3. Философия и методология гендерных исследований на современном этапе

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 

Гендерные исследования (ГИ), включая и лингвистическую гендерологию, - новое направление гуманитарного знания, находящееся в нашей стране на этапе формирования. Этот факт вызывает необходимость начать нашу работу с описания как самого объекта и предмета ГИ, так и общефилософского контекста их возникновения. Известно, что ГИ начали интенсивно развиваться прежде всего в западной гуманитарной науке. Их возникновение и развитие не случайно, а связано с новым взглядом на проблему познания, философию науки и философию общества, с интенсивным развитием философской и психологической персонологии, социологии и этноантропологии.

Само понятие гендер (gender) известно с шестидесятых годов нашего века, но широко применяться  стало лишь в начале восьмидесятых годов. В научное описание  оно введено для того, чтобы провести границу между понятием биологический пол (sexus) и социальными и культурными импликациями, вкладываемыми в концепты мужское - женское : разделение ролей, культурные традиции, отношения власти в связи с полом людей. Термин гендер призван исключить биологический детерминизм, заключенный в понятии sexus и приписывающий все социокультурные различия, связанные с полом, универсальным природным факторам.

Гендерная концепция приводит к заключению о том, что фемининность и маскулинность являются не только признаками конкретных биологических организмов, но и социально и культурно обусловленными концептами, позволяющими рассматривать себя как бинарную оппозицию, включающую не только  наличие/отсутствие определенного признака, но и категорию оценки.

Для того, чтобы понять, почему введение нового термина оказалось необходимым, надо рассмотреть время и условия возникновения и широкого распространения ГИ, то есть изложить философские и методологические предпосылки возникновения ГИ в эпоху постструктурализма и - шире - постмодернизма.

С этой точки зрения важно учитывать, что бурное развитие гендерных исследований на западе совпало по времени с формированием новой философии науки - в первую очередь благодаря идеологии постмодернизма, а также поиску новой эпистемы в самой лингвистике.

Как объяснить, почему гендерные исследования стали интенсивно проводиться в западных странах именно в период критики структурализма и формирования постмодернистской философии и какое значение имеет этот факт для российского языкознания, также переживающего в некотором роде “кризис  жанра”? Для ответа на эти вопросы необходимо обобщить процессы, в результате которых сформировался постструктурализм и постмодернизм, определить, как они связаны с философией языка, и, наконец, установить, в чем же состоит лингвистическая компетенция в современной гендерологии.

Начнем с того, что принципиально нового внесли в теорию познания некоторые тенденции современной мысли, которые часто характеризуются как постмодернизм.  Это постструктурализм, деконструктивизм, постмарксизм и некоторые течения феминизма. Во многих отношениях различия между ними перевешивают сходства, но при этом их объединяют и общие черты, которые и могут быть определены как постмодернистские:

1. Все они отрицают устойчивые эпистемологические основы, неоспоримые теоретические предпосылки  и закономерности.  Их объединяет недоверие к абсолютным или универсальным нормам и всеобъемлющим теоретическим системам.

2. Все направления постмодернистской мысли признают языковую концепцию реальности, утверждая, что то, что мы воспринимаем как реальность, на самом деле социально и лингвистически сконструированный феномен, результат наследуемой нами лингвистической системы. Следовательно, мир познаваем только через языковые формы, значит, наши представления о мире не могут отразить реальность, которая существует за пределами языка; они могут быть соотнесены только с другими языковыми выражениями. Язык, таким образом отделен от контактов с внешними обозначениями.

4. Эти направления мысли отвергают положение о социальной целостности, как и понятие о причинности, будучи приверженными разнообразию, плюрализму, фрагментарности и неопределенности.

5. Все они ставят под сомнение рациональный, единый субъект, который был основой западной мысли, начиная с эпохи Просвещения, предпочитая рассматривать его как социально и лингвистически фрагментированный (Смит, 1997, с. 154-155).

6. Собственно лингвистические и психологические исследования этого периода, в частности, новый взгляд на понятие категория, возникший под влиянием работ Э.Рош,  также стимулировали пересмотр базовых философских понятий и отказ от большого числа традиционных представлений, свойственных картезианской логике, и, следовательно, новое осмысление лингвистических задач. На взгляд Дж. Лакоффа, приходится отказываться от значительного количества традиционных воззрений, в том числе от следующих:

-значение основывается на  истинности и референции; оно касается отношения между символами и вещами в мире;

- биологические виды представляют собой естественные роды, определяемые общими сущностными свойствами;

- мышление отделено от тела и независимо от него;

- эмоции не имеют концептуального содержания;

- грамматика - выражение чистой формы;

- разум трансцедентален, в этом смысле он превосходит свойственный человеку способ мышления;

- существует истинный взгляд на мир (присущий богу) - это единственный, внешний по отношению к человеческому познанию способ понимания того, что есть объективная истина;

- в процессе мышления все люди используют одну и ту же концептуальную схему (излагается по: Лакофф, 1996, с. 148).

