6. Сопоставление полученных результатов с данными психолингвистических исследований языкового сознания

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 

В языке отражаются черты коллективного языкового сознания, подвергающиеся осмыслению исследователя. В этом случае задействуется метод интроспекции. Именно он был использован при анализе фразеологического фонда немецкого и русского языков. Этот метод позволяет сделать важные выводы. Однако их валидность должна быть подтверждена данными, полученными при использовании других методов, в частности, метода ассоциативного эксперимента: “В то время как словари лексических единиц составляются на основе анализа текстов и являются овнешнением сознания составителя словаря, т.е. овнешнением метасознания аналитика, ассоциативные словари, создающиеся в процессе группировки реакций многих испытуемых (от 100 до 500 или даже до 1000 человек) в поля ассоциатов, представляют собой овнешнение сознания самих испытуемых. Иначе говоря, ассоциативный эксперимент фиксирует действительное овнешнение сознания (респондентов), а не овнешнение метасознания (исследователя, составителя)”(Ментальность россиян, 1997, с.258).

Таким образом, исследование выходит за рамки интроспекции, его валидность повышается, а результаты можно считать более объективными.

Кроме того, мы считаем, что привлечение результатов психолингвистических методов значимо еще по одной причине: работы, которые мы использовали для сопоставления с интроспективными данными, хронологически являются значительно более поздними. Именно этот факт позволяет, помимо всего прочего, проследить динамику языкового сознания, то есть описать, как и в какой степени изменяется картина мира  носителя языка с течением времени и под влиянием изменений, происходящих в обществе.

Прибегая к методу сопоставления различных овнешнений языкового сознания, мы, вслед за Е.Ф. Тарасовым (Ментальность россиян, 1997, с.267), считаем, что “и семантическое значение, и ассоциативное поле представляют овнешненный словом образ сознания”, хотя и представленный в них с разной полнотой”.

Аналогичной точки зрения придерживаются и составители РАС, рассматривающие этот словарь “как модель речевых знаний носителей русского языка, представленных в виде ассоциативно-вербальной сети, позволяющей объяснить феномен владения языком и служащей - наряду с текстовым и системным - самостоятельным, полноправным способом представления русского языка” (РАС. т.3, с.6) Обращается внимание на то, что естественный язык может быть представлен в двух формах - совокупности текстов или в виде системных описаний, таких как словари и грамматики. В ассоциативно-вербальной сети учитываются обе эти формы. По нему удобно прослеживаются парадигматические и синтагматические закономерности лексикона, словообразовательные закономерности, степень грамматикализации.

Для сопоставления использовался Русский ассоциативный словарь (1994-1996), данные Е.Ф. Тарасова, полученные путем серии ассоциативных экспериментов с носителями русского и немецкого языка, проведенных в конце 80-х - середине 90-х гг., а также результаты нашего ассоциативного эксперимента. Подробная интерпретация условий проведения  экспериментов и их результатов изложена в Ментальность россиян, 1997 и Кирилина, 1999б.