Заключение

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 

Систематизация научных взглядов на изучение гендерного фактора в языке позволяет отнести социальный пол к числу релевантных для лингвистики объектов. Гендер может быть исследован не только с позиций социолингвистики, но и в целом ряде лингвистических дисциплин, рассматривающих проблемы когниции, рефренции, номинации, дискурсивные закономерности, текст, лингвокультурологические и многие другие вопросы.

Основные теоретико-методологические положения гендерного концепта основаны на четырех взаимосвязанных компонентах: это культурные символы; нормативные утверждения, задающие направления для возможных интерпретаций этих символов и выражающиеся в религиозных, научных, правовых и политических доктринах; социальные институты и организации; а также самоидентификация личности. Гендерные отношения фиксируются в языке в виде культурно обусловленных стереотипов, накладывая отпечаток на поведение, в том числе и речевое, личности и на процессы ее языковой социализации. Гендерные стереотипы (ГС) могут и должны исследоваться в сопоставительном плане, что позволит как обнаружить универсальные черты, свойственные  ГС во всех или многих культурах, так и определить  их культурную специфику.

Поскольку гендер является компонентом как коллективного, так и индивидуального сознания, его необходимо изучать как когнитивный феномен, проявляющийся  в стереотипах, фиксируемых языком,  и в речевом поведении индивидов, осознающих с одной стороны, свою принадлежность к мужскому или женскому полу, с другой, - испытывающих определенное давление аксиологически не нейтральных структур языка, отражающих коллективное вúдение гендера.

В настоящее время в отечественном языкознании можно констатировать растущий интерес к ГИ и консолидацию усилий по формированию лингвистической гендерологии - самостоятельного научного направления, в центре которого находятся гендерные аспекты языка и коммуникации. Ситуация становления требует системного осмысления важных теоретико-методологических вопросов. Однако даже в тех странах, где ГИ ведутся очень интенсивно, они обнаруживают методологическую неоднородность. Наиболее четко определяются: а) исследования, осуществляемые при помощи дерридеанской деконструкции; б) исследования диагностического характера, имеющие практическую направленность - определение идентификационных признаков мужской и женской речи в виде симптомов первого и второго порядка в тех случаях, когда пол является релевантным фактором коммуникации. В первом направлении идеологические установки ученых в большей степени влияют на интерпретацию результатов. В этой связи для становления отечественной лингвистической гендерологии  существенным представляются как общеметодологические вопросы, так и частнолингвистические методы.

Основная масса исследований, особенно в русле деконструкции, проведена на материале влиятельных европейских языков и американского английского. Степень разработанности проблематики на материале других языков  ниже.

Отечественная лингвистика имеет определенный опыт исследования гендерных аспектов языка и речи, особенно в части разработки методик идентификации. Вопросы же языковой политики, направленной на создание гендерно нейтральной нормы, снижающей андроцентричность языка, пока лишь декларируются. Необходимая для них теоретическая база отсутствует. Эта проблема зависит, на наш взгляд, от индивидуального восприятия, а также тесно связана с развитием феминистских идей. Ее разработка будет зависеть от степени развития феминистской идеологии. Учитывая, однако, что феминистский дискурс в России набирает силу, можно предположить, что и вопросы реформирования языка будут обсуждаться более интенсивно. Это требует от лингвистов сосредоточить внимание на анализе выразительных средств русского языка в аспекте гендера, чтобы создать  научно обоснованную базу для  будущих дискуссий. Кроме того, необходим анализ результатов применения гендерно нейтральных языковых структур, используемых в других странах в целях преодоления “языкового сексизма”, а также степени их эффективности.

Мы считаем, что изучение женственности и мужественности как культурных концептов является одним из наиболее перспективных направлений гендерных исследований, так как его результаты позволяют повысить обоснованность и объяснительную силу остальных направлений лингвистической гендерологии и выявить степень применимости к русскому языку полученных в мировой лингвистике результатов. Безусловно, фемининность и маскулинность обнаруживают как универсальные, так и особенные черты. Определение общего и особенного становится, таким образом,  одной из важнейших целей  гендерных исследований.

Женственность и мужественность как культурные концепты имеют несколько измерений - историческое, синхронное (актуальное), образное (внутреннюю форму). Каждое из этих измерений поддается лингвистическому описанию, что позволяет идентифицировать культурную репрезентацию гендера в языке, исчислить гендерные стереотипы и проследить их динамику во времени. Культурная репрезентация пола  поддается манипулированию посредством  акцентуации определенных ГС в общественном дискурсе.

Проведенное исследование приводит к выводу о культурной обусловленности этой динамики, диалектическом единстве изменчивости и устойчивости и в целом  о релевантности лингвокультурологического исследования гендерных аспектов языка и коммуникации.

Мужественность и женственность - культурные концепты, исследование которых должно проводиться в нескольких культурных кодах, в том числе и в языке, что включает анализ и описание как всего потенциального инвентаря ГС в системе языка, так и изучение актуализации определенных ГС в коммуникации в зависимости от исторического периода (и/или  от социального заказа).

Для более точного описания особенностей фемининности и маскулинности, а также мужского и женского речевого поведения необходим анализ характерологических свойств  рассматриваемого языка. Характерологические особенности языков могут интерпретироваться  в терминах метафизической оппозиции “женственность/ мужественность”. При этом следует учитывать метафорический характер этих наименований. Особенности русского языка соотносимы с метафорой женственности.

Сравнение русского языкового материала с немецким наряду с многими сходными чертами обнаружило некоторые различия в интерпретации женского образа. На материале английского языка также были получены данные, подтверждающие этот факт. Наши данные позволяют  предположить, что - хотя андроцентричность, безусловно, присуща всем языкам -  степень андроцентричности разных языков неодинакова. Следовательно, можно говорить о несовпадении стереотипов фемининности и маскулинности в разных культурных средах.  Имеет смысл поэтому исследовать отражение образа женщины и мужчины в языке, сосредоточив внимание как на гендерных асимметриях, так и на контрастивном анализе гендерных стереотипов в разных  языках.

Безусловно, вопрос это должен быть изучен более основательно с использованием  крупных массивов данных и с привлечением разнообразного  языкового материала. Наш анализ не носит исчерпывающего характера и может быть в дальнейшем продолжен, детализирован и расширен.