2. Дискуссионные моменты в определении и употреблении понятия “гендер”

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 

Хотя  понятие гендер признается сегодня большинством исследователей, существует ряд трудностей, возникающих при чтении специальной литературы и связанных с некоторыми различиями в понимании гендера и  сравнительной новизной этого понятия:

- Значительная часть трудов, посвященных полоролевой дифференциации общества и связанным с ней процессам, написана до возникновения термина и оперирует понятиями “пол” , “sex”, “sexus”, “сексуальность” даже в тех случаях, когда речь идет о социальных аспектах взаимодействия полов.

- Термин гендер возник в англоязычном пространстве и является английским синонимом грамматической категории рода, что в ряде случаев приводит к неясностям именно в лингвистическом описании.

- Многие исследователи придерживаются старых понятий, пользуясь терминами sex bias, sex role, sex difference и т.д., включая, однако, в свои рассуждения положения о социальной и культурной значимости пола. Во многих англоязычных трудах оба понятия используются параллельно (см., например: Philips, 1987). Так, Д. Вайс (Weiss, 1987), говоря о биологическом поле, применяет термин natural gender, снабжая его в скобках пояснением (sexus). Особенно это касается трудов, время создания которых совпало с возникновением понятия “гендер”.

- Неясности возникают также в зависимости от языка, на котором описано исследование, а также при переводе иноязычных работ на русский язык. Так, в немецком языке наряду с понятием Gender используются немецкие понятия Geschlecht, das soziale Geschlecht . Некоторая путаница возникает и в русском языке, особенно при переводе. Гендер также употребляется в качестве эвфемизма для слова половой. Термин “секс” в значении “пол”, как например, он применяется в переводе трудов М. Фуко (1996), приходит в некоторое противоречие с нетерминологическим значением этого заимствованного слова в русском языке, на что обращает внимание и переводчик: “...французское le sexe может  передаваться по-русски как “секс”, но и как “пол”. Употребление в переводе не одного - сквозного - термина, но двух лишало бы позицию Фуко ее последовательности и радикальности, оставляя лазейку для привычных натуралистических смыслов”(С.В. Табачникова, 1996, с. 370-371). Заметим также, что содержание работы Фуко не оставляет сомнений в культурной обусловленности пола.

- При выборе терминологии имеет значение также концептуальная позиция автора. Так, представители биодетерминистского направления, настаивающие на на физиологически и психически обусловленной дифференциации когнитивных различий и языковой способности мужчин и женщин, применяют традиционное обозначение пола, хотя и в их работах встречается понятие гендер.

В отечественном научном дискурсе понятие гендер находит широкое применение, несмотря на свою новизну (Воронина, 1997, 1998; Клименкова, 1997). Ряд авторов предлагает пользоваться терминами, включающими слово пол. Таким образом, применяются понятия гендер, пол, социальный пол, половой диморфизм, полоролевая дифференциация, биосоциальные (биокультурные) характеристики человека. Последние подчеркивают двойственный характер пола, его природную и культурную составляющие. Термин пол кажется многим исследователям приемлемым еще и потому, что в русском языке, в отличие, например от английского, понятие пол не идентично понятию секс. Заимствованная лексема секс отражает лишь область взаимодействия полов, связанную с их репродуктивной функцией. С одной стороны, это несколько “разгружает” лексему пол, с другой, как уже говорилось, создает сложности при переводе иноязычной литературы на русский язык и при использовании термина сексуальность, который в западной научной традиции связан не только и не столько с репродуктивной функцией человека и коитальным контактом, а в русском переводе приобретает именно такой оттенок.

Учитывая, однако, что термин является для российских общественных наук новым, следует ожидать научной полемики по вопросам его употребления. В этой связи можно указать на работу С. Ушакина (1999б), в которой автор высказывается против применения понятий, “не имеющих адекватных символических форм в русском языке”(С.83), и предлагает следующую терминологию: “пол” в русском научном дискурсе может выражать взаимосвязь между биологическими параметрами личности и социально обусловленными способами личной репрезентации, для чего предлагается разграничивать биологический пол и социальный пол. Автор предлагает также пользоваться понятием половая идентичность, под которой понимается моделирование личностью своего поведения в соответствии (или несоответствии) с социально обусловленным каноном для лиц разного пола. Такой подход, как нам кажется, представляет собой попытку соединить теорию социального конструктивизма и теорию интеракционизма, а также в большей степени опираться на выразительные возможности родного языка. И все же термин “гендер” не может быть отброшен, так как он оправдал себя прежде всего с концептуальной точки зрения, наиболее наглядно демонстрируя культурную, а не природную доминанту моделирования пола. Вместе с тем наши наблюдения показывают, что в научной литературе на русском языке чаще применяется не сам термин гендер, а его дериваты: гендерные исследования, гендерные аспекты, гендерные отношения, гендеристы, гендерология. Слово же пол во многих случаях позволяет из контекста понять, в каких случаях речь идет о биологических, а в каких - о культурно обусловленных его аспектах. Можно предположить, что в дальнейшем в трудах на русском языке будут использоваться оба термина, русский и заимствованный.

