение "литературный", подчеркивающее существенную, по мнению исследователя, черту носителей разговорной речи - это люди, непременно владеющие литературным языком, и хотя "просторечие так или иначе может проникать в разговорную речь (обычно через жаргоны), но между двумя этими сферами речи лежит  пропасть" (Капанадзе,1984,11). Таким образом разговорная речь рассматривается как “особый язык, противопоставленный КЛЯ не только в его письменной, но и в его устной форме” (Сиротинина,1995,87). При этом единый литературный язык характеризуется “серией разговорнх языковых типов” (Ларин,1974(3),245). Противопоставление разговорной речи кодифицированному литературному языку в некоторой степени снимается влиянием норм КЛЯ на разговорную речь, а также выявлением нормативности внутри разговорной речи - в настоящее время выделены и активно исследуются разговорные нормы (см.работы: Попова,1974; Сиротинина,1974; Лаптева, 1974; 1992; Скребнев,1991; Орлов,1993).

Нам близка точка зрения Т.Г. Винокур, по мнению которой "от современной разговорной речи в ее нейтральном слое невозможно (со стилистической точки зрения) отсечь обширный репертуар нелитературных и окололитературных - сниженно-обиходных, просторечно-профессиональных, жаргонных и полужаргонных средств" (Винокур,1988,54). Определение разговорной речи, не ограниченное рамками литературности языка, в большей мере, по нашему мнению, соответствует реальному месту разговорной речи в системе общенационального языка.

Существует еще один подход, в рамках которого разговорная речь и устно-литературная речь различаются не по сфере употребления и уровню языковой компетентности носителей языка, а по целям (коммуникативно-прагматическим), существующим у коммуникантов и определяющим выбор разговорной или устно-литературной речи в качестве инструмента общения,и по тональности разговора (нейтральность/сниженность). "Представляется возможным квалифицировать разговорную речь и устно-литературную речь в качестве равнофункциональных, практически одноуровневых, но разноцелевых-разнотональных разновидностей современного языка" (Орлов,1981,128). Разговорная речь здесь выступает стилистически маркированной и отождествляется с просторечием.

Немаловажно и определение разговорной речи как речи городской, включающей в себя все городские (социальные и территориальные) диалекты. "Именно в разговорной речи непосредственно отражаются социальные группировки общества, классовые, профессиональные... Социальных диалектов разговорной речи поэтому  очень много"  (Ларин,1974(1),131). В современном городе языковая ситуация неоднозначна. "Речь горожанина, протекающая в условиях неофициального непринужденного общения, представляет собой сложный конгломерат, в котором тесно сопряжены и реализуются основные формы национального языка: литературный язык, территориальный диалект и городское просторечие" (Ерофеева,1991,16). Следовательно, разговорную речь можно определить как языковой пласт, лежащий между кодифицированным литературным языком и просторечием и, очевидно, не имеющий четких границ ни с тем, ни с другим. Таким образом, разговорная речь "с основной функцией повседневно-обиходного общения" (Сиротинина и др.,1992,142) включает в себя устную речь людей, в разной степени владеющих литературным языком. Разговорная речь - не только устная речь людей, владеющих кодифицированным литературным языком, но и устная речь носителей просторечия, испытывающих в своем языковом существовании достаточное влияние кодифицированного литературного языка, что неизбежно в условиях современной городской коммуникации, устная речь носителей жаргона. (См.сб.: Городское просторечие,1984; Живая речь уральского города,1988; Функционирование литературного языка в уральском городе,1990; Языковой облик уральского города,1990). Своеобразным культурно-речевым аргументом в пользу широкого понимания разговорной речи является, по нашему мнению, типология речевых культур, предложенная В.Е.Гольдиным и О.Б.Сиротининой. Они выделяют элитарную, среднелитературную, литературно-разговорную, фамильярно-разговорную, просторечную, народно-речевую, профессионально-ограниченную речевые культуры и арго (Гольдин, Сиротинина,1993; Сиротинина,1995). С опорой на данную типологию можно говорить о преимущественно устной и преимущественно письменной форме существования той или иной речевой культуры. Очевидно, литературно-разговорная,  фамильярно-разговорная, просторечная, народно-речевая культуры существуют практически в устной форме, и именно эти речевые культуры можно соотносить с понятием разговорная речь.

Итак, можно говорить о двух основных пониманиях разговорной речи. Первое:, разговорная речь - это преимущественно устная реализация литературного языка в сфере непринужденного межличностного общения, безусловно, имеющая свою специфику, но остающаяся разновидностью этого языка; второе: разговорная речь - непринужденная устная речь, используемая в неофициальном общении и не ограниченная рамками литературности.

Оба подхода к определению разговорной речи правомерны, но для ряда исследователей является  бесспорным, что "разговорную речь причислить к понятию "функциональный стиль" нельзя.., первое сомнение в когда-то общепринятом определении "разговорная речь - это функциональный стиль" возникло именно при стилистическом взгляде на предмет: обнаружилась многомерность разговорной речи и невозможность ее отождествления с набором однородно окрашенных и однотипно употребляемых средств" (Винокур,1988,46).