Эти постулаты “так или иначе связаны с классической интерпретацией понятия категории. Отказ от нее влечет за собой и отказ от других концептов. Они должны быть заменены представлениями, которые не только более точны, но и более человечны”(там же, с.149). Несмотря на то, что не все лингвисты полностью разделяют эту радикальную точку зрения (См., например, Вежбицкая, 1996), постмодернистский подход находит широкое применение в языкознании.

Таким образом, доказывается зависимость сознания индивида от стереотипов своего языка. Предполагается, что в сознании каждого запечатлена  некоторая совокупность текстов, которые и определяют отношение человека к действительности и его поведение и опосредуются дискурсивной практикой. Вследствие этого языку придается исключительно важное значение, а лингвистика становится одной из центральных наук, так как сознание индивида уподоблено тексту: человек как субъект “растворяется в текстах-сознаниях, составляющих великий интертекст культурной традиции” (Ильин, 1996, с. 225).  Таким образом  в некоторой степени реанимируется идея номинализма или производятся попытки  синтезировать номинализм и реализм (подробнее см. Степанов Ю.С., 1998).

Существенное место в идеологии постмодернизма занимают вопросы пола. Экзистенциальный статус личности базируется прежде всего на таких сущностных категориях, как возраст и пол. Так, согласно идее Дерриды, система ценностей и взгляд на мир производятся с позиции “европейских белых мужчин”. Иными словами, все сознание современного человека, независимо от его пола, насквозь пропитано идеями и ценностями мужской идеологии с ее приоритетом мужского начала, логики, рациональности и объектностью женщины. Распространению этой идею способствовала и известная книга Симоны де Бовуар “Второй пол” (1997), а также “Воля к знанию” Фуко, задуманная как первый том “Истории сексуальности” и показавшая, как  социальное доминирует над биологическим даже в такой “природно обусловленной” сфере, как отношения полов. Вслед за С. де Бовуар Фуко показал, что уже в древности сексуальная мораль - это мораль мужчин: ”мораль продуманная, написанная и преподаваемая мужчинами  и к мужчинам обращенная” (Фуко, 1996, с. 294).  Феминисты выдвинули тезис о господстве в обществе патриархата и о том, что все тексты  и дискурсивные практики навязывают индивидам именно патриархальные, то есть мужские ценности (ср. Borneman, 1991/1971).

Исходя из приоритета языка, в зарубежной лингвистике оформилось гендерологическое направление, рассматривавшее, с одной стороны, зафиксированные в языке стереотипы фемининности и маскулинности, а также гендерные асимметрии, а с другой - особенности речевого поведения мужчин и женщин.

Названные факты убеждают в том, что интерес к ГИ и их интенсивное развитие возникли не случайно, а являются  одной из составляющих новой, постмодернистской концепции гуманитарной науки.

В настоящее время и внутри гендерных исследований выделяется ряд концептуальных направлений, связанных с идеологическими установками авторов и с историческим развитием самих гендерных исследований. В историческом ракурсе различают три этапа формирования ГИ (подробнее см. Кандиоти, 1992):

1. “Алармистский” этап. Основное внимание уделялось андроцентрическому отклонению в общественных науках, критике интерпретационых возможностей социальной теории, изложенной с мужской точки зрения, акцентировалась дефектность традиционной патриархатной эпистемологии. Названная постановка вопроса получила свое развитие в первую очередь в постмодернистских трудах.

2. Этап “феминистской концептуализации”. Его главной целью была разработка отчетливых ориентиров в феминистской теории и практике. В этот период создаются несколько направлений феминистски ориентированной науки (феминистский психоанализ, феминистская лингвистика), не скрывающих своей идеологической ангажированности. Активно осваивается постмодернистская теория для обоснования  феминистского мировозрения и исследований.

3. “Постфеминистский” этап характеризуется появлением “мужских исследований” и осмыслением проблем анализа того, как гендер присутствует, конституируется и воспроизводится в социальных процессах. В область гендерного анализа включаются оба пола, их отношения и взаимосвязи с социальными системами разного уровня.

