2.2.1. Структурно-композиционная характеристика современного публичного диалога (ПД).

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 

Какова же структура современного интервью? Каковы наиболее частотные типы этого жанра устной публичной речи? Главная характерная черта нашего времени - это, бесспорно, полифония публичного диалога, которая проявляется, во-первых, в большом разнообразии тем, во-вторых, в многоликости собеседников, в-третьих, в связанном с этим большом разнообразии языковых средств.

На структурно-композиционном уровне черты интервью остаются стабильными: зачин - основная часть - концовка. Основной единицей коммуникативно-речевой структуры диалога считается реплика, под которой мы понимаем, учитывая определение Г.О.Винокура, "цельное высказывание отдельного персонажа, не прерываемое другим персонажем" [Винокур, 1959]. Реплика, сцепляясь в свою очередь с другой, создает диалогическое единство (ДЕ), понимаемое как "обмен двумя высказываниями, из которых второе зависит от первого, порождено им и в своей языковой форме отражает эту зависимость" [Шведова, 1958]. Типология ДЕ весьма различна. Объектом нашего исследования являются авторские телевизионные программы К.Прошутинской "Мужчина и женщина" и А.Караулова "Момент истины". Анализ данных телеинтервью показал, что среди наиболее распространенных в этом жанре ДЕ можно назвать следующие:

- вопрос - ответ:

Из интервью К.Прошутинской (К.П.) с М.Запашным (М.З.):

К.Прошутинская: Скажите а тигрицы и слонихи / они более активные чем / их мужья?

М.Запашный: М / абсолютно / абсолютно / намного активнее тигрицы / и податливее в дрессуре / и слонихи мы дрессируем / только слоних //

Из интервью К.Прошутинской с А.Гуровым (А.Гв):

К.Прошутинская: А вообще Вы / как ощущаете / люди всегда адекватны / когда уходят в политику?

А.Гуров: Нет они / не адекватны это очень редкое явление когда / политик может быть адекватным //

Из интервью К.Прошутинской с С.Маковецким (С.М.):

К.Прошутинская: Я тогда начну с Вашего рождения / вообще мне казалось когда я не знала Вас / мне казалось что Вы / столичный мальчик / из интеллектуальной семьи потом я узнала что / киевлянин / потом я узнала что вообще это деревенские корни и была очень удивлена / Вы никогда не думали откуда вот такая / я прошу прощения за комплименты но это правда / изысканность и аристократичность? Откуда это изначально?

С.Маковецкий: Сумел притвориться / скажем так //

Из интервью А.Караулова (А.К.) с И.Артемьевым (И.Ав):

А.Караулов: Вы когда / Игорь Юрьевич в морг входили / это было очень страшно?

И.Артемьев: Да / это было очень страшно //

Из интервью А.Караулова с В.Спиваковым (В.С.)

А.Караулов: Но неужели если завтра в очередном вашем самолете / опять кто-то будет угрожать чьей-то жизни / Вы так же не задумываясь кинетесь / спасать? Или все-таки / подумаете / семь раз / шагнуть на встречу опасности которая может быть роковой?

В.Спиваков: Может быть я так и кончу свою жизнь / но я / поступил бы точно так же сегодня / как я поступил / не знаю сколько это было / семь лет назад / или восемь //

- вопрос-рассказ:

Из интервью К.Прошутинской с С.Маковецким:

К.Прошутинская: А почему Вас грудью / вскормила Ваша тетя как Вы ответили в блице?