Широкое понимание разговорной речи как речи городской, включающей в себя как литературно-разговорную речь, так и просторечие, территориальные и социальные городские диалекты, адекватно отражает наш материал - речевые проявления непринужденного неофициального общения горожан в условиях непосредственного контакта говорящих.

Региональная разговорная речь в последние годы исследуются достаточно активно (см. Сиротинина,1988; Санджи-Гаряева, 1988;  Овчинникова, Дубровская, 1995; Красильникова, 1988, 1990(2)). Живая речь уральского города изучается в университетах Перми, Челябинска, Екатеринбурга (Свердловска). При этом акцент исследования делается как на региональных особенностях разговорной речи (см.:Помыкалова и др.,1984; Ерофеева,Лузина,1988; Шкатова,1988; Скребнева,1988; Жданова,1988; Габинская,1988; Ерофеева,1990; Ерофеева, Скитова,1990; Шкатова,1990(1;2); Лазарева,1990), так и на типологических ее признаках, такой подход характерен для ученых Екатеринбурга (см.серию межвузовских сборников научных трудов: Живая речь уральского города,1988; Функционирование литературного языка в уральском городе,1990; Языковой облик уральского города, 1990). Тематическая специфика произведений разговорной речи - еще одна из проблем, относящихся к данному направлению.

Разговорная речь в широком понимании - обширная область языка, граничащая с кодифицированным литературным языком и просторечием, в рамках которой происходит постоянное взаимодействие и взаимоприспособление элементов КЛЯ, социальных, профессиональных, территориальных диалектов и просторечия. Разговорная речь обслуживает сферу непринужденного неофициального устного общения. Попутно заметим, что "сфера реализации просторечия - это не только личное неофициальное, но и официальное, даже публичное общение (что так наглядно подтвердила в последние годы речевая практика многих народных депутатов)" (Китайгородская,1993,68).

Мы не ограничиваем круг наших информантов только  носителями литературного языка. Основные наши информанты - жители Екатеринбурга и других уральских городов, преимущественно носители литературного языка, в разной мере испытывающие влияние местных говоров, городского просторечия, социальных диалектов и жаргонов, а также носители городского просторечия, испытывающие влияние литературного языка.

Итак, данная работа ориентирована на широкое понимание термина "разговорная речь". При этом определение объекта нашего исследования не связано с изменением основных критериев разговорности (по Е.А.Земской), в соответствии с которыми разговорная речь есть “речь: 1)неподготовленная, 2) обнаруживающаяся в условиях непосредственного общения, 3) при отсутствии официальных отношений между участниками речевого акта" (Земская,1968,3).

Относительно выделения главного фактора, определяющего условия формирования разговорной речи, cуществуют разные мнения. Е.А.Земская (1973) считает определяющими экстралингвистические факторы, прежде всего - неофициальность обстановки и отношений между говорящими. По мнению О.А.Лаптевой (1976), значение фактора официальность/ неофициальность следует ограничить стилистической сферой. О.Б.Сиротинина (1970) в качестве основного выделяет фактор непосредственности общения. Нам близка точка зрения О.Б.Сиротининой, считающей, что специфика разговорной речи "обусловлена непосредственностью общения как условием ее появления" (Cиротинина,1970,67), а фактор официальность/ неофициальность вторичен.

Непосредственность общения стоит в одном ряду с другим непременным условием формирования  разговорной речи - ее преимущественно устной формой. "При порождении устного высказывания действуют совсем другие психолингвистические закономерности, чем при порождении письменного. Они и обусловливают появление в речи особенностей, которые служат базой формирования типизированных разговорных явлений" (Лаптева,1992,155). Именно устность и непосредственность общения обусловливают появление и функционирование специфических разговорных форм, эти два фактора позволяют отнести к сфере разговорной речи не только разговоры на обиходно-бытовые темы, но и произведения устной публичной речи, в основе которых лежит письменный текст и неофициальные бытовые письма (ср. Земская,Ширяев,1980). При этом не вызывает сомнения утверждение, что "неофициальная устная речь - центр разговорной речи, а остальное - ее периферия" (Сиротинина, 1974,33). Отметим, что важность фактора непосредственности общения объясняется еще и тем, что для разговорной речи очень важна сама ситуация, в которой происходит общение (Капанадзе, 1988,132), влияние же ситуации возможно лишь в условиях непосредственного (не дистанцированного во времени и пространстве) общения. О важности учета ситуации для речевого общения писал М.Бахтин: "Никогда речевое общение не сможет быть понято и объяснено вне...связи с конкретной ситуацией" (Волошинов,1993,74).

Учитывая сказанное, в рамках настоящего диссертационного исследования мы определяем разговорную речь как устную речь горожан, протекающую в условиях непосредственного общения, при отсутствии официальных отношений между говорящими, в большинстве случаев не являющуюся заранее подготовленной. Это речь, обслуживающая преимущественно сферу бытового общения. В нашем понимании разговорная речь не противопоставлена резко ни кодифицированному литературному языку, ни просторечию.