О ЯЗЫЧЕСКИХ КАМНЯХ

К оглавлению
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 

СИНИЙ КАМЕНЬ из Клещина.

«Бысть во граде Переславле камень за Борисом и Глебом в боераку, в нем же вселися демон мести, творя и привлачая к себе ис Переславля людей: мужей и жен и детей их... И они слушаху его и к нему стекахуся из году в год и творяху ему почесть». Дьякон «повеле его вринути в яму... И демон сопротивяся другу его дьякону и наводя на него от иереев и от христиан и от роду его ненависть и посмех и всякие неподобные речи и клевету... и избытки и немощи и всякие скорби». (Житие преподобного Иринарха. XVII в.)

СИНЯЯ БАБА. — В Ярославском Поволжье в Берендеевом болоте находится камень, называемый местными жителями Синей Бабой. «Деревенские бабы, чтобы не заблудиться, когда собирают клюкву в Берендеевом болоте, кладут перед камнем ягоды и, выворотивши наизнанку платье, задом уходят от него; бывают будто бы приношения и по другим поводам, так что временами можно находить там кроме ягод и хлеб» (Смирнов М.И. Старые боги. Доклады ПЕЗНАПРОБ. 1919. № 4. С. 8).

ПЕТУШИНЫЙ КАМЕНЬ — в Угличе близ церкви Николая Чудотворца-на-Петухове. Петуший камень размером 8×4 аршин. На нём были видны два птичьих следа. По преданиям, на камне в полночь появлялся петух, который своим пением предвещал какое-либо несчастье. Так, его слышали накануне гибели царевича Дмитрия; перед ссылкой угличан в Сибирь; перед нашествием поляков.

КУВАЛДИН КАМЕНЬ — второй языческий камень в Угличе на берегу Волги в Иерусалимской слободе. О нём говорили, что в лунную ночь во время летних купаний там появлялись поющие русалки или одиноко стоящая старая дева, расчёсывающая себе волосы. Здесь часто происходили несчастные случаи (Дубов И.В. Язычество восточных славян).

ХРИСТИАНСКИЕ  ПИСАТЕЛИ  О  ЯЗЫЧНИКАХ

«Язычникам и иноверцам будет в этой жизни забота от Бога, а в будущей жизни — и от других доброжелателей» (ФЕОДОСИИ ПЕЧЕРСКИЙ).

«СЕРАПИОНА ВЛАДИМИРСКОГО книга "О маловерии"»:

«Печаль глубокую ношу я в сердце своём о вас, дети мои! Никак не измените вы дурных своих привычек, всё богомерзкое творите вы на погибель души своей.

Правду отринули, любви не имеете, зависть и лесть процветает в вас...

Лучше же, братья, отойдём от дурного, оставим все злодеяния: разбой, грабежи, пьянство, прелюбодейство, скупость, лихоимство, обиды, воровство, лжесвидетельство, гнев, ярость, злопамятство, ложь, клевету, ростовщичество.

...Почему о безумии своём не скорбите? Даже язычники, Закона Божьего не ведая, не убивают единоверцев своих, не грабят, не обвиняют напрасно, не клевещут, не крадут, не зарятся на чужое; никакой язычник не предаст своего брата, а если кого постигнет беда, то искупят его и в нужде его помогут ему, и найденное на торгу всем покажут.

Мы же считаем себя православными, крещены во имя божье и заповеди его слышали, но всегда неправды исполнены, и зависти, и немилосердия. Братьев своих грабим, неверным их продаём; если бы могли, доносами, завистью свели бы друг друга...»

Сами христианине свидетельствуют о том, что язычники — люди прекрасные, а в христиане шли лишь отребья общества (другого из этих слов вывести невозможно!!!)

О кротости христианской свидетельствует «Слово некоего христолюбца, ревнителя правой веры»: «Как Илья Фезвитянин принёс в жертву иереев и жрецов идольских числом 300 и сказал: «Ревностно позаботился я о Господе Вседержителе!»...

Христиане обвиняют язычников, что те приносили по жребию ежегодно в жертву богу 1 человека. Илья за один день убил столько, сколько хватило бы для принесения в жертву в течение нескольких столетий. Убить 1 — это преступление, убить 300 — дело, достойное христианского бога.

СОЛОВЬЁВ С.М. («Сочинения». Т. XXI. М., 1993. С. 199) сообщает, что потомки Пургасовой Руси в 1743 году напали на нижегородского епископа Димитрия в селе Capлеях Терюшевской волости и что нижегородский архиерей Димитрий (Сеченов) велел разобрать языческое кладбище, находившееся подле церкви. За это люди собрались и напали на архиерея, который едва отсиделся в погребе у священника. Димитрий, донося об этом, писал, что бунтовщики — старые русские идолопоклонники, по-мордовски говорить не умеют, а говорят на ярославском наречии. Премьер-майор Юнгер с командою отправлен навести порядок. Но толпа встретила его с луками, рогатинами и огнестрельным оружием в числе 1000 человек. Начался бой. Убито 35, живых взято 136, в том числе раненых 31, а в команде ранено 5 человек.

Головой у них был Несмеянко Кривой, который за то, что снял с себя крест, расколол икону, отступив от христианства, приговорён к сожжению. Было постановлено тех иноверцев, которые, совершив преступление, принимали христианство, выпускать, считая искупившими грехи.