С.Маковецкий: Мамочка меня родила / на этот свет божий / и / буквально / параллельно со мной скажем так / родились / другие ребята / Слава Гриша / поскольку тогда не давали / отпуска / по уходу за / младенцем и / поскольку мы как родились / а жили в бараке то одна из этих / молодых мам / оставалась и должна была кормить всех / когда оставалась моя мама / она кормила всех / когда она уходила на работу / и оставались другие женщины / то / я кричал / я выплевывал / я не брал чужую грудь / и поэтому когда / мамина родная сестра родила / мама меня спокойно отправила в деревню / и я / ел тетю / и называл ее мамой / и когда моя мама приезжала практически / через каждые два дня / я ее называл мамой так что у меня / в детстве было две мамы //

Из интервью К.Прошутинской с М.Запашным:

К.Прошутинская: Скажите а вот / случайность которую Вы когда-то назвали ошибкой своей / и которая чуть не стоила Вам жизни / тогда когда Вам было 23 года и Вы были тогда еще / гимнастом // Что произошло тогда?

М.Запашный: Мы / гастролировали в Японии / в Токио / в зале без кондиционеров / стояла жара японская 40 градусов / и / более 90 процентов влажности / и после каждого спектакля я обычно / перематывал трапецию фитилем / вот после каждой работы в Токио я снимал выжимал этот фитиль / сушил и / перед следующим спектаклем вновь / обматывал // А в последний день / гастролей в Токио / я решил что один день как-нибудь / еще один спектакль проскочит / и не снял этот фитиль // И у меня рука / не выдержала и выскользнула / с этой вот / скользкой / поверхности трапеции / я считаю это / только моя халатность и верхоглядство что как-нибудь проскочит / сойдет в цирке / в авиации / у минеров / у шахтеров / это / это делать нельзя //

Из интервью К.Прошутинской с А.Гуровым:

К.Прошутинская: Неужели никогда у вас не было искуса / ну / поправить свое материальное положение другим способом / я не верю что Вам за всю Вашу жизнь не предлагали взяток?

А.Гуров: Ну [Кир Санна] предлагали конечно / мне / предлагали / это / сделать в 89-м-90-м годах / одна кавказская группировка хотела вручить так называемый салат / то есть это / огромный пакет денег в которых / переплетались бы там сторублевые пятидесятирублевые / купюры доллары и прочее / это называлось салат / и я тогда доложил министру / был Бакатин / и я / доложил Бакатину / вот / он сказал что нужно их задержать я ему объяснил что этого / не нужно делать поскольку / не царское это скажем дело провокация такого рода / министр согласился / и я через агентуру сказал чтоб больше мне таких взяток вообще не давали / и второй момент значит это тоже был / это было тысяч пятьсот по тем временам / хотели дать взятку / лишь за то чтоб я / не препятствовал проникновению / на одну руководящую должность / в наше управление сотрудником / который / был с местными так сказать криминальными кругами связан / я доложил об этом Пуго / и мы этого не сделали / больше мне взяток не предлагали / вот //

Из интервью А.Караулова с В.Спиваковым:

А.Караулов: Сегодня / когда все так непросто вы / не запутались / вот именно вы / что нравственно а что нет?

В.Спиваков: Однажды / я поехал в Италию на гастроли и взял жену / и дочку свою старшую / Катю // И когда мы шли к театру / то по пути попадалось очень много нищих // И вот мы возвращаемся назад / вернулись назад / Катя рассказывает / мам  а ты знаешь когда мы шли на концерт / было очень много нищих / мы давали деньги а я купила девочке мороженое // Жена спрашивает / а это что папа тебя научил? Катя говорит / нет / это мне сказал Бог // Я конечно изумился / но подумал что вот / очень важно иметь Бога в душе //

Из интервью А.Караулова с И.Артемьевым:

А.Караулов: Как? Ну расскажите!

И.Артемьев: А я объясню / здесь очень простая экономика // Сегодня значительная часть товарооборота с востока на запад с севера на юг идет через Петербург // Но сейчас очень большое событие произошло // Это действительно для нас большое событие / потому что Яковлеву удалось добиться передачи 29-процентного / пакета / акций из федеральной собственности в городскую / и в некоторой степени ужас нашего положения заключался в том / что [НРЗБРЧВ] является федеральным учреждением / и мы могли лишь наблюдать за тем что происходит / Собчак просто помогал / прибрежному руководству Балтийского морского пароходства и / поддерживал их и считал / правильным то что они делают //

- рассказ-эмоциональная реакция:

Из интервью К.Прошутинской с С.Маковецким:

С.Маковецкий: Мне кажется что это какой-то штамп / штамп критики потому что / они к сожалению любят / смотреть и не видеть // Я не считаю что у меня стертое лицо потому что / достаточно мой курносый нос который не позволяет считать что оно / абсолютно стертое... (Поворачивается в профиль)

К.Прошутинская: Замечательно!