Как справедливо отмечает А.А. Клецин (1997, с.7), и в настоящее время исследования ведутся по всем трем направлениям, что связано “с одной стороны, с гетерохронностью освоения гендерной проблематики отдельными научными дисциплинами, с другой - региональными особенностями исследовательских интересов и приоритетов, с третьей - приверженностью отдельных исследователей той или иной модели теоретизирования и метатеоретизирования”. Обращая внимание на слабую структурированность поля гендерных исследований в гуманитарных науках, А. А. Клецин предлагает различать все же  три направления современных гендерных исследований : 1) гендер как инструмент социологического анализа; 2) понимание гендера как инструмента женских исследований; 3) гендер как культурологическая интерпретация (ср. также Воронина, 1997). В России, на взгляд цитируемого автора, наибольшее распространение получило социологическое направление. Мы согласны с этой точкой зрения, но считаем, что и в поле лингвистических исследований в настоящий момент представляется возможным сделать ряд обобщений и выявить определенные тенденции развития ГИ. В следующей главе рассматриваются особенности формирования ГИ в отечественной лингвистике как с точки зрения их  методологических особенностей, так и с позиции тематической организации.

4. Выводы

1. В научное описание  понятие гендер введено для того, чтобы провести границу между понятием биологический пол (sexus) и социальными и культурными импликациями, вкладываемыми в концепты мужское - женское: разделение ролей, культурные традиции, отношения власти в связи с полом людей. Термин гендер призван исключить биологический детерминизм, заключенный в понятии sexus и приписывающий все социокультурные различия, связанные с полом, универсальным природным факторам.

2. В отличие от категории sexus гендерный статус и, соответственно, гендерная иерархия и гендерно обусловленные модели поведения задаются не природой, а “конструируются” обществом (doing gender), предписываются институтами социального контроля и культурными традициями.  Гендерные отношения  являются важным аспектом социальной организации. Они особым образом выражают ее системные характеристики и структурируют  отношения между говорящими субъектами.

3. Основные теоретико-методологические положения гендерного концепта основаны на четырех взаимосвязанных компонентах: это культурные символы; нормативные утверждения, задающие направления для возможных интерпретаций этих символов и выражающиеся в религиозных, научных, правовых и политических доктринах; социальные институты и организации; а также самоидентификация личности. Гендерные отношения фиксируются в языке в виде культурно обусловленных стереотипов, накладывая отпечаток на поведение, в том числе и речевое, личности и на процессы ее языковой социализации.

4. Хотя гендерный концепция была в определенной степени подготовлена предыдущим накоплением фактов и их осмыслением, она оформилась в самостоятельное научное направление лишь в период постмодернизма. Это стало возможным благодаря отказу от постулата о том, что существует некоторая внешняя  по отношению к человеческому познанию истина. Признание множественности истины, ее субъективности способствовало развитию антропоморфного взгляда на сознание и мышление и, следовательно, усилению внимания ученых к различным параметрам человеческой личности. Одним из таких параметров был признан пол, представляющий собой не только биологическую субстанцию, но и культурно обусловленный мыслительный конструкт. Это означает, что гендерная самоидентификация входит в число когнитивных ресурсов как отдельной личности, так и общества. В соответствии с этим гендер может быть рассмотрен как измерение, как параметр исследования во многих общественных науках, в том числе и в лингвистике.

5. Гендер не является лингвистической категорией, но в значительной мере его содержание может быть раскрыто путем анализа структур языка. Именно внелингвистический статус гендера обусловил некоторое своеобразие его изучения. Во-первых, гендер сам может служить объектом исследования как в отдельных науках, так и в междисциплинарной парадигме. Во-вторых, отдельные области науки, в частности, лингвистики, могут изучаться в аспекте гендера. Объектом в данном случае является лингвистическая категория, например синтаксис, лексикон, прагматика и т.д. Предметом же становится гендерное измерение соответствующей сущности.

6. Именно из-за того, что гендер является компонентом как коллективного, так и индивидуального сознания, его необходимо изучать как когнитивный феномен, проявляющийся как в стереотипах, фиксируемых языком, так и в речевом поведении индивидов, осознающих себя, с одной стороны, лицами определенного пола, с другой, - испытывающих определенное давление аксиологически не нейтральных структур языка, отражающих коллективное вúдение гендера.

7. Как показывают изложенные в главе концепции (в особенности идеи М. Фуко), пристальное внимание к вопросам пола свойственно западноевропейской культурной традиции. В какой степени гендерный фактор значим в других культурах, можно заключить, в числе прочих исследований,  посредством лингвистического анализа.