1. Культурный концепт

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 

В научной литературе встречаются различные интерпретации термина концепт.

В ряде случаев концепт употребляется как синоним слова “понятие”.

Этот термин выражает также ментальные структуры “наивной картины мира”, возникающие в результате взаимодействия традиции, фольклора, идеологии и религии, личного опыта и системы ценностей.

Возможно понимание концепта в интегративном смысле - как многомерного культурно значимого социопсихического образования в коллективном сознании, опредмеченного в той или иной языковой форме.

Концепт выступает также как заместитель понятия в индивидуальном и коллективном сознании носителей языка. В этой интерпретации он значительно шире, чем лексическое значение, предлагаемое в словарях (более подробный обзор см. Карасик, 1996, с.6-7).

Краткий словарь когнитивных терминов (КСКТ) дает следующее определение: понятие концепт отвечает представлению о тех смыслах, которыми оперирует человек в процессах мышления и которые отражают содержание опыта и знания, содержание результатов всей человеческой деятельности и процессов познания мира в виде неких “квантов” знания. (КСКТ, 1996, с.90). Отмечается, что возможны разные интерпретации термина. Так, предлагается рассматривать концепты как соотносительные со значением слова понятия... Значением слова становится концепт, “схваченный знаком” (Там же, с.92). Указывается также, что значения языка могут приравниваться к выражаемым в них концептам. Соотнесенность концепта и понятия в словаре не  рассматривается.

Как видно из представленного  краткого обзора, концепт рассматривается под углом его содержания и адекватной дефиниции. Мы считаем, что этого недостаточно для практического применения понятия. Необходимо установить, как может исследоваться концепт и что в лингвистическом анализе должно рассматриваться для того, чтобы выяснить его специфику. Структурную модель концепта, пригодную для использования в лингвистике предлагает Ю.С. Степанов (1997, с. 40 и след.), понимая под концептом явление того же порядка, что и понятие, рассматриваемое в рамках математической логики и культурологии. По Степанову, концепт сруктурирован следующим образом: 1) основной, актуальный признак ; 2) дополнительные, “пассивные” признаки, являющиеся историческими; 3) внутренняя форма, запечатленная  во внешней, словесной форме (Там же , с.44). Очень важным кажется нам также тезис Ю.С. Степанова о  том, что для представителей данной культуры концепт существует и осознается в разной мере. В основном признаке концепт актуален для всех носителей языка и культуры. Его дополнительные (исторические) признаки осознаются лишь представителями некоторых социальных групп. Внутренняя форма, или этимологический признак релевантен лишь для ученых и ими обнаруживается. Нам представляется, что внутренняя форма концепта, запечатленная в знаке, все же может в большей или меньшей степени осознаваться носителями (Ср. Телия, 1996; Баранов, Добровольский, 1998), особенно это касается сферы идиоматики, так как “внутренняя форма актуально осознается лишь для сравнительно небольшой части лексики. В сфере идиоматики процент единиц с живой образной составляющей значительно выше, что переводит проблему экспликации внутренней формы из сферы чистой теории в практику”(Баранов, Добровольский, 1998, с. 36).

Создание структурированной модели концепта позволяет разработать адекватные методики исследования, применимые на каждом из его уровней. Так, для уровня внутренней формы предлагается обращаться к материалу народных обрядов, обычаев, фольклора, т.е. искать буквальный смысл (Степанов, 1997, с. 42). Этот же метод предлагается Д.О. Добровольским (1997) для установления культурной специфики языка, исходя из существования несколько культурных кодов: фольклора, мифологии, сказок, обрядов, языка. Культурно значимые символы могут быть достоверно определены, если удается доказать их параллелизм в нескольких культурных кодах. Однако, язык не всегда, как показано в Dobrovol’skij, Piirаinen, 1996, 1998, развивается параллельно с другими культурными кодами: “There are linguistic symbols which have clear correspondences in relevant cultural codes. But even if correspondences of this kind seem to be non-existent, in many cases we still deal with symbols because they correspond to cultural signs, which were singificant in the past.  ...different codes do not necessarily develop in a parallel way” (Dobrovol’skij, Piirainen, 1998, p.31).

Для изучения пассивного слоя концепта рекомендуется обращение к историческому методу, т.е. выявление закономерностей развития словаря в связи с идейным развитием общества. В лингвистическом исследовании этот метод объективируется как диахронное рассмотрение материала.

Актуальный слой рассматривается прежде всего с социальной стороны, то есть выявляются категории коллективного сознания путем синхронного анализа. Наиболее значимы здесь тексты СМИ, языковая интерпретация актуальных событий и т.п.

Такая постановка вопроса позволяет на практике применить понятие концепт в качестве инструмента лингвокультурологического анализа.

Мы используем термин “концепт” как синоним “понятия”, имея в виду, что оба они не совпадают с объемом словарной дефиниции и включают как общезначимые признаки (коллективный опыт), так и индивидуально значимые (индивидуальное сознание), связанные с жизненным опытом индивида.

В главах 1 и 2 показано, что мужественность и женственность не являются только лишь следствием действия природных факторов, но в большой степени обусловлены культурной традицией, что позволяет рассматривать их как культурные концепты, то есть применять для их исследования понятийный аппарат лингвокультурологии. Вместе с тем необходимо учитывать метафорический характер этих номинаций, который, как будет показано ниже, непосредственным образом влияет на восприятие этих понятий и на  формирование гендерных стереотипов.