Из интервью К.Прошутинской с М.Запашным:

М.Запашный: Такой случай был у меня // Я находился в Италии / а / в Твери / остались животные с моим сыном // И вдруг звонок / что тигру Тайфуну плохо // Ну мне пришлось сесть на самолет / улететь / а это был тигр который был в длину / четыре с половиной метра / уссуриец // Громадного роста / его привезли из тайги и / более шести месяцев он / не давал войти к себе / в клетку / [тока] через шесть месяцев общения / мы с ним пошли на прямой контакт // Но ближе вот этого тигра у меня до сих пор вот / не было ни одного тигра / и так произошло что / когда я приехал / он уже был оказывается в тяжелом / очень тяжелом положении / лежал в углу я подошел к клетке к вольеру / он встал вздохнул и умер // Он так ждал когда я приеду / может быть это совпадение / кто-то скажет / может быть что-то но он ждал / и он дождался //

К.Прошутинская: Это удивительно!

Из интервью А.Караулова с В.Спиваковым:

В.Спиваков: Я вспоминаю / как на одном из концертов / "Виртуозов Москвы" / по крыше гаража / несколько солдат хотели попасть в зал // Я открыл окно / пустил их и сказал / только обязательно после концерта / зайдите ко мне // Это оказались солдаты которые / служили в Афганистане // Я их спросил / скажите вы могли бы стрелять вот сейчас / после того что вы услышали / после этой великой музыки / вы могли бы убивать людей? Нет / сказали все трое одновременно.

А.Караулов: Потрясающе! Это потрясающе! Об этом надо говорить!

- вопрос-контрвопрос:

Из интервью К.Прошутинской с А.Гуровым:

К.Прошутинская: Или было немножко страшно?

А.Гуров: А почему я должен страшиться?

Из интервью В.Караулова с И.Артемьевым:

А.Караулов: Не жалеете / как Вы науку забросили?

И.Артемьев: А где взять первых вице-премьеров которые вообще рыночную экономику изучали бы уже нормально?

Из интервью А.Караулова с А.Морозовым (А.М.):

А.Караулов: Неужели / вот это хорошо? Талантливо?

А.Морозов: Почему же это не талантливо / Андрей Викторович / как вы полагаете?

Или:

А.Караулов: А вот эти вот уродцы Александр Ильич?

А.Морозов: Вы Андрей Викторович кажется враг эстетики безобразного? Вас только уродство здесь смущает?

- вопрос-побуждение:

Из интервью А.Караулова с А.Морозовым:

А.Караулов: Где же таких людей-то нашли на улице Александр Ильич?

А.Морозов: Ну пойдемте в камеры / я думаю что вы найдете их очень много там.

Но для публичного интервью наиболее традиционным остается все же вопросно-ответное ДЕ. Следует отметить, что объем реплики и самого ДЕ понимается исследователями неоднозначно, например, некоторые исследователи  придерживаются мнения, что «ДЕ образует любое количество реплик, объединенных тесными структурными и смысловыми связями» [Мизецкая, Шевченко, 1990, С. 87]. Именно поэтому не является единым и толкование понятий «диалог» и «монолог». В некоторых случаях длина и автономность содержания реплики дают основание определять ее как самостоятельный монолог [Виноградов, 1963; Бахтин, 1979; Гельгардт, 1971 и др.], «монолог в диалоге», «монологизированный диалог». Однако существование «разных форм смешения и взаимодействия монологической и диалогической речи» [Виноградов, 1963] не устраняет, на наш взгляд, возможности и даже необходимости как-то охарактеризовать и классифицировать типы публичного диалога и, в частности, выделить определенные разновидности интервью.

