1.3.1.Вклад социолингвистики в изучение гендера

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 

Стимулом для более интенсивных и систематических гендерных исследований  в 60-е годы нашего века  послужило развитие социолингвистики, предоставившей в распоряжение ученых обширный статистический материал о функционировании языка в группах людей, объединенных по признаку профессии, пола, возраста, городского или сельского образа жизни и т.д. Так, квантитативные исследования ( Labov, 1971; Trudgill, 1972) показали, что пол носителей языка определенным образом влияет на языковую перформацию. В частности, было установлено, что женщинам свойственно употребление более престижных вариантов произношения.  Исследуя записи устных интервью,  Лабов установил, что женщины проявляют стремление использовть предпочтительные, нестигматизированные  фонологические варианты. Это стремление сближает их  со стилевой манерой среднего класса и удаляет от стиля общения в рабочих кругах. Аналогичные результаты были получены при исследовании гендерных аспектов коммуникации на материале ряда других европейских языков (См. Philips, 1987; Günthner, Kotthoff, 1991).

Модель гендерных различий Лабова отличалась от предыдущих концепций следующим:

1. В фокусе исследования находилась фонология, а не морфология.

2. Анализ проводился на базе актуального говорения представительной группы людей, а не на данных одного или нескольких информантов. Интроспективный метод не применялся.

3. Результат своего исследования Лабов рассматривал как вероятностный, допуская возможность вариативности. Таким образом, Лабов доказал, что любой говорящий варьирует использование языка и не произносит один и тот же фонологический вариант слова во всех случаях его употребления. Этот вывод имел существенное научное значение, так как более ранние труды по гендерной проблематике, как правило,  имплицитно или экспицитно содержали вывод об имманентном характере различий мужского и женского говорения как фактора биологически обусловленного.

4. Данные Лабова позволяли провести квантитативное исследование, в то время как материал предыдущих исследований не только не подвергался статистическим процедурам, но и не мог быть им подвергнут в силу  метода (или его отсутствия), при помощи которого собирались данные. Все фонологические варианты, изученные Лабовым, были предметом сознательной оценки говорящими, произносившими  и осмыслявшими их как правильные или неправильные формы произношения.  Методом квантитативного анализа Лабова пользовались в дальнейшем  и другие его последователи. Успешно применяется он и в настоящее время (Labov, 1998).

По данным Траджилла, полученным в ходе исследования произносительных вариантов в Норвиче ( Англия), женщины чаще употребляют более престижное носовое “ng”, а мужчины - стигматизированное “n”. Исследования социолектов подтвердили необходимость более тщательного учета экстралингвистических факторов при объяснении полового диморфизма в языке. Именно типично женские профессии: учительница, парикмахер, медсестра - предполагают коммуникативную интеракцию с самыми разными социальными группами, что сказывается на употреблении языка представительницами этих профессий( Nicols, 1983; Coates, 1986).

В социолингвистике также встречается гипотеза о большей консервативности “женского” языка, однако ее обоснованность вызывает у ряда исследователей сомнения (Nabrings, 1981).

Еще один стимул для осмысления гендерной специфики языка и речи был дан этнографическими и этнологическими работами, где рассматривался более широкий круг явлений, к которых могут проявляться гендерные различия: лексикон, фонология, морфология, синтаксис. В работах, проведенных на материале неевропейских языков, особое внимание уделялось именно гендерной специфике синтаксиса, так как этот материал был наименьшим образом задокументирован в лингвистической литературе, за исключением английского языка. Вместе с тем  “вариационисты” (Trudgill, 1972), как и “морфологисты”, подчеркивали лишь одну функцию гендерных различий в языке - индикативную.