Обращает на себя внимание также то, что в философии гендера наблюдается все большая детализация объема этого понятия. Так, предлагается различать до семи критериев и уровней формирования пола (от гаметного до собственно социального; см. Кочкина, 1999, с.5). Вопрос о том, в какой степени столь дробное деление может иметь значение в лингвистической гендерологии, остается открытым. На наш взгляд, подобное разграничение - во всяком случае,- на современном этапе -  пока не может быть востребовано лингвистикой. Скорее, это перспектива междисциплинарного подхода. Для языкознания более существенным общетеоретическим постулатом является все же культурная обусловленность пола и его манифестация в языке и коммуникации.

Учитывая, что гендерные отношения пронизывают большинство сфер человеческой деятельности, изучение гендера - гендерология, - безусловно, должно носить междисциплинарный характер (См. Халеева, 1999). Вместе с тем языкознание располагает широким набором методов и методик, позволяющих изучать проявления гендера в языке и речи. Поэтому можно говорить о консолидации усилий лингвистов и формировании отдельного направления - лингвистической гендерологии, в котором наряду с использованием данных других наук находит применение и собственно лингвистическая компетенция.

В монографии мы пользуемся преимущественно понятиями гендер, социальный пол и пол, рассматривая их в рамках своей работы как синонимы и разделяя точку зрения М. Фуко: даже чисто биологические процессы в дискурсивных практиках приобретают социальную и культурную значимость, что и определяет их фиксацию в языке, который сам является социокультурным феноменом. В пользу такого подхода говорят и наблюдения этнографов и антропологов: даже, казалось бы, сугубо биологические явления, как “коитус или роды, осуществляются у человека разными приемами, в которых имеются определенные, и очень существенные, этнические различия” (Арутюнов, цит. по Байбурин,  1985, с.11). Язык запечатлевает как раз культурные различия и разную концептуализацию одних и тех же явлений (Ср.: Добровольский, 1997). Пол и его проявления не просто “регистрируются” языком, но приобретают аксиологичность, оцениваются с точки зрения наивной картины мира. Поэтому язык рассматривает пол, как нам представляется, именно под углом общественной значимости этой категории, что и делает правомерным применение понятия гендер ко всем явлениям языка, касающимся проблемы пола. Задача, следовательно, состоит в том, чтобы выявить, какими средствами, в каких семантических областях, с какой оценкой и в каких случаях пол фиксируется в языке. Не менее важно проследить, в равной ли степени пол релевантен для разных языков.

Существенно также заметить, что понятие “гендер” не является лингвистической категорией (разумеется, мы не рассматриваем здесь принятое в английском языке обозначение категории рода - gender, а лишь только “социальный пол”; кроме того существует весьма радикальное  мнение, что вопросы референции ряда существительных со значением лица могут быть рассмотрены в гендерном аспекте только при допущении того, что биологический пол должен в этом случае считаться не экстралингвистической, а семантической категорией, то есть рассматриваться как интралингвистический феномен (См. Weiss, 1991, P. 449).

Тем не менее как язык, так и речь могут быть проанализированы с точки зрения отражения в них гендерных отношений. Наиболее распространенным является понимание гендера как фактора изучения социолингвистических и прагматических проблем. Однако это не единственные области языкознания, где манифестируется концепт пола. Исследование  лексикона и грамматики, ряда вопросов теории референции, лингводидактики и лингвокультурологии, истории языка, психолингвистики в гендерном аспекте позволяет получить релевантные для языкознания данные (см. об этом Халеева, 1998, Кирилина, 1998б, 1999а; Горошко, Кирилина, 1999). Как показано в рассмотренных выше трудах И. Гоффмана и М. Фуко, семиотика и конвенциональность гендера могут быть исследованы с позиции анализа дискурса и культурной специфики общества, что предполагает широкие использование  возможностей лингвистики в плане изучения социального пола и его манифестации в языке.

Далее, необходимо учитывать, что методологические основы ГИ и их философское осмысление зависят от исторических факторов развития как самих лингвистических знаний, так и общенаучной модели человека. Существенную роль играет в рассмотрении и интерпретации фактов концептуальная позиция исследователя, а часто и  его идеологические установки.

В следующем разделе рассматриваются  современная философская база ГИ с позиции актуальных тенденций развития лингвистики, а также основные направления ГИ в связи с концептуальными установками отдельных гендерологических школ. Вопросы ГИ обсуждаются здесь с позиции их применения в лингвистике.