В зависимости от того, какие признаки могут быть положены в основу классификации, изменится и общая характеристика современного интервью (И). Одной из схем может быть следующая: И-монолог, И-сообщение, И-зарисовка, И-мнение [Голанова, 1998]. В основу другой классификации могут быть положены следующие параметры: 1) характер организации И (опрос, анкета, пресс-конференция); 2) тип материала (информационные и личностные); 3) характер, тематика беседы (политика, происшествия и т.п.) [Барманкулов, 1974; Мыскова, 1979]. Сами журналисты предлагают выделение двух типов интервью: И-проблемные, И-портреты [Журналист, 1993].

Но нам кажется, что наиболее полная и точная классификация представлена в монографии М.И.Шостак «Журналист и его произведение». В основу данной классификации положены следующие параметры: 1) предмет речи; 2) авторская цель; 3) характер беседы; 4) особенности партнера. Исходя из данных оснований, автор выделяет следующие разновидности «классического интервью»: информативные, где диалог является средством доступной подачи информации, а собеседник - ее (информации) «источником»; экспертные, цель которых - выяснить мнения собеседника, обладающего общезначимым общественным статусом, заметным политическим, профессиональным рангом, о другом человеке или явлении; проблемные, которые помогают разложить проблему на составные части или представить ее как дилемму; и наконец, интервью-«знакомства», составляющими которых являются: портрет, разоблачающее интервью (портрет «антигероя»), «звездное» интервью [Шостак, 1998].

По классификации М.Шостак, программы, являющиеся предметом нашего исследования («Мужчина и женщина» и «Момент истины»), следует отнести к группе интервью-«знакомств», но задачи их интервьюеров, как нам кажется, сильно разнятся. Перед К.Прошутинской стоит довольно сложная задача - постараться создать эмоционально-психологический портрет собеседника. В данном случае ведущая демонстрирует зрителю как можно больше выявленных сведений о человеке и подчеркивает в окончательном варианте вопросы, нацеленные на личностные характеристики собеседника, и ответы, особенно показательные в этом плане. Главный интерес сосредоточен на «персоне», но интересно для зрителя и другое: удалось или нет интервьюеру наладить контакт, от которого целиком зависела осуществимость замысла - создание портрета. В такого рода интервью очень важны моменты контакта.

Главный стимул - неординарная личность, возможность «вывести на авансцену» человека, интересного всем. Трудность тут - в формировании представлений у собеседника о целях и задачах интервью, в демонстрации зрителю самого факта согласия «позировать» для портрета, поэтому все реплики должны выглядеть значимыми не только по смыслу, но и как наглядное свидетельство характера, яркой личности собеседника [Шостак, 1998]. Для работы над портретным интервью нужны не только внимание, наблюдательность, собранность, но и впечатлительность, общительность и очень хорошая интуиция, чем в полной мере, на наш взгляд, обладает ведущая программы «Мужчина и женщина».

Для А.Караулова же важны вопросы, «вскрывающие ситуацию», помогающие разоблачению собеседника, заостряющие внимание на противоречиях. Сам процесс интервью протекает сложнее, поскольку доминирует критическая направленность. В таких интервью предельная собранность ведущего, его находчивость, психологическая устойчивость, важные во время беседы, должны быть продемонстрированы зрителю.

Кроме того, для инициатора беседы желательна «маска бесстрастности», объективности, общий корректный фон беседы и в то же время - серьезные и иногда очень болезненные для партнера «выпады». Интервьюер старается привести собеседника к «пороговому состоянию», в котором последний раскроется наиболее полно. Тактика подобного диалога - подобрать вопрос не грубый по форме, а позволяющий эпатировать собеседника, вынудить заговорить его своим языком [Шостак, 1998]. Следует признать, что в большинстве случаев А.Караулову удается выполнить стоящую перед ним задачу.