3. Гендерные стереотипы

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 

Термин стереотип также трактуется неоднозначно.  У. Квастхофф разграничивает стереотипы и эмотивные элементы значения слова. Для стереотипа значима предикативность. Отсюда следует, что автор считает стереотипы языковыми сущностями, имеющими пропозициональное содержание, следовательно, для анализа таких языковых феноменов “наиболее приемлемым методом является редукция до уровня логических структур”(Quasthoff, 1973, S.236), то есть протокольных предложений.

В свете новых исследований представляется более обоснованным говорить о том, что стереотипы - это особые формы хранения знаний и оценок, то есть концепты ориентирующего поведения (по Матуране, 1996). КСКТ интерпретирует стереотипы как форму обработки информации и состояния знаний (с.177), относя к общим свойствам стереотипов:

1. Признаки и атрибуты, содержащиеся в стереотипах, используются говорящими для оценки отнесенности предметов к тому или иному классу на основе семейного сходства.

2. Стереотипы имеют когнитивную функцию, состоящую в генерализации при упорядочивании информации; аффективную функцию (противопоставление “своего” и “чужого”; социальную функцию (разграничение “внутригруппового” и “внегруппового”, что ведет к социальной категоризации и образованию структур, на которые люди ориентируются в обыденной жизни.

Часто под стереотипами понимают “устойчивые, регулярно повторяющиеся формы поведения”(Байбурин, 1985, с.3), видя в стереотипизации опыта ядро механизма традиции и этническое своеобразие культуры. Признавая  знаковый характер стереотипов (что позволяет рассматривать их в качестве семиотических объектов и применять для их анализа методы, разработанные в семиотике), следует все же добавить, что стереотипы не обязательно должны быть вербализованы. (См., например, Щепанская, 1991).  Мы представляем точку зрения, которой соответствует неязыковой характер стереотипов. Ментальные стереотипы могут фиксироваться языком или иным семиотическим кодом (кинесикой, зрительными образами и т.п.). Мы разделяем, кроме того, мнение о двуплановости стереотипов, коренящуюся как в “сфере обыденного сознания, так и в эмпирически наблюдаемом пласте традиционно бытовой культуры”(Байбурин, 1985, с.5). Стереотипы - это социальные феномены. Они обусловлены социокультурными механизмами. Стандарты поведения соотносятся с реальной стратификацией общества. Это означает, что каждая из социальных страт имеет свои стереотипы поведения. Таким образом правомерно рассматривать гендерные стереотипы с дух позиций: в мужском и в женском самосознании, с одной стороны, и в коллективном общественном сознании, с другой. Безусловно, в реальности эти две стороны прочно сплавлены и разъединяются лишь в целях построения научной модели описания. Коме того, важное значение имеет тот факт, что разные фрагменты социального поведения имеют неодинаковую общественную значимость. Отсюда - разница между типизированным и свободным поведением, в том числе и вербальным. “Чем более значимы сферы поведения, тем более они регламентированы, тем сильнее контроль за соблюдением стандартов”(Там же, с. 8). Для целей данного исследования существенна в первую очередь регламентированность.

Из всего многообразия стереотипов нас интересуют стереотипы гендерные. Постмодернистская философия вызвала к жизни новые направления исследований во всех гуманитарных науках: школу анналов в истории, персонологию в психологии  и лингвистике, грамматологию в литературоведении, исследование дискурсивных практик в социологии и т.д. Они объединены интересом к единичному, особенному, индивидуальному. Не составляет исключения и лингвистика, все больше сосредоточивающаяся на личностных особенностях как компетенции, так и перформации, а также на их взаимодействии и функционировании в живой системе - человеке. Отсюда - повышенное внимание к экзистенциальным характеристикам личности, в число которых входит и пол.

Как показано выше, пол не является только лишь биологической характеристикой личности. Он институционализован и ритуализован. Поэтому правомерно изучение гендерных стереотипов поведения и их отражения в языке. Каждому из полов в данной культуре приписывается ряд обязательных норм и оценок, регламентирующих гендерное поведение.. С другой стороны, имеет место так называемая множественность пола, обусловленная разными условиями жизни, принадлежностью к  социальной группе, уровнем образования, этническими особенностями и т.п. Все это позволяет говорить о двух нормах поведения - вариативном и регламентированном.

Концепты фемининности и маскулинности присутствуют в каждой культуре, им отводится существенное пространство в обрядах, фольклоре, мифологическом сознании, “наивной картине мира”. Вместе с тем, стереотипизация и аксиологическая шкала гендера не одинаковы в разных культурах. Так же различаются социальные роли мужчин и женщин. Они, как правило, регламентированы; такая регламентация стереотипизируется, а затем функционирует в коллективном сознании по схеме “правильное/неправильное”. Обоснованной в связи с этим можно считать точку зрения на стереотипное поведение как на сущность двойственной природы: первый тип - одним и тем же действиям в зависимости от пола придается различное содержание в разных культурах; второй тип - когда одно и то же содержание находит различное выражение в поступках.

В научной литературе принято обращать внимание еще на один важный аспект изучения стереотипов: “следует различать стереотипы (модели) поведения и само поведение, то есть конкретные действия, являющиеся объективацией стереотипа. В этом случае стереотип выполняет роль программы поведения, реализующейся в поведенческом тексте (в семиотическом понимании этого термина)” (Байбурин, 1985, с.14).

Гендерные стереотипы являются частным случаем стереотипа и обнаруживают все его свойства. Под гендерными стереотипами  (ГС) мы понимаем культурно и социально обусловленные мнения и пресуппозиции о качествах, атрибутах и нормах поведения представителей обоих полов и их отражение в языке. Гендерная стереотипизация фиксируется в языке на всех его уровнях и тесно связана также с формами выражения оценки.

Исходя из сказанного, можно заключить:

1. ГС могут быть “исчислены” посредством указанных выше методик.

2. В языке фиксируются весь инвентарь ГС, однако частота употребления их в речи неодинакова. Анализ коммуникации делает возможным определение наиболее частотных стереотипов. Согласно идее Б. Коннелла (Connell, 1993), многообразие ГС  позволяет манипулировать ими. Особенно это касается систем коммуникации, направленных на коллективного адресата, в первую очередь - средств массовой информации.

3. Анализ текстов, обращенных к коллективному адресату и текстов, продуцируемых в канонической речевой ситуации, позволяет выяснить, какие ГС встречаются наиболее часто на данном историческом отрезке и как меняется их динамика в диахронии.

4. ГС связаны с языковым выражением фемининности и маскулинности, но не обязательно идентичны им. Являясь ментальными образованиями, ГС реализуются не только в виде вербальных единиц. Они включают также и невербальные компоненты, а также связаны, как считают некоторые исследователи, с подсознанием. Мы рассматриваем только вербальные аспекты ГС.

5. Выражение фемининности и маскулинности на разных уровнях языка (от морфологического до текстового) оказывает неодинаковое воздействие на концептуализацию гендера в сознании носителей языка. Наиболее действенным является, на наш взгляд, текстовый уровень.

6. Характерологические  особенности языка имеют значение для изучения специфики и функционирования в них ГС, так как сами соотносимы с понятием женственности и мужественности в их метафорическом значении, как будет показано